«Фонтанами счастья – врасплеск…»

Элеонора ТАТАРИНЦЕВА | Голоса провинции

Татаринцева

***

Фонтанами счастья – врасплеск,
Никак не взрослея с годами,
По жизни нести свое знамя
Святое: из ветра и грез.
По шороху листьев и волн,
По краешку солнечных линий,
Приняв и причастие ливней,
И крики усталых ворон…
Что может быть лучше дорог,
Которые вечно не правы?
Но к ним прикасаются травы,
И время клубится у ног.
Каких еще знаков искать?
По праву надежды и веры
Фонтанами счастья без меры
По жизни себя раскидать…

***
Мне дано называться русской,
Но к истокам путь перекрыт:
Из непомнящих…

Мертвым грузом

Память предков под спудом лежит.
Лишь созвучья остались в генах,
Резонируя вдоль времен:
Ритмы Греции – несомненно
Это предок мне шлет поклон.
Не ответит никто, хоть тресни,
Почему, словно вдоль ручья,
Украинской ласковой песней
Уплывает печаль моя.
Окликает, знать не случайно,
Звуковой мой водоворот –
Вдруг еврейской мелодии тайна
В душу, как на престол взойдет.
И бегут узнаванья токи
Вдоль по жилам – цыганский пляс!
Но Россия, твои истоки
Это накрепко в каждом из нас.
У дорог есть закон сложений
Самых разных имен и встреч.
Чьих неназванных продолжений
Мне дано приметы беречь?
Страны, правила и границы,
Разделяющие людей,
Согласились помочь родиться
Тем, кто стали судьбой моей.
И Россия открытым сердцем
Принимала, давала кров,
Каждый мог у тебя согреться
С благодарность за любовь.
Разным говором, цветом кожи,
Начертаньем своих имен
Как мы красочно непохожи!
Как созвучны в ряду времен!
И не ты ли старалась пестовать,
И была в том сильнее всех,
Что сплелись и корнями, и песнями
Армянин,

и казах,

и грек…

Уживались спокойно, мудрые,
И была ты для всех одна…

Разбрелись.

Вавилонской смутою

Заболела моя страна.
Каждый день теперь

болью выжженный,

Каждый тщится себя назвать.

Кто из этих, названных, выживет?
Как нас будут потом называть?

***

Под шепот недосмотренного сна
(хрустят его хрустальные осколки…)
В окне рассветном зацветет весна,
Слезой росы прольется втихомолку.
Печальное смирение минут
На протяженность лет наложит тени.
Так хочется еще остаться тут,
На годы, на недели, на мгновенья…
Я знаю, что на поезд не успеть,
Чтоб в радостные дали устремиться –
Кому-то упоенно песни петь,
Кому-то исполненьем насладиться…
Упал необратимой жизни след
На радости мои и на дороги,
А, говорят, – в конце тоннеля – свет?
Но это открывается немногим.
В реальной жизни доверять лучу,
Он высветит, что свято, а что – страшно!
Подсказки эти различать учусь,
Чтоб каждый день был прожит не напрасно.
Но все ж оно открыто для добра –
Мое неуспокоенное сердце,
И высится манящих дел гора,
И есть еще в пути единоверцы.
Мой повседневный груз – уже не груз,
А праздник проживаемого мига.
Смиренью перед прошлым я учусь,
Чтоб будущее не промчалось мимо…
Смеркается… Судьбе положен срок
По звездам обозначить расстоянье
До вечности, где выучен урок,
Где новый путь и новое сиянье!

***

Пробую на вкус слова,
Пробую на цвет и запах.
И кружится голова…
День приходит в мягких лапах
Облаков. Струится свет
Белоснежности привета –
Пробую слова на цвет,
Доверяя им при этом.
Этот промысел не нов –
Всласть ловить цветные тени,
Аромат пьянящих слов
Будущих стихотворений…

***

У осени моей коричневая масть,
В повадках и доверчивость, и нега.
Такая власть,

что хочется упасть

И всласть дышать землей, травой и небом.
А в дымке влажно побуревших крон
Загадана и нежность, и тревога.
Такая синь стеклась со всех сторон
На край небес, спадающий к дороге!
А той призванье – вслед печалиться и ждать,
Бездомной, вечно тосковать о доме
И смысл хранить чьего-нибудь следа,
Слегка припорошенного соломой.
У осени мятежная душа,
Ветров нетерпеливые олени:
По проводам, по гривам камыша
Бегут, бегут, до ломоты в коленях,
До стона в искореженном стволе
Больной ветлы безлиственной и черной.
Уходит осень, сразу постарев,
Лохмотья туч повиснут обреченно,
И всех тонов коричневый разгул
Перечеркнет надменность серой стужи –
Седой камыш в низовьях утонул,
И ветру бег ветвей уже не нужен.

***

Куполов золотое парение
Над дремотой поверженных крыш.
Вдохновению над успокоением
Устремляться не запретишь!
Этот город…
В каких измерениях
Возрожденная пластика стен?
Удивление? Нет – потрясение!
И беззвучной мелодии плен.
У старинных, полуразрушенных,
Отстрадавших свой возраст домов,
Обнажаются добрые души
И взмывают на свет куполов.
И окликнув Творца на подмогу,
Сквозь бетонную серость оков,
Осиянная Астрахань с Богом,
Вглубь веков, вдаль веков, в суть веков!

Что остается

День пережитый, сегодняшний – мимо…
Завтра другой утвердится под солнцем.
Дни и века пролетают над миром,
Что остается?

Детям, рожденным на этой планете,
Мало кому уцелеть удается.
Рушатся идолы прошлых столетий,
Что остается?

Волны агрессий похожи на одурь,
Кровь бесконечная жертвенно льется,
В перерождении стран и народов
Что остается?

Скорбные идолы острова Пасхи
Тайны далеких времен сохраняют,
В мире сегодняшнем новые краски –
Все полиняют…

Выцветет и обесценится время,
Миру живых обольщаться не стоит!
Все убивает безродное племя
Тех, кто не строит…

Древней Пальмиры разрушены храмы,
Рваные раны земли остывают,
Пепел пожарищ не ведает сраму,
Память растает?

Век созидателей, кажется, минул –
Строим поспешного дня на потребу.
Логики, разума, памяти – мимо:
Все это – в небыль?

Об авторе:

Элеонора Татаринцева, коренная астраханка, родилась в 1947 году. Почти всю свою жизнь проживает в Астрахани. Профессия техническая, инженер связи. Работала, начиная с 17 лет на междугородней телефонной станции, потом на железной дороге, а с 1982 года на астраханском газоконденсатном комплексе. Двое детей, сын Вадим и дочь Наталья. Впервые публиковаться начала еще в школьные годы в газетах «Комсомолец Каспия», «Волга». В дальнейшем продолжила журналистскую деятельность в качестве внештатного корреспондента в разных астраханских газетах. В течение нескольких лет сотрудничала с ГТРК «Лотос», как сценарист и ведущий игровых программ.

Серьезно начала заниматься литературным творчеством с 1976 года, когда в Астраханьприехала Н.А. Мордовина и возглавила литературную студию «Моряна». В разные годы участвовала в литературных семинарах в Астрахани, Волгограде, Пензе, Москве. В активе астраханской писательской организации выступала на предприятиях города и области. После ухода из жизни учителя и друга, Нинели Александровны Мордовиной, вместе с А. Беляниным являлась инициатором организации литературной премии Н. Мордовиной, которая просуществовала десять лет. Вела литературную студию «Образы» при Астраханьгазпроме. В настоящее время издано четыре сборника поэзии и два – прозы. Участвовала более чем в десяти коллективных сборниках. Член Союза российских писателей с 2015 года. В составе литературно-музыкального содружества «Ковчег», созданного по инициативе астраханских поэтов и бардов на общественных началах, является организатором концертной деятельности на разных площадках города.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat