На океанском берегу

Павел ГУБИН | Накануне

На океанском берегу
Я в пальмовой тени сижу
И наслаждаюсь живописнейшим пейзажем.

Нарадоваться не могу,
Когда прищурившись гляжу,
Как пеликаний клин летит над пляжем.

Гляжу, как движутся слегка
Из перламутра облака
И проплывают стайками над миром.

Как чайки быстрые снуют…
А океана изумруд
Вдали от берега сменяется сапфиром.

Ручей

Искрясь от солнечных лучей,
По гальке пёстрой и волнистой
Сквозь тёмный лес течёт ручей,
Журча своей водой игристой.
Глядят деревья сквозь листву,
В нём преломляя свои тени;
Он поит волка и лису,
Пьют воду из него олени…

А если путник стороной
Пройдёт возле него однажды,
То непременно над водой
Склонится, утоляя жажду.
Напившись, в флягу наберёт
Студёной ключевой водицы
И вслед за тем произнесёт:
– Авось в дороге пригодится!

Розы

Резвились у пруда стрекозы,
Журчала быстрая вода,
А в парке распускались розы –
Как никогда!

Они своей красой манили,
Их аромат пленил меня;
В шипах колючих ветви были
Как их броня.

Хотел я их сорвать попутно,
Но укололся о цветы.
Вот так нежна и недоступна
Была и ты.

Бабочка

Был жаркий летний день без ветра и прохлады,
А небеса без туч – ясны как бирюза…
И лишь бросали тень лианы винограда,
И солнца луч слепил мои глаза.

И вдруг заметил я, как бабочка, порхая,
Кружила над протянутой лозой;
На лист резной садилась, отдыхая,
И вновь взлетала ввысь передо мной.

Она собой напомнила мне детство:
О городе, где я когда-то жил,
О тех садах фруктовых по соседству,
В которых таких бабочек ловил.

Ночной пейзаж

Соседский дом в покрове ночи
Мной созерцаем из окна…
Пейзаж обыденный, а впрочем,
На небе полная луна –
За дымкой облаков она…
Светил на небе больше нет.
Стою один. Погашен свет.
И жду обещанный рассвет.

Мотылёк

На стол печально свечка тает,
Над ней летает мотылёк…
Бедняге, видно, невдомёк,
Что он сейчас с огнём играет.

Морская черепаха

Из-под панциря едва
Видна с клювом голова.
Трудно мне от восхищенья
Подбирать к стиху слова.
Грациозны её взмахи
В бирюзовой толще вод –
Восхищаюсь черепахой,
Видя, как она плывёт.

Дельфины

Стоим мы на палубе с дочкой и сыном,
На синюю воду глядим сверху вниз…
Вдруг выкрикнул сын:
– Посмотрите: дельфины!
Вон там их блестящие тёмные спины!
– Неужто дельфины? Вот это сюрприз!

Бегемот

Не идеален бегемот:
Огромный рот, большой живот
Средь мутных вод скрывается.
Хоть он и в Африке живёт,
Похоже, робкий бегемот
Коротких ног стесняется.

Красный адмирал

(Vanessa atalanta)

Гулял я как-то по лужайке,
Мой взгляд привлёк один парнишка:
Он был в коротеньких штанишках,
Сандаликах и белой майке.

Казался славным мужичком
(Такие нравятся поэтам),
А на лугу ловил он этом
Цветастых бабочек сачком.

Они порхали повсеместно,
Садясь на яркие цветы;
В их разноцветии прелестном
Виднелись тонкие черты.

И мне казалось, этот мальчик
От восхищенья замирал,
Когда на жёлтый одуванчик
Садился красный адмирал.

Он был настолько увлечённый
Происходящим впереди,
Что сердце билось учащённо
В его восторженной груди.

К себе притягивая взоры,
Тот адмирал, не улетая,
Скрывал застенчиво узоры,
Вверх крылья парусом вздымая.

И, словно глянцевый журнал,
Распахиваясь без усилий,
В деталях разглядеть давал
Картины внутренних сокрылий:

На чёрном бархате резном
В созвездьях белых небосвод.
Под ним алеющим пятном
Светился заревом восход.

Такой картиной любоваться
Я продолжал бы без конца,
Но мальчик не желал сдаваться
Перед шедеврами Творца.

Ведь бабочка его манила
К себе горящим маячком…
И вот, гляжу, её накрыл он
Своим протянутым сачком.

Подобно рыбе на крючке,
Которую рыбак поймал,
Затрепетал в его сачке
Под марлей красный адмирал.

Одним движением парнишка
Оттуда бабочку извлёк
И спрятал пленницу под крышку,
В свой специальный коробок.

И тут я подошёл поближе:
– Им от тебя не улететь!
Ты ловкий малый, сразу вижу.
Позволь трофей твой разглядеть.

– В моей коллекции их много! –
Хвастнул он, как бы для начала. –
Жука имею носорога…
Но вот такого адмирала
До сей поры в ней не хватало.

Взяв в руки ценный коробок,
В котором бился мотылёк,
Похлопал парня по плечу:
– Послушай, что сказать хочу… –

Затем, сачок беря за палку,
Спросил ловца: – Тебе не жалко?
Не жаль такую красоту
Сажать в коробок пустоту,
Прикалывать её булавкой?

Что, если каждый паренёк
Вот так же точно, как и ты,
С пяток их словит за денёк?
Кто будет опылять цветы?

Кто будет радовать наш глаз
Своим порханием радушным?
Неужто вы столь равнодушны,
Что совесть не тревожит вас?

Со мной парнишка согласился,
Направил взгляд куда-то вбок,
За свой поступок извинился
И тотчас отпер коробок.

В нём, видно, совесть заиграла:
– Вы правы! Лучше отпустить!
Не стоит ведь ради забавы
Такую красоту губить.

Он посмотрел на адмирала,
Как тот на край коробки сел…
– Ну что ж, лети! – ему сказал он,
И адмирал наш улетел.

Изабелла

Помню с детства, как лето надело
На балконы ажурный наряд,
Протянул дед к себе изабеллу –
Ароматный на вкус виноград.

Грозди спелые синего цвета
Он с лозы острой бритвой срезал.
Дед вино с изабеллы той делал
И гостей своих им угощал.

Трели птиц на балконе я слушал:
В виноградной тени отдыхал,
Ароматные грозди немытыми кушал
И назойливых ос отгонял.

С той поры много лет пролетело,
Но вкус детства мне трудно забыть.
Как-то тесть раздобыл изабеллу,
Чтоб у дома лозу посадить.

Разрослась та лоза по забору,
Предстоит виноград собирать;
Все хотят поучаствовать в сборе,
Нет нужды, чтобы жребий бросать.

Урожай удался: то что надо!
Не дадим ему зря пропадать –
Из отборных плодов винограда
Будем гостям вино подавать!

Я бы дом перенёс на скалистый утёс…

Я б наш дом перенёс на природу
И, забравшись как можно повыше,
Наслаждался б в сырую погоду
Тем, как дождь барабанит по крыше.

Наблюдал бы, как стройные ели
К нам ветвями стучатся в окошко…
Где слились в один звук птичьи трели,
Бродит рысь, как пушистая кошка…

Я бы дом перенёс на скалистый утёс,
Там, где ласточки вьют свои гнёзда;
Где средь пышных кустов ароматнейших роз
Нет спасения днём от назойливых ос,
А в ночи взоры тянутся к звёздам…

У подножья шумит океанский прибой,
Разбиваясь о скальные глыбы.
Там сидели бы мы, наслаждаясь с тобой
Тем, как чайки, летая над бурной водой,
Вниз ныряют в поисках рыбы.

Но пока это место – лишь только мечта,
Нам с тобой недоступна её красота.

Букет алых роз

За окошком зима – чудеса, да и только!
С неба светит луна апельсиновой долькой,
Звёзды сверху глядят, словно яркие глазки,
И как будто хотят рассказать свою сказку…
Лунный свет озаряет хрустальные ветки,
Серебристые блёстки снегов;
Веет дым из трубы мастерицы-соседки
Сладкой сдобой её пирогов.

Ну а я, наслаждаясь вечерней прогулкой
По хрустящему насту снегов,
Возвращаясь, шагаю по улице гулкой,
Оставляя следы башмаков.
Не могу передать своего наслаждения,
Ведь в трескучий январский мороз
Я жене умудрился достать в день рождения
Ароматный букет алых роз!

Моя королева

Есть женщины, которых хочешь видеть,
Есть те, с которыми приятно быть.
Я выбрал себе в жёны королеву,
Которую готов всю жизнь любить.

С ней нет нужды ходить налево,
Она свою оправдывает роль.
Свою жену я называю королева,
Поскольку с королевой я король!

Я хотел бы твоим быть…

Я твоим бы занялся портретом,
Чтоб от времени лик твой спасать.
Я хотел бы твоим стать поэтом,
Чтоб стихами тебя описать.

Я бы мог стать твоим телефоном,
О любви в твои уши шептать,
Рано утром будить тебя звоном,
Намекая, что надо вставать.

Твои пухлые губки – награда!
Я б готов в косметичке лежать
И твоей быть любимой помадой,
Чтоб всё время тебя целовать.

Я готов постоять на коленях,
Чтобы ноги твои обнимать,
И стелиться ковром на ступенях,
Чтоб ступни твои нежно ласкать.

Пеньюаром бы стать шаловливым,
Чтоб всё время тебя обнимать!
Я, наверно, родился счастливым,
Раз сумел своё счастье поймать!

Мы всю ночь у пруда просидели…

Мы с тобой свесив ноги сидели,
Наслаждаясь ночной тишиной…
С восхищеньем на звёзды глядели,
Что белели над тёмной водой.

Месяц лунный в воде отражался,
Искажаясь в широкой улыбке,
Где-то шумный сверчок заливался,
Упражняясь на маленькой скрипке.

В водоёме рыбка плескалась,
Окружив пузырьками себя…
Подсказать мне как будто пыталась
Одарить нежным взглядом тебя.

Рядом с нами плакучая ива,
Свои косы к воде распустив,
На ветру шелестела игриво,
Напевая нам песни мотив.

Где-то близко скрипела калитка –
Её кто-то забыл затворить…
Для кого-то тот скрип был бы пыткой,
Но не нам, кто умеет любить.

Мы сидели, не слыша всё это,
Наслаждаясь ночной тишиной:
Ни калитки, ни песни куплета
Не слыхали в тиши той ночной.

Я ласкал твою нежную руку,
Каждый пальчик лелеял, любя;
Вспоминая былую разлуку,
Сожалел, что обидел тебя.

Бриллиантами слёзы искрились,
На щеках зависая твоих…
Я был рад, что мы вновь помирились,
Разделив эту ночь на двоих.

Мы всю ночь у пруда просидели
Наслаждаясь ночной тишиной…
И казалось, одно лишь хотели –
Не нарушить душевный покой.

Любимой

Этот стих я пишу для тебя…
Только ты меня можешь понять;
Только ты меня можешь, любя,
Тёплым словом утешив, обнять…

Обогреть, приласкать и сказать,
Что пошла б на край света со мной
И готова союз наш признать
Нашей общей с тобою судьбой…

Каждый раз прикасаясь к тебе,
Еле-еле и очень любя,
Я шепчу благодарность судьбе,
Подарившей так щедро тебя.

Ты прощаться со мной не спеши –
Дай сполна насладиться тобой!
От твоих колебаний души
На душе воцарился покой.

Ведь, отдав своё сердце тебе,
Одному мне теперь не прожить.
Я признателен щедрой судьбе
За подарок – тебя полюбить!

Скажи, ты помнишь наши встречи?

Скажи, ты помнишь, как тогда
Мы при луне с тобой гуляли,
Единым воздухом дышали,
Мечтая вместе быть всегда?

Ну как забыть такие встречи?
Тот обольстительный наряд,
Твой девичий наивный взгляд,
Как кудри падали на плечи…

Обворожительно-прекрасен
Очей твоих пленящий взор!..
Манящий аромат J’Adore
Был соблазнительно-опасен…

Тогда я был на всё согласен:
Забраться на вершины гор
И обойти земной простор –
Лишь бы с тобой не расставаться!

Всё норовил к тебе прижаться…
Два сердца бились в унисон.
И нам казалось – это сон!
И не хотелось пробуждаться…

Горел румянец на щеках,
Твои глаза от чувств блестели…
Но я держал себя в руках,
Держал себя, но – еле-еле…

А так хотелось всё забыть
И сжать тебя в своих объятьях!
Лишь на руках всегда носить
Тебя, в твоём любимом платье.

Всё это было так давно –
Уж двадцать лет как пролетели…
Почти не ходим мы в кино,
А наши дети повзрослели.

Так наша жизнь своё берёт:
Орлятам – время окрыляться!
Настанет скоро их черёд –
Ночами лунными встречаться.

И цикл будет продолжаться…
А я, дописывая стих,
Уверен: будем мы на них
С тобой глядеть и наслаждаться.

Осенний стриптиз

Вот и осень. Наступают холода.
В небе клином пролетают журавли.
Цвет меняет и журчащая вода,
А листва ковром ложится вдоль земли.

Лист, застенчиво срываясь, не спеша
Обнажая ветви в воздухе, завис.
Дева Осень, вся собою хороша,
Нам осенний демонстрирует стриптиз.

Словно летней утомлённая жарой,
Заменив сперва листвы своей цвета, –
Дева Осень оголяется порой…
В наготе её своя есть красота!

Не вульгарной это девушки каприз!
Это было, есть и будет так всегда:
Листья с веток опадают сверху вниз,
Чтоб деревья не замёрзли в холода.

Добрый мир Павла Губина.
Рецензия на книгу «Перлы из глубины души»

Какие они, наши русские люди, ставшие американскими гражданами?
Когда-то, в советскую эпоху, американская жизнь была диавольским соблазном, став к 80-м годам розовой мечтой. Прошло 30–40 лет, и трендом стало раскрашивать американскую жизнь в пятьдесят оттенков серого.
А что же стало с теми, кто уехал туда, за океан, на изломе советской эпохи?
Перед нами аудиокнига, сборник стихотворений американского поэта Павла Губина «Перлы из глубины души», начитанный артистом Виталием Сулимовым.
Начитано интересно и, пожалуй, точно. «Иноземная» отчётливость речи с неуловимой неправильностью интонации – и при этом настоящая русская теплота голоса. Будем считать, что образ русского американца Павла Губина удался.
Стихи с самых первых строк поражают нашей отечественной доброй широтой. Поэт – поистине счастливый человек. Он не разучился любить этот мир во всех его проявлениях.
Может быть, потому, что рядом с ним всегда была любимая жена? Столько вдохновенных строк посвящено ей в этом сборнике – и трепетных, и простодушных!
Нежный, растекающийся анапест рождает прекрасные образы. Вот такая знакомая нам зима. Неужели и в Америке есть «серебристые звёзды снегов»? И такое русское настроение: снег зимой – это праздник. Это букет алых роз, которые несёт поэт в подарок любимой жене.
Знакомо нам и ощущение одухотворённости всего живого и радостное принятие всего вокруг, когда даже скрипящая в ночи калитка не мешает счастью с любимым человеком:

Где-то близко скрипела калитка –
Её кто-то забыл затворить…
Для кого-то тот скрип был бы пыткой,
Но не нам, кто умеет любить!

Это удивительное счастье бытия заставляет поэта легко играть разностопьем строк, весело встраивать в стихотворение и трёхстишие, и четверостишие, и пятистишие. И в этой игре ему совсем не сложно вступить в доверительную беседу, например, с водой в стакане и по-человечески её понять:

Томится в неволе вода из-под крана,
Таящая мудрость минувших веков.

А с какой привычной нам русской щедростью поэт приглашает нас в путешествие со своей семьёй в автомобиле из зимнего холодного Нью-Йорка к жаркому океанскому побережью! Лежит этот путь через большие и маленькие американские города. И это настоящая экскурсия для нас по Америке без небоскрёбов, которая, оказывается, так трогательно прекрасна.
С каждым новым городком или местечком на пути меняется ритм этой маленькой поэмы. Любимый поэтом нежный анапест сменяется чеканным ямбом, вальяжным амфибрахием.
И всё это путешествие с семьёй на автомобиле проходит с доброй улыбкой и маленькими чудесными сюрпризами. Олени в лесу как оранжевые тени. И машин они не боятся, доверяют людям:

И шум колёс их не пугает,
Стоят и кушают кусты.
Они, похоже, нас встречают –
Оленьи помыслы чисты.

Столько знакомого, русского звучит в поэзии американца Павла Губина! Вот вдруг в стихотворении «Осеннее воспоминание» возникает такое чудесное, почти забытое в городах южнорусское слово «жменя». Мы идём с поэтом по американской осенней опавшей листве, а она точь-в-точь такая же, как и в русском детстве:

Кладу в раздутые карманы
Подобранные мной каштаны
И жмени спелых желудей.

Поэт Павел Губин владеет замечательной способностью восприятия и понимания всего живого в мире. Величавые чайки, раненная браконьером лиса, научившаяся доверять людям, маленькая героическая птичка ржанка, способная к перелёту на огромные расстояния – всё прекрасно и удивительно в мире Павла Губина.
И уже ничуть не удивляешься тому, что можно поговорить по душам с Моной Лизой, посочувствовать косе, нашедшей на камень, или отнестись с любовью и уважением … к квадрату:

Квадрату низкий мой поклон
За твёрдость убеждений,
За равенство его сторон
И простоту решений.

Не принимает поэт лишь бессмысленную жестокость игры со смертью. В стихотворении «Русская рулетка» время тревожно растягивается в описании страшного процесса подготовки рокового выстрела. Всё человеческое в человеке рвётся и протестует:

Трусливый мозг, дрожа, забился в угол.

Как можно играть с жизнью и смертью в таком прекрасном и добром мире, который дарит нам поэт!
В чём же тайна этого мира? Совершенно неожиданно открывается она нам в финальном стихе «Куда девалось вдохновенье?».
Такая знакомая каждому поэту ситуация – не слагается стих:

Мой стих как порванные бусы,
Которые на нить не нанизать…

И что же? Мало ли что в жизни рвётся и рассыпается в руках! Главное – верить этому миру:

Я родом из Советского Союза!
Я верю: светлый день придёт!

Такой вот секрет светлого душой американского поэта Павла Губина.

Ольга Грибанова

Об авторе:

Родился в 1971 году в городе Харькове (Украинская ССР, ныне Украина). С 1993 года проживает в городе Нью-Йорке, США. Член Нью-йоркского литературного клуба и Пушкинского общества Америки, лауреат литературной премии «Сергей Есенин – 125 лет», член Интернационального Союза писателей. Писать стихи начал от сильного потрясения в результате взрыва газового бойлера в апреле 2017 года.

Печатался в «Антологии русской поэзии», в альманахах «Наследие», «СовременникЪ», в коллективных сборниках поэзии и литературных журналах как в России, так и в США. Лауреат международной премии А. Грина II степени за 2020 год.

Отдаёт предпочтение жанрам философской и лирической поэзии. Своим творчеством старается способствовать укреплению мира на Земле, сближению народов и культур, разрушению навязанных стереотипов.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat