Философская притча о времени и пространстве

Максим ЗАМШЕВ | Литературная критика

Замшев

О романе Наталии Янкович «Воин духа»

Дорогой читатель!

Перед тобой книга не только невероятно увлекательная, но и по-настоящему авторская. Кто-то скажет: а какая книга не авторская? Увы, в последние годы на прилавках наших книжных магазинов появляются тома и томики, где автора и в лупу не разглядишь. То какие-то слабые подражания, то просто абсолютная безликость. Здесь же за каждым словом стоит его величество автор, и его королевская поступь заставляет следить за своими изгибами и поворотами пристально и заинтересованно.

Наталия Янкович открывает нам целый мир. В этом мире с первых страниц ошеломительно здорово. Не спешите после первой части, где описывается сцена явно фантастическая, безоговорочно причислять роман к жанру фантастики… Он многослоен, и стилистически и сюжетно, и каждый слой выполнен не только с хорошим вкусом и ощущением цельности, но и подходит один к другому идеально стык в стык, как фрагменты гигантского романного пазла.

После загадочной первой главы начинается повествование о современности, где поначалу главными действующими лицами являются две сестры Лёка (Александра) и Зоя, причём Лёка обладает некими сверхъестественными способностями, назовём их экстрасенсорными. Янкович очень удачно развивает сюжет, сразу показывая характер героинь и окружающих их персонажей, встраивает всех действующих лиц в сюжет непринуждённо и естественно. Через какое-то время становится ясно, что в романе, в частности в том, как развивается действие, есть что-то от хорошего сериала: каждая сцена вытекает из другой, цепляется за следующую, сплетая восхитительное ожерелье виртуозной интриги.

В описании жизни двух девушек, где Лёка вполне логично быстро выходит на первый план, автор демонстрирует умение показывать художественную действительность с разных ракурсов. Первый ракурс – это выверенное течение событий, соотнесение поведения героев и ситуаций, в которые они попадают. Янкович удаётся придать всем нужную степень мотивации, нигде не сфальшивить и не попытаться искусственно подстроить поведение героя под уже задуманную горизонтальную линию развития. И способности Лёки влиять на время и пространство не выглядят в данном контексте чем-то вычурным, придуманным… Всё, что с ней происходит, могло бы произойти и с кем-то другим, но происходит именно с ней. Здесь уже налицо факторы, свойственные реализму. И Янкович сознательно включается в эту жанровую полифонию. В этом, как я уже упоминал выше, один из фундаментальных принципов построения романа «Воин духа».

Второй ракурс определяется осознанным стремлением избежать любой схематичности в характерах, исключить даже минимальную условность и типологизацию в образной системе Главная героиня – положительная, но без утомительного привкуса дидактики и назидательности. В её поступках есть и известная женственность, когда чувство выше разума, есть прямая воля, определяемая жаждой справедливости, есть игривая задиристость в использовании своих сверхвозможностей, есть тайная сновидческая связь с другим измерением, тем измерением, где живут властители всех галактик, повелители энергии пространства и времени… Из вкрапленных сцен, происходящих в этом измерении, мы понимаем, что на Лёку обратили внимание… Не буду в предисловии выкладывать все фабульные повороты, но отмечу, что это придаёт повествованию, особенно в первой части, известную загадочность, создаёт ещё один ракурс, высвечивает сюжетные события под другим углом… И ещё, развивая данную мысль, необходимо подчеркнуть, что вся история в достаточной мере снабжена социальными парадигмами, современное общество описано хлёстко, со знанием дела, а порой и беспощадно.

Образ Лёки развивается перед нами динамично, что называется, по нарастающей. Янкович удаётся совместить постепенное осознание Лёкой своих редких и нечеловеческих способностей и с человеческим развитием её личностных качеств в момент чрезвычайно сложных, почти пиковых жизненных ситуаций… Оценивая окружающий мир, Лёка не впадает в крайности, даже имея мистическую возможность предвидеть многое из того, что для обычных людей остаётся окутанным туманом неведения. И это ещё один плюс автору. Наделяя нечеловеческим героиню, он главным в ней всё равно оставляет человеческое. Именно человеческое скрепляет личность… Именно наличие человеческого определяет сверхчеловека как позитивную субстанцию, лишает его злодейства, подвигает к противостоянию со злом… Из этой диалогеммы человеческого и нечеловеческого выстраивается философская составляющая произведения… И эта философия сколь очевидна, столь и сложна… Первый её постулат в том, что, несмотря на огромное количество жизненных сложностей, в человеке сконцентрировано намного больше сил, чем он сам за собой знает. И эти силы лежат не в области физиологии, а в Духе, в его непрекращающемся самообновлении и в вечной его высоте… Второй постулат сложнее. Я бы охарактеризовал его как признание гибкости и изменчивости человеческой натуры как позитивной данности… Очень часто положительные герои получаются у иных авторов чересчур ходульными, залакированными, постоянно пытающимися подчинять свои чувства жёстким принципам «хорошести». Янкович пытается показать женщину, для которой наличие страстности важнее, чем контроль за ней. Ей кажется честнее показать моменты, когда героиня не может противостоять своим страстным порывам, чем оставить эти сцены за кадром, тем самым лишая текст живости и необходимого натурализма… Любовные сцены в романе выписаны весьма подробно, с эротическим словарём, но без перехода граней вкуса и текстовой целостности…

К философии мы ещё вернёмся… Несколько слов требуется о стиле романа… Синтаксически роман выдержан так, чтобы читателю ничего не мешало следить за развитием фабульных сгустков, за их разрешением и напряжением. Отрадно отметить, что нет ни одного предложения «ради красного словца», ни одной фразы ради собственно красивости, всё слито в один корпус, всё гармонично и складно. Но при этом гармония не застывшая, текст живой, и живость достигается не только за счёт насыщенности эмоций, но и из-за плотности стилистических токов. Ярким примером тому служит сцена в казино. Снова воздержусь от того, чтобы обнажить все сюжетные пружины, но скажу, что ощущение нарастающего азарта выписано весьма зримо и натурально…

Одной из отличительных черт романа Наталии Янкович «Воин духа» является его длинное и ровное дыхание… Автор умеет выдержать паузу столько, сколько нужно. Не теряет ни одного персонажа и каждое новое действующее лицо вводит в строго определённый и очень уместный момент… Так, Янкович не спешит с развёртыванием собственно фэнтезийной интриги… Событий на так называемой Станции до поры до времени почти не происходит… Только на грани первой трети книги мы погружаемся в мир иной, управляющей Галактикой расы уже достаточно глубоко… С этого места роман обретает ещё большую контрапунктность. События на земле и на Станции чередуются, а сюжетная интрига всё туже закручивается… В описании Станции и существующих на ней представителей высшей расы Янкович удаётся соблюсти все классические каноны фантастического жанра. Звуковое очарование имён вкупе со взглядом на Галактику с неземной точки по-своему очаровывают и затягивают так ощутимо, что с каждой страницей хочется, чтобы автор возвращал нас на Станцию как можно чаще…

«– Общие данные вы все прекрасно знаете, поэтому начну с последних базовых лет. Долгое время дикая и однонаправленная раса никак себя не проявляла. Её узковоинственные интересы были направлены исключительно вовнутрь. Непрерывно создавая все новые виды оружия, они применяли их к себе самим. И все это не выходило за рамки Равновесия и причинно-следственных связей, как говорится, «что взрастил, то и покосил». Но к власти пришел новый правитель Шиар земли Бракти и подарил идею другим землям и их правителям – объединиться и направить свои действия на соседние, более слабые планеты. Это предложение было горячо поддержано остальными на фоне того, что их мир стал испытывать серьезные проблемы, связанные с генофондом всей расы. Бесконечные войны и применение всех возможных типов оружия, начиная от химического и заканчивая ядерным, – безвозвратно подорвали основы биологического вида».

В этом куске заметно, как через речевые особенности Янкович показывает нам типичного представителя Станции. За каждым словосочетанием стоит образ говорящего… А чтобы создать такой эффект, требуется и опыт, и литературное мастерство… И тем, и другим Янкович, бесспорно, обладает…

Я обещал вернуться к философии? Пора сдержать обещание… Но здесь придётся вспомнить ещё и о начале моего предисловия. Помните, я сказал, что эта книга очень авторская… Так вот… Её эксклюзивность ещё и в том, что автор не только придаёт всему философский смысл, но и показывает себя человеком способным не только ставить животрепещущие волнующие всех вопросы, но и отвечать на них…

Дочитав роман до конца, понимаешь, что категории времени и пространства, как материал для обретения сверхчеловеческих способностей, выбраны не случайно. Ведь именно время и неподвластно человеку, а пространство во всех его измерениях непознаваемо… Человечество многие века мучается от желания обрести власть над временем и познать все измерения пространства… Будет ли счастлив тот, кто обретёт такие возможности? Нуждается ли человеческий род в том, чтобы нарушить линейность своего существования и открыться для другого, неведомого мира, о существовании которого может только догадываться? И каково собственно предназначение человека? Познать себя или других? Бороться с внешним злом или со злом внутри себя? Не возьму на себя смелость утверждать, что Янкович даёт окончательные ответы на все эти вопросы… Но она вынуждает нас искать ответы на них и размышлять над тем, что она хотела бы от нас услышать…

Об авторе:

Максим Замшев, поэт, главный редактор журнала «Российский колокол», Первый секретарь Московской городской организации Союза писателей России, член Союза журналистов России.

Родился в Москве в 1972 году. После окончания средней школы служил в рядах Вооруженных сил СССР. Затем окончил музыкальное училище им. Гнесиных (1995) с красным дипломом и Литературный институт им. А.М. Горького (2001).

В 1999 году вышла первая книга его стихотворений «Ностальгия по настоящему», уже в 2001 году выходит вторая книга – «Стихотворения», а спустя еще два года – книга «Время на ладони».

Стихи Максима Замшева публиковались в журналах «Москва», «Молодая гвардия», «Московский вестник», «Юность», «Поэзия», «Воин России», «Немига Литературная», в газетах «Завтра», «День литературы», «Московский комсомолец», «Московский литератор», «Литературная Россия», в альманахах «Родник», «Академия поэзии», «День поэзии» и в других тиражных изданиях.

Много выступает как публицист и литературный критик, а также как переводчик с румынского и сербского языков. В 2001 году в издательстве «Русский двор» вышла книга румынской поэтессы Каролины Илики в переводах Максима Замшева.

Стихи Замшева переведены на французский, сербский и болгарский языки.

Максим Замшев – автор рассказов и романа «Аллегро плюс». Рассказы печатались в газете «Московский литератор», в журналах «Московский Парнас» и «Антенна» (г. Лейпциг).

В 2002 году стал членом-корреспондентом Петровской академии наук и искусств.

Награжден медалями «Защитник Отечества», «За просветительство и благотворительность», Медалью Суворова, дипломами «Золотое перо Московии 1-й степени», дипломом им. Станиславского и дипломом «За выдающийся вклад в пропаганду русской словесности».

Лауреат литературных премий им. Николая Рубцова, им. Николая Гумилева, им. Дм. Кедрина, им. Александра Грибоедова.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email: