Рецензия на сборник «Воля Донбасса»: Две стороны

Автор: Галина Березина

«Воля Донбасса» — из тех книг, о которых нелегко говорить.

Во-первых, потому что это трудная книга, написанная о тяжелых временах. За ее страницами – человеческая боль, и говорить о ней нужно очень осторожно, остерегаясь бестактности.

Во-вторых, авторов в сборнике очень много, и каждый замечательно талантлив в своем роде.  Хочется сказать хоть слово о каждом поэте, каждом прозаике, чье творчество включено в сборник. Но это, вероятно, физически невозможно.

Стихов здесь множество, рассказов и повестей тоже немало, а вот драматических произведений всего два. И этим они обращают на себя внимание сразу. Кроме того, возникает интересный эффект – две пьесы, по существу контрастные, вместе создают цельное впечатление.

Первая – драма Олега Ивашева «Opus 23». Название необычное, скорее характерное для музыкального произведения. Не удивительно, что главного героя зовут … Моцарт.

Скоро становится понятно, что это всего лишь военный позывной человека, который искренне любит музыку. Поэтому кому-то он может показаться нелепым, его ведь и на майдан, и на войну «музыка привела». В Моцарте еще осталась память о прежней романтичности, но он с горечью признает: «Война – это не мое…  Вот и воюю. Как могу».

По позывным названы и герои второй пьесы – притчи Алексея Куралеха «Перемирие». Позывные у каждого говорящие, иногда символические, иногда ироничные. Шумахер – шофер, который когда-то гонял с бешеной скоростью, а теперь, после тяжелой аварии, боится. Че Гевара часами читает книгу о своем тезке. Какие он там находит «странные сближения», с героями не делится. Ахилл любит греческие мифы и не очень любит женщин. А еще он потерял на войне друга, с которым был близок как брат.

Особый символизм – в имени Ноя. Он очень памятлив, о многом может рассказать, многое в себе хранит. На память, как Ной в ковчеге. Все события, каждого «по паре».

Такая вот пестрая компания. Словно весь белый свет, весь род людской собрался у битого снарядами дома. Но на самом деле – только четверо военных, подчеркнуто «без знаков отличия». Двое – украинцы, двое – сепаратисты, и все находят между собой общий язык.

О героях «OPUS 23» можно сказать прямо противоположное – они говорят на разных языках. В буквальном смысле. Русский и украинский языки сменяют друг друга постоянно, даже в пределах одного диалога.

Показательна одна из сцен: Моцарт-сепаратист и его случайный спутник Вуйко, говорящий только по-украински, находят тяжело раненого подростка.  Кто-то добивает его выстрелом, и «Моцарт бросает на Вуйко злобный взгляд, но Вуйко испуганно смотрит в сторону».

Не Вуйко его добил – но Моцарт был готов поверить, настолько намертво разделены они – жизнью, убеждениями, речью.
Иное дело – герои «Перемирия». У них немного времени в запасе – всего неделя, но их неожиданно легко соединяет общий труд – в разрушенном доме много работы для мужчин,  общие радости – у одного из героев день рождения, и речь. Символичен момент, когда Ахилл и Шумахер, которые еще недавно были по разные стороны баррикад, по очереди выговариваются, рассказывают о том, что видели. О том, что не дай Бог видеть никому. Каждый на своем языке.

И понимают друг друга! И сближаются. И видят, кажется, друг в друге людей. Надолго ли?

Структура «Перемирия» очень тревожна. Одновременно с действиями пьеса поделена на дни. Читатель невольно считает: первый день, второй… пятый. Сколько там еще осталось до конца, сколько продлится перемирие? И что будет, когда оно закончится? Но об этом никто не хочет думать. Есть более важные житейские заботы: чинить дом, смотреть за коровой, принять новорожденного теленка. И поддерживать хозяйку – беременную вдову Марию. Защищать ее – иногда друг от друга. Повествование идет размеренно и медленно, под пение птиц и кузнечиков, сменившее гул выстрелов.

В «Opus 23» сюжет иной, динамичный, даже рваный. Меняется не только время – пространство тоже. Все в движении, все происходит очень быстро. День, вечер, день – каждый набит событиями, и кажется, что времени между началом – полднем на степном шоссе и финалом – на огневой позиции прошло очень много времени. Слишком много событий для одного человека – и даже для многих.

Эти события меняют, подтачивают, переделывают человека. Но не до конца. Главное, то, что составляет человека, остается прежним. Моцарт стал резче, сильнее, пожалуй жесточе, но музыкантом он остался. Поэтому и не может отдать в руки тех, кто не понимает, драгоценный рояль.

Герои «Перемирия» иные. Их изменяет не война, а затишье. Сначала кажется, что ненадолго, все вернулось на круги своя, на свою жестокую дорогу. Но нет… после этой недели в них что-то изменилось, и их перемирие продолжается. В недочиненном доме, похожем на ковчег, под дождем, напоминающим потоп. Хотя как раз потопа им и не надо бояться – ведь не просто так с ними Ной.

У  Куралеха – потоки воды, у Ивашева – огневая позиция. Снова контраст. Последний. Завершающий.

Словно два голоса совершенно разным тоном говорят об одном и том же, только каждый своими словами.  Один – о том, что человек меняется непоправимо, особенно если он один среди многих. Другой – что люди могут все вместе собрать себя из кусков и хоть немного восстановиться, особенно когда они, вопреки всему, не разобщены.

Это не тот случай, когда нужно выбирать одну из сторон. Потому что это две стороны одной и той же мысли.

Поделиться новостью в социальных сетях:

Подписка на новости журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat