Деревенька

Николай ПОЗДНЯКОВ | Современная поэзия

Деревенька моя, деревенька,
Не бывал у тебя я давненько.
Не собраться, не выкроить времени,
Хотя мысль все стучит мне по темени –
На погост заглянуть бы на Троицу,
Что не так далеко за околицей.
Там венки на могилах поправить,
В церкви рядом две свечки поставить…

Весна пришла

Зима не радовала снегом,
Морозом нас не удивляла,
Осенней слякотью, набегом,
Нам дней подпортила немало.

Дождем размыла все надежды…
И лишь в Сибири все как прежде.
И вот Весна, вздремнув в начале,
Пытаясь отогнать печали,

Блинами, чаем с подогревом,
Сожжением чучела умелым,
Азартом ползать по столбам –
«Я вновь пришла!» – сказала нам.

День женщин пал на выходной.
Знать, время в сговоре с весной!
Поздравим женщин от души.
Они ВСЕ в мире хороши!

Весенний первый праздник – их!
Мужчинам дав тычок под дых,
Заставил шевелить мозгами:
Что подарить жене и маме?..

Чтоб заслужить любовь и ласку,
Им на денек устроить сказку…
Порадовать подарком, словом,
Цветов букетиком готовым.

Избавить от простых забот:
Смиренно подобрав живот,
На кухне перемыть посуду
И не разбрасывать повсюду

Носки, рубашки, прочий хлам…
Алло, мужчины! Это вам!
А 23 февраля прошло, забыто…
Ву-а-ля!!!

Женщинам в день 8 Марта

Ах, женщины!.. Вы все неповторимы!
Взгляд в зеркало – ваш легкий взмах руки
поправит волосы, и кто проходит мимо,
замрет, замедлив быстрые шаги.
Вы – совершенство в этом бурном мире!
Найдутся ли такие мужики,
кто, заперев цветок в своей квартире,
хмелеют от любви и от тоски?!

И дай Вам Бог, чтоб Вы всегда светили
(как солнце – днем, как месяц – по ночам)
и чтоб мужчины Вас всегда любили,
хвалу воздав за это небесам!
Все, что приходит, – временем уносит.
Пусть день весенний счастье в дом приносит.
И целый год живите королевой,
свою звезду подняв одною левой!

Вы совершенны! Вы неповторимы!
А кто не верит, пусть проходит мимо.
И не жалейте, если что случится:
Вы знайте – есть кому на вас молиться,
Кто жизнь свою готов за вас отдать!
Взгляните и сумейте разгадать!
Вы – совершенство: Дочь, Жена и Мать!

Случайная встреча

Конфетно-букетный
период – заметный.
До свадьбы, конечно, дойдет.
Хочу откровенно
узнать непременно,
где девушка эта живет.

Случайная встреча
в холодный тот вечер
свела нас под крышей одной.
Судьба, не иначе…
От дождика прячась,
мы ждали троллейбус ночной.

Двух слов не сказали,
лишь взгляды бросали
(в глазах – затаенная грусть).
Она вскоре вышла.
Знакомство не вышло.
Ее я найду и женюсь!

Брак состоялся

Наш брак состоялся. Полтинник уже.
Как долго, однако, мы вместе –
Сумев устоять на крутом вираже,
По долгу, по совести, чести.
Для взрослых сынов, может быть, не пример:
Страна изменилась настолько…
Распалась страна. Больше нет СССР,
Беда началась с перестройки…
В тяжелые дни, когда рушилось все,
Семью сохранили в надежде,
Что сгинет в безвестность, в дурман воронье,
Любовь сохранит жизнь, как прежде!
И вера в святое, живая в душе,
Спасала, как тропка в трясине!
Запомните, люди: в крутом вираже
Любовь честь спасает и ныне.
Мы часто бредем, спотыкаясь в пыли,
Дорогами шумного мира…
Вдали горизонта не видно, зари,
Где солнце восходит, и лира
Спасительной нотой поддержит наш шаг…
Любви теплый свет, засияв, гонит мрак!

Золотой кораблик

Кораблик в небе золотой
над нашей крышей.
Чтоб было так, от дорогой
вчера услышал.
Сегодня лестницу достал,
чтобы повыше.
И вот – кораблик золотой
уже над крышей!
И неба синь и облака
белесой ватой
не могут солнце нам закрыть
своей заплатой.
Кораблик в небе золотой,
как отражение,
блестит на солнце и следит
ветров движение.
А ночью ловит лунный свет
в свой желтый парус…
Исполнил я жены совет,
совсем не каюсь.
Он охраняет этот дом,
в котором мы с женой живем!

В ночи потеряна любовь

Когда в ночи потеряна любовь,
Луна белесым ангелом безмолвным
Скользя по небу, рассекает сеть оков,
Из звезд сплетенных кем-то очень хладнокровно.
Все уменьшаясь, канет в пустоту,
В ту бездну, что действительно безмерна…

Я в одиночестве по городу бреду
И без любви, скорей всего, умру…
Не точно, но возможно и наверно…

Болит моя душа

Я замечаю, что болит моя душа
За всех униженных, судьбою оскорбленных.
Когда я утром поднимаюсь не спеша,
Жену целую, наклоняясь, не дыша,
Во все места, не исключая отдаленных.
Она – мой Ангел, мой надежный, крепкий тыл.
Ну как бы шел по жизни я, не зная цели?..
Она любовь моя, подруга… кем я был,
Если бы не дети, что качались в колыбели?
Ее устойчивость, уверенность во всем –
Тот крепкий стержень, что всегда нам помогает.
Бывает в жизни, иногда мы устаем,
Но с кем, скажите, в этой жизни не бывает?

Отбросив все, держа друг друга, как хрусталь,
Мы возвращались к пониманью и прощению.
Мы вместе с нею, как дамасской силы сталь,
Рубили все, что нам мешало продвижению
К вершинам мудрости житейской, столь простой –
Не делай зла, не поддавайся наважденью,
Оберегай семейный жизненный устой,
Найди в другом свое земное отраженье.
Отбрось холодных, темных мыслей хоровод,
Не делай то, что для себя не пожелаешь…
Пусть невозможно знать, что будет наперед,
Но будь уверен, что любовь уже ты знаешь…

И смех детей в тебе, конечно, будет жить,
Когда под вечер ты их крепко обнимаешь.
Огромной радости в семейном доме быть,
Коль это все ты, сознавая, понимаешь.
Желая людям только счастья и тепла,
Добра желая всем друзьям и всем соседям,
С женой спокойно спим до самого утра,
А утром снова по делам своим поедем.
И нерушимость наших жизненных устоев,
Смешно сказать, нам ничего почти не стоит!

По лужам босиком

Я иду по лужам босиком
по траве,
асфальту
прямиком,
не смеюсь,
но радуюсь – не плачу,
сам своим поступком
озадачен…
Редкие прохожие глядят,
вслед,
возможно,
что-то говорят
и качают мокрой головой…
Может, солидарные со мной?
Но не все
как дети
могут поступать –
лужи на осколки разбивать!
Веером рассыпать тучи брызг!
Мне же
наплевать –
я пьяный вдрызг!..
Пьян я не от водки и вина.
Есть на свете девушка одна.
И она
готова
мне
женою стать!
Завтра – заявление подавать…

Ты у меня всего одна

Я подниму бокал вина –
Смакуя, выпью все до дна.
«Спасибо, милая жена!..
Ты у меня всего одна.
Но ты как полная луна,
Во всей красе всходить должна –
Не часто –
на семейном горизонте…»
– Всхожу всегда, когда хочу.
Тебе, что, труд не по плечу?..

Всходи, любимая, всходи!
И темной ночью нам свети!
Я счастлив буду зреть тебя,
последний волос теребя!
Но тяжко будет каждой ночью…
Попробуй! Убедись воочию!

Доброе утро

Доброе утро и добрый настрой
всем улучшают душевный покой!
Чашечка кофе да плюс круассан –
сам приготовил… и съел тоже сам.

Второй экземпляр для подруги иль друга
из самого близкого, теплого круга.
Дальше нам день обеспечит кружение.
Вечер – кефир совершит завершение.

Сон для здоровья, и снова подъем.
В общем, не так уж мы плохо живем.
Ноженьки ходят. Руками берем.
Где голова? – А она ни при чем.

Думает что-то, считает, зевает,
ест, а потом без труда засыпает.
Трудится только живая душа,
а иногда, еле-еле дыша,
жизнь сохраняя в шагающем теле…

Что вы еще в этом мире хотели?

Любовь

Я не писал тебе стихов
И серенад не пел.
Сказать, что вместе жить готов,
Я тоже не сумел.
Моя любовь без громких слов
Тихонечко жила.
Достиг преклонных я годов –
Она не умерла.
Запрятав глубже в сердце боль
Прошедших длинных дней,
Сегодня говорить готов
Я о любви своей.
Она во мне, как сладкий сон,
Волнует в сердце кровь.
Всю жизнь я ею опьянен.
Да здравствует ЛЮБОВЬ!
И даже в вечность уходя
(Всему придет черед),
В душе у нового дитя
Любовь вновь оживет.
Ведь для нее предела нет –
Когда и сколько жить.
Сказать о ней?.. А может, нет?
Мне некого спросить…
В ответ услышать «нет» иль «да»…
Как важно, чтоб жила всегда
ЛЮБОВЬ!

Все наоборот

Тетрадь лежала на столе,
Блестя обложкой…
И печка грела в феврале,
Мурлыча кошкой…
И снег, что вьюгою кружил,
Стучал в окошко…
И проходила тихо жизнь.
И жаль немножко,
Что нет следов ни во дворе
И ни в прихожей…
И ты ушла вдаль в январе…
И нет похожей…

Что остается в жизни мне?
Сидеть у печки,
Куря в звенящей тишине,
Пускать колечки…
Смешались запах табака
И запах дыма…
И знаю я наверняка:
Невосполнима
Потери боль, как гвоздь в душе…
Все колет, колет…
На этом жизни вираже
Я раб в неволе –

Поступков, слов, своих стихов,
Зажатых мыслей…
И оценить я не готов
Провалы в жизни.
И мыслей спутан хоровод
От жара печки,
И заслоняют небосвод
Сигар колечки…
И мысли тают, как они –
Свободный выход…
И февраля седые дни
Шумели тихо…

И собирал февраль снегá
Кругом в сугробы…
И заметал наверняка –
Не видно чтобы –
И одиночество и грусть
В тугой комочек.
Он надрывается, ну пусть:
Помочь мне хочет
Забыть последних дней уход.
Да только все наоборот…

А нужно ли делить стихи?..

А нужно ли делить стихи
на женские – мужские?
Они что, смыслом далеки
и формою чужие?..
Эмоций в женских через край,
мужские же – сухи.
Ты их любовью разбавляй,
и будут неплохи.

Такой случился разговор
меж мною и тобой.
Я помню это с давних пор:
произошло весной.
И вот промчалась быстро жизнь
совместная вдвоем.
Как мы с тобой не развелись?..
Полсотни лет живем!

Всю жизнь пытаемся понять
тот разговор весной,
И каждый раз в подобный час
ты спорила со мной.
Больной вопрос неразрешим.
Когда придем в согласье с ним?

Мы завершаем разговор.
Рука в руке, и новый спор.
Мы разные, и в этом суть –
Что чувствам не даем уснуть
И заставляем биться сердце.
Куда нам друг от друга деться…

Тихо, светло, нешумливо…

Подросший клен кудрявою листвой закрыл окно
Моей судьбы счастливой.
Любимая, с тобою мы одно –
Как это дерево с ветвями, так красиво
Сплетенными по жизни навсегда!
Неважно, что седеет борода!..

Тихо, светло, нешумливо
В нами построенном доме.
Внуков мы ждем терпеливо,
Крепко сжимая ладони.
Приедут, обнимут руками
И защебечут, как птички.

Мы, обнимая их, сами
Станем как эти синички,
Что на березовых ветках
Прыгают, крыльями машут –
Кормят их внуки соседки.
Когда же приедут к нам наши?

У сына дела, у невестки –
Не вырваться к нам, не приехать,
Не выкроить день на поездку, –
А нам не хватает их смеха.
Привычно по чашечке чаю…
С утра нам в саду хватит дела.
Я молча себе замечаю:
«Ты тоже уже поседела».

А время теперь торопливо:
Бежит, ускоряя нам осень.
Но осень пока терпелива –
Не скрыла небесную просинь.
И радуясь вставшему солнцу,
Погоде не очень дождливой,
Мы вместе взглянули в оконце,
Кто ж самый из нас терпеливый?

Пошли, соберем-ка малину…
Сегодня опять понедельник.
Потом помассирует спину
Нам в баньке березовый веник.
Эх, пенсия! Просто везенье:
Все дни – как одно воскресенье.
Ты рядом, и это – награда!
«Еще бы тут были внучата!»
Сказал – замолчал виновато…

Тихо буду лечить
я сердечные раны

Я отброшу все то, что меня огорчает.
Я забуду печали, обиды и слезы.
Я пойду в этот дом, что меня привечает
И теплом согревает в большие морозы.
Я возьму свою песню из юности ранней –
Пусть она зазвучит на пластинке винила.
Тихо буду лечить я сердечные раны,
Вспоминая, как счастье любви приходило…

Может, нам начать все снова?..

Мне пластинка из винила
Снова в сердце разбудила
Тех застывших чувств былую грусть.

То, что было очень важно,
Потеряли мы однажды,
И себе сказали каждый: «Ну и пусть!»

Пусть прошло все то, что было, –
Только сердце не забыло,
Снова песней говорило: «Я зажгусь!»

Останавливаться не хочет,
Много раз в течение ночи
Повторяет и пророчит: «Я вернусь!»

Я вернусь к Вам, как и прежде,
В несменяемой одежде,
И уверенный, в надежде – есть любовь!

Счастье раньше не случилось.
Почему так получилось?..
Но сейчас все изменилось – будит кровь!

Может, нам начать все снова?
Есть же старая основа –
Если Вы принять готовы сердцем вновь!

Если я совсем не нужен,
Заболевший и простужен,
Пригласите хоть на ужин – пусть без слов!

Ты со мною играла

Ты со мною играла –
Ярким бликом была,
Что-то там напевала.
Ночь касалась чела.
Бесконечная нежность
И суровая суть
Заплетались в сердечность,
Не давая уснуть.
Рук твоих опахала,
Гипнотический взгляд –
Ты меня колдовала
Ночь вторую подряд.
Все изгибы и формы
Наших смешанных тел
Стали вдруг иллюзорны:
В крике дух улетел…
Обнажённы, беспечны –
Погрузились мы в сны,
Став одним бесконечным
Бледным светом луны…

Почему уходишь?..

Почему ты уходишь,
Мне кивнув на прощанье?
Молча руки разводишь
На мое восклицанье…

Ни ответа, ни слова…
След прощальной улыбки
На лице твоем снова…
Мне земля стала зыбкой.

Воздух стал осязаем –
Не хватает дыхания,
И причину мы знаем:
Просто нет понимания.

Все вопросы напрасны –
Повисают беззвучно;
Но в глазах твоих ясных
Буду я неотлучно.

Не всегда, но надолго,
Не наверно, но точно;
А любовь – словно Волга –
Глубока и бессрочна.

Мне плен любви –
не заточение

Я вырвался из цепких лап судьбы.
Я обошел ее на повороте.
Меня встречая, Вы не узнаёте –
Поскольку знали Вы меня таким, как Вы.
А я другой! Я полон сил и страсти!
Я изменился вопреки всему!
Я обошел серьезные напасти…
Сказать Вам, как? Да сам я не пойму!..
Все получилось! Жизнь идет прелестно.
Я у любви в плену живу чудесно.
Судьба не ставит больше мне преград.
Я вольности своей безумно рад.
Поскольку плен любви – не заточение,
За счастье у судьбы прошу прощения.
Пусть на разрыв у сердца перестук,
Мне это в жизни слаще всяких мук!

Улыбка женщины

Моя нечаянная радость –
Улыбка женщины в толпе.
Ушла давящая усталость.
Спасибо, милая, тебе!
Разорван круг печальных мыслей,
И боль внезапно испарилась.
Слова возникли и зависли…
Как хорошо, что ты приснилась!

Все было словно наяву.
Проснулся – и опять живу.
Живу без боли и тоски:
Я разорвал ее тиски,
Сломал заборы отчуждения,
Вдохнув свободы наслаждения!

Эх, красивая!..

Не гадай, красивая,
Не срывай ромашечку…
Лепесточки белые улетят в траву.
Для тебя, красивая,
Красную рубашечку
Без малейшей жалости на груди порву!

Посмотри, красивая,
Как сердечко плещется,
Бьется, гонит кровушку по рукам, ногам…
Я тебя, красивая
(– Это не мерещится!),
Сказочная Золушка, принцу не отдам…

Для тебя, красивая,
Стану всем, чем хочется, –
Синим морем ласковым, теплою волной…
Я тебя, красивая
(– Мне судьбой пророчится!),
Спеленаю нежностью, унесу с собой…

Нас с тобой, красивая,
Увлечет течение…
Волны с пеной кружева не отпустят нас…
Ты поймешь, красивая
(– Верю, без сомнения!):
Я тебя, любимая, похищеньем спас…

Если женщина не права,
попроси прощения!

Мне не ответить оскорбленьем,
Мне не сказать Вам горьких слов.
И я прошу у Вас прощенья
За непришедшую любовь.
Не оправдал я ожиданий,
Что возлагались на меня,
И нет у Вас других желаний,
Чтоб я исчез к исходу дня.
Уйду далёко, в неизвестность,
Где тишина, эмоций нет,
Уйду я в вечную безвестность,
Уйду – и мой исчезнет след.
Так Ваше слово, с тяжкой болью
Произнесенное впервой,
Ложась на сердце горькой солью,
Меня уводит в мир иной…
Нет! Нет! Я не уйду! Я буду!
Поймете вскоре: я повсюду!

Влюбленный в Эрмитаже

Любовь моя, восторгам нет числа!
Я растворился в чувстве без остатка.
На свете нет такого ремесла,
Чтоб выразить – безмерно или кратко –
Любовь мою и сердца жгучий жар!
Готов признать любой я гонорар
За стих, портрет, скульптуру, наконец!
Я трепещу, как недоросль-юнец,
При виде Вас, услышав голос Ваш!

А первый раз, в музее «Эрмитаж»,
Вы как Мадонна Светлой Красоты,
Сошли с иконы в грешные мечты!
Я любовался Вами, замерев.
Вы говорили что-то нараспев
Двум спутницам, стоявшим рядом с Вами,
А я следил за Вашими очами.
О, если б Вы взглянули на меня,
То я бы умер там, при свете дня!

С тех пор я год хожу лишь в Эрмитаж.
Хочу сказать, что я поклонник Ваш!
Вы недоступны. Вы – экскурсовод.
Вас каждый раз народ, волнуясь, ждет.
Я буду ждать – пусть даже до седин, –
Когда смогу к Вам подойти один
И описать наедине свою любовь
И сердца жар! Боюсь – не хватит слов.
Я полон чувств! Я вовсе не шучу!
Еще боюсь – отправите к врачу,
Сказав: «С ума сошедший экземпляр…» –
Ушат воды на мой сердечный жар!

Я вновь в сторонке тихо трепещу,
Кусаю губы, на себя ропщу.
Я упустил счастливый свой момент.
Там с Вами рядом – незнакомый элемент:
Высокий, статный и хорош собой!
Я вновь обманут собственной судьбой?
Но нет, удача – это только брат,
Я растерялся, значит – виноват!
Сегодня в вечер срочно подойду,
Узнаю точно – радость иль беду…
Скажу все сразу, что в себе таю,
Шагну, как в омут (может, он в раю).

Я взгляд поймал бездонных синих глаз!
Ах!.. Этот взгляд обжег меня тотчас!
Я в нем прочел внезапный интерес!
И я шагнул вперед, наперерез!
Слова, что ждали этот важный час,
Уже готовы! Их скажу сейчас!
Твоя улыбка встретила меня!
Да, я дождался радостного дня!
Как я влюблен! Не верю я себе!
Душа поет и следует судьбе!

Костер догорел

Молитвы, признания в душе коченеют.
Согреть не хватает ни сил, ни тепла.
Костер догорел, угли тлеют, не греют.
Остались лишь гарь и зола.
Все жду, когда ветер разгонит по небу
Седых облаков хоровод.
Лучам солнца теплым, как свежему хлебу,
Любовь подарю наперед…
И, может быть, Ангел построит хрустальный
Нам мост между мной и тобой.
Пройдем осторожно,
И встреча возможна
Над бездной холодной сырой.
Согреются души,
И сердце – послушай –
Стучится как колокол в грудь.
А коль не случится,
Пусть просто приснится.
А ты меня просто забудь…

У порога

Вот я у Вашего порога,
Вконец измотанный судьбой.
Я умоляю: «Ради Бога!
Прошу быть ласковым со мной!»
А Вы без тени сожаленья,
С улыбкой Ангела в ночи,
Сломали все мои стремленья.
Сказали просто мне: «Молчи!
Молчи, согнув свои колени.
Молчи, закрыв свои глаза!»
И я молчу. Седые тени
Меня влекут на небеса,
Где ждут меня покой и нега,
Дурмана нежные тиски,
Где нет ветров, дождя и снега,
Любви, отчаянья, тоски,
Где музыки высокой звуки…
Струна души, играя, стонет…
Где мамы ласковые руки
Согреют нас теплом ладоней…

Судьба

Судьба, неизбежность в подарок храня,
С любовью всю нежность швырнула в меня.
Обласканный светом внезапной любви,
Огромной при этом, бурлящей в крови,
Я вспыхнул и, пламенем ярким горя,
Отчаянно прыгнул в снега января.

Растаявший снег заморозил мороз.
А времени бег тормозился всерьез.

Я видел, как медленно ты подошла,
И руки твои, как больших два крыла,
Мне, сердце обняв, потушили огонь.
И только душа все кричала: «НЕ ТРОНЬ!
Оставь мне горящее пламя свечи!
Мне с ним веселее в январской ночи!
Я просто погибну, закончится жизнь!»
«Не бойся, иди, за огарок держись, –
Мне голос сказал хрипловатый чужой, –
Все в жизни начертано вашей судьбой!»

Не знает никто, что нас ждет впереди.
Небесный оракул молчит, созерцая.
Смешался бег времени. След не найти
В снегах января, в громе теплого мая…

Туманы и метели

Нас развели туманы и метели
И разделили нашу жизнь на до и после.
Разлуки дни не быстро пролетели –
Тянулись траурной минутой на погосте
Любви прошедшей, позабытой, завершенной…
Смотрю на все теперь с улыбкой отрешенной.

Ты хороша, как прежде, я не скрою.
Но я другой, и я тебя не стою.
«Прощай, прости!» – твержу я, как молитву…
Я проиграл судьбе всей жизни битву…

Возможно, поймем по прошествии дней,
Что мы потеряли из жизни своей…
А главное – время потратив впустую,
Ее мы сожгли, как патрон, вхолостую.

Любовь

За разноцветьем сладких слов
Надежно спряталась любовь –
Чтоб избежать живых оков,
Ушла в мир выдуманных снов…
Увы… Прием этот не нов…

Но поздно будет сожалеть,
Когда в права заступит смерть…

Мечтать и думать

Читать, мечтать и думать о любви,
Писать стихи и ставить многоточие,
Спешить на встречу – только позови, –
Чтоб увидать поближе и воочию…
Но что-то не хватает убеждения…
Ведь все игра… иль просто наваждение?

Неясное

Что-то неясное,
Но такое прекрасное
Заставляет нас жить,
Временами грустить,
Обострение весною…
Не скажу.
В себе скрою.

Признание

Я тебя не люблю, не встречаю,
Не браню, не гоню, не скучаю,
Без тебя по ночам засыпаю,
Только вдруг за собой замечаю,
Что тебя я во сне обнимаю…

Вера, Надежда, Любовь

Нет, мне не добраться до цели
Без Веры, Надежды, Любви!
И волосы пусть поседели,
Любовь в моем сердце живи,
А с нею незрячая Вера,
Надежда – последней в строю.
Пусть рухнет вся Новая Эра,
Я с ними всегда устою.

Прощальный портрет

Осень в золото одета.
Неба синь теплом согрета.
Это верная примета –
К нам явилось бабье лето!
Грусть на сердце без ответа –
Сколько длится бабье лето?
Бегом времени задета,
Осень буйствует при этом,
Листья крася желтым цветом
Для прощального портрета.

Погода

Как переменчива погода
Весной, в начале майских дней!..
Нам ждать Весну пришлось полгода,
В снегах Зимы, привыкнув к ней.
Зимы объятья нам дарили:
Снега, морозы, звонкий лед.
Ее снежинки нас кружили,
Встречая с нами Новый год!

А переменчивой погода
Бывает так же и Зимой.
Ее мы тоже ждем полгода,
Когда насытимся Весной.

Февральские метели

Мели февральские метели.
Весна стояла у порога.
Зимы последних две недели
Нам дали снега очень много.
Засыпав все дома до крыши,
Снег падал долго, не кончаясь.
Он просто никого не слышал
И όбнял Землю, не венчаясь.

Застряв, трамваи и машины
Стояли, полные людей.
Передвиженья всех лишили
Сугробы улиц, площадей.
Ну что поделаешь – такая
Нам нынче выдалась зима,
Кусты, деревья укрывая
И снегом кутая дома,
Метели в феврале пустила
С паденьем снега в тот же час

Да ветром облака кружила,
Немало удивляя нас.
Но, видно, знала, подвывая,
Что дни ее уж сочтены.
Засыпав рельсы у трамвая,
Закрыть пыталась путь весны.
Ошибка! Дама просчиталась!
Недолго до тепла осталось!
Уж на пороге март стоял,
Хоть снег не таял – подмерзал.

Прощанье с августом

Последний августовский день
Уходит, тает, словно тень,
А припозднившийся слегка
Закат раскрасил облака.
Палитры цвет был сочен, ярок.
Спасибо солнцу за подарок!..
Его лучи, что лечат нас,
Простились с августом сейчас.

Лета последние теплые дни

Лета последние теплые дни
Август нам дарит, не требуя платы.
Люди грустят, и не только они:
Грустят и пустеют родные пенаты.
Яблони, груши отдали плоды.
На стеклах теплиц, как застывшие слезы,
Капельки влаги, кристально чисты,
Похожи на льдинки, хотя нет мороза.
Утро встречает росой и прохладой.
Больше не слышен певун-соловей.
К школе детишкам готовиться надо…
Где-то на севере клин журавлей
Начал вожак собирать не спеша…
Вечер, закат… тихо плачет душа…

Простилось солнце…

Простилось солнце с жарким летом.
Явилась осень в ночь с дождем.
Она изменчива при этом.
Мы бабье лето все же ждем.

Луч солнца рано на рассвете
Сверкнул в листве, прогнав туман.
Тепло. Как радовались дети!
Вдруг мелкий дождь. Опять обман!..

Унылость осени дождливой
Исправил лес своей красой,
Когда наутро горделиво
Предстал с короной золотой.

День учителя в Питере

Сырая питерская осень
Шуршит листвой… Иголки сосен –
И те покрыты позолотой…
Нам целый день все спать охота.
Сырая осень. Дождь и слякоть.
Порою хочется поплакать…
На небе тучи без просвета…
Как быстро убежало лето!
И мелкий дождь – то есть, то нет –
На окнах застилает свет…
Лежит на сердце грусти мина.
Стихи читаем у камина,
А тот огонь, что в нем бушует,
Тепла портреты нам рисует.
Что?.. Грусть по капельке уходит?
В себе, согретом, мысли бродят,
Жизнь в целом даже неплоха,
Коль утром с криком петуха
Блеснул по лесу солнца луч
Из серых, непроглядных туч,
Нас с Днем учителя поздравил
И настроение исправил!
Давай, дерзай, Учитель года!
Тебя приветствует природа!

Снова осень

Вот и осень, снова осень!
Бесшабашная, не спросит:
– Как вам эти краски леса?
Веселится, как повеса,
Бабьим летом угощает,
А потом дождем рыдает,
А еще снежку подбросит,
Облака по небу носит,
Журавлиным клином чертит
Геометрию в природе.
Желтым цветом листья метит.
Постоянства нет в погоде.

Льдом подернутые лужи
Днем теряют покрывало.
Ночью время есть для стужи,
Но пока мороза мало.
Солнце желтое по цвету.
Осень красит. Слада нету.
А еще туман напустит
Аккурат перед рассветом.
Есть избыток светлой грусти,
Опьяненной желтым цветом.

Звезды ночью все мерцают,
А под утро в дымке тают.
Лунный свет – он желтый тоже.
Как вам осень? Не похоже?..

Весенний снег

Зима, оправдываясь за то,
Что не сумела быть зимою,
Вдруг в белоснежное пальто
Одела Питер наш весною.
Пусть краток будет снега век.
Он станет талою водою…
Текут неспешно в русла рек
Ручьи, журчащие весною…

Облака

Неслись по небу облака.
Смотрелись как кусочки ваты.
Виднелось солнышко слегка,
Их пропуская, как заплаты.

Резвилась осень на дворе,
Собрав ковер из желтых листьев.
Деревья утром в серебре,
На них хрустальных капель кисти.

Пруд тонким зеркалом закрыт,
Где по краям морщинки трещин.
Лес смутным маревом дымит…
Люблю я осень! Каюсь! Грешен!

Пусть осень жизни настает.
Она придет неумолимо.
Дни впереди наперечет…
Прошу – и грусть проходит мимо!

И краски осени в душе,
Как холст под кистью живописца!
А мой портрет в карандаше
Еще на полке не пылится…

Я верю: новою весной
Роса покроет нежно травы,
И я без обуви, босой,
Пройду опушкою дубравы,

Снимая так усталость с ног
И радуясь – дожил и смог
Пройти зимы снега, морозы
И вновь услышать в мае грозы,
Сравнив с колючей веткой розы
Ветвь распустившейся березы!

Березовый лист

Пожелтевший березовый лист
Ветер осени с ветки рвал.
Ветра шум перешел на свист –
Лист сорвался, но не упал.

Ветер нес его в сильных лапах
И крутил его, как хотел.
Может быть, березовый запах
Привлекал его. Ветер пел,
И могучим своим потоком
Одинокий легкий листок
Он поднял над лесом высόко,
Только все ж удержать не смог…

Лист, как маленький легкий планер,
Покружив, опустился на луг.
Белоснежный последний лайнер
Вниз по речке прошел на юг.

Осень вновь обещала холод.
Ветер гнать полетел облака.
Одинокий, седой, немолод,
Был я снегом присыпан слегка.

Пожелтевший листок березы
Лег на белый снежный покров,
А за ним, словно крупные слезы,
Листья падали вновь и вновь.

Так деревья оплакивали лето,
Грусть вселяя в души поэтов.

Заливные луга

Вешние воды ушли.
Вернулась река в берега.
Всем разноцветьем земли
Вновь полыхают луга.

Ясная, светлая даль
Да колокольчика звон.
Воздуха чистый хрусталь.
Летний полуденный сон.

Радостный голос детей,
Что собирают цветы,
Словно журчащий ручей.
Я молодой, да и ты…

Сколько уж минуло лет,
А помню и запах, и цвет
Этих бескрайних лугов
И позабыть не готов.

В солнцем наполненном мае
Снова сюда приезжаю.
Теплой волной входит грусть –
Приеду и в детство вернусь.

Бегу я босым и беспечным,
А жизнь продолжается вечно!

Разбросала осень
зеркал лужи…

Разбросала осень зеркал лужи,
Радуя детишек хрустом льда.
Я сидел на лавочке и слушал,
Вспоминая юные года.

По весне в ручье плывет кораблик,
Осенью – багряный клена лист.
Летом, в дождь, – хрустальных гроздьев капли,
Солнце, поле, громкий птичий свист.
А зимой наточены коньки,
Шайба, клюшка и по льду вперегонки,
И в лесу, на лыжах в тишину…

Кончив школу, был направлен на войну.
Смерть ходила рядом, по пятам.
Ряд друзей остался где-то там.
Я же выжил, уцелел назло врагам.
Никому минутки не отдам.
Что сберег – оставлю для сынов.
Не скажу о жизни горьких слов.
Не грущу, что осень давит плечи.
Верю: до конца еще далече.
Я успею внуков повидать,
На ногах, не падая в кровать.
Не один – с любимою вдвоем.
От себя пока не устаем.
Мы прошли три четверти пути.
В нашей власти дальше нам идти!

Не хочу стареть!

Стареть я не желаю естеством.
Хочу любить, не властвуя при том.
Всю власть любви навек передавая…
Ах, если б встретилась мне женщина такая,
Как океан, обняв руками, согревая,
Качая на волнах любви безбрежной,
Желанной, бесконечной, очень нежной…
Я утонуть в такой волне готов,
Неважно, что немало мне годов!
Я вдаль смотрю с большой надежды взором.
Судьбе пеняю с вежливым укором…
Куда ведет по ниточке она
По вечерам и утром после сна…

Все мы в этом мире гости…

Все мы в этом мире гости –
Как-то так звучит с амвона.
Жить бы нам в любви, без злости,
Помолившись у иконы
Божьей Матери Христа.
Он воскрес! Был снят с креста.
Пострадав за грех людской,
Был отправлен в мир иной:
Добрый, чистых мыслей полон –
Вновь вещают нам с амвона.
Мы ж, погрязшие в грехах,
Только стонем: «ох!» и «ах!»
И не торопимся меняться,
Над собою приподняться,
Светлой верою в Христа –
Десять Заповедей. Да!
Их не много и не мало…
Прочитать бы для начала…

Волшебник-фотограф

Фото на память и фотопортрет,
Фото с цветами – прекрасный сюжет.
Фото ребенка и женщины фото…
Зачем?.. Для потомков оставить охота.
Фотограф – волшебник, поймавший момент.
Есть ли учебник на сей элемент?..
Как жизнь в объектив заманить на минутку,
Оставив на память улыбку и шутку?..
Потом, поместив это в фотоальбом,
Надолго забыть, не жалея притом, –
И вспомнить затем по прошествии лет,
Что сделан когда-то был фотопортрет?..
На миг остановлено жизни течение,
Но вот подошло к нам ее завершение,
Чтоб подпись поставить: родился и жил,
И вспомнить, что в жизни былой совершил,
И только хорошее в мыслях оставить,
А фото в красивую рамочку вставить,
Чтоб внуки и правнуки, жизнь продолжая,
Шагали успешно, о прадедах зная.
Волшебник-фотограф, меня в объектив
Поймай!
Я живу!
Ухожу,
попросив…

Уходим мы все – навсегда, безвозвратно…
Останется фото. На память, понятно.

Я не уйду…

Я не уйду безвестным и забытым
Под тихий шепот летнего ручья.
Я не хочу, чтоб напрочь были смыты
Следы мои без злости и вранья.
Шагал я честно – медленно, но верно.
Судьба по нитке, с рядом узелков,
Вела меня не прямо, но не скверно.
Я к Господу с ответом встать готов,
И не меняя искренность и правду
На красный вымысел, в надежде что-то взять,
Готов я истину, как мощную кувалду,
Не применяя, критикам отдать
И посмотреть в надежде, с интересом –
Каким изобразят меня повесой,
Ломая копья, споря и бодаясь?..
Уйдут и сами, жалуясь и каясь,
Сгибая о колено стиль, привычки
И гадя без стесненья, словно птички…

Пародии отточенное жало

Пародии отточенное жало
слегка кололо, больно не кусало.
Наверное, не понят был посыл,
а стих – чудесен, превосходен, даже мил,
душой прочувствован и мыслью озадачен…
Возможно, кое-кто, прочтя, заплачет.
А если вызовет усмешку иль обиду –
пройди, не подавая гордо виду,
и, закусив губу, старанье влόжив,
пишите, снова мусор приумножив…

Погоня и потеря

В погоне за красивым словом
Порой мы смысл терять готовы.

Критически
о собственном творчестве

Сырые стихи. Не жуется морковка.
Слова подбираются вроде бы ловко,
Да ловкости той на простую копейку.
Наполнив водою садовую лейку,
Так куст поливают упорно, неспешно,
А в целом все смотрится просто потешно.
Ну, льется вода, и на вскопанной грядке
Рассада в рядах вроде в полном порядке.
Но нет, не дождемся мы здесь урожая.
Как можно писать, простых правил не зная?
Где легкий нажим, быть должно ударение.
Никак не поможет одно вдохновение.
Где знаний багаж о поэзии, слове?..
Не даст эта грядка нам сочной моркови.
Быть может, возьмется за дело, кто знает,
Поэту помочь, кто стихи сочиняет?
Учиться поможет, поддержит морально…
А слово «поэт» тут пока фигурально.

Прожженным критикам пера

Не прикасайтесь ко святому,
Не троньте магию стиха
И не талдычьте по-пустому,
Что вот – поэзия плоха,
Ушли из жизни все поэты,
Погасли звезды. Что теперь?
Да песни главные не спеты!..
Вы просто отворите дверь.

Откройте окна, оглянитесь:
Число талантливых растет.
Вы поищите, не ленитесь.
Вам незнакомые не в счет?
Петь дифирамбы меж собою
Прожженным критикам пера –
Так проще. Знаю я, не скрою,
Поют друг другу до утра.

А если автор незнакомый,
Да вдруг ошибку допустил,
Его не пустят в двери дома
И замолчат что было сил.
Пробиться в этом мире сложно,
Чтоб заслужить авторитет.
Тебя не знают – так что можно
Считать: тебя и вовсе нет.

Когда разложено
по полочкам

Когда разложено по полочкам
И, как в аптеке, все стерильно,
Все рифмы, форма – как с иголочки,
Сюжетных чувств весьма обильно,
Сплетение слов по строгим правилам,
И ритм просматривается ясно,
И даже критики восславили,
Что все написано прекрасно!
Какие созданы стихи!
А вот читатели глухи…

Так можно все зарифмовать:
Тоску, печаль, и боль, и муку,
Любовь, жену, детей и мать,
Обыденности серой скуку…
И будет этим рифмам счет,
А вот стихи – наперечет,
Что исцеляют человека,
Поэзия тут как аптека!..
Не формой лечит наши души,
А смыслом! Хочется послушать,
Понять вибрацию души.
Коль ты поэт – тогда пиши.
А если нет – других читай,
Учись и слог свой исправляй.
Слова простые, от души,
Не могут быть нехороши!

Простите мне эти слова.
Я сам пишу едва-едва…
Читаю, слог хочу исправить,
А может, просто позабавить…

Свеча на столе

Свеча горела на столе,
Свеча горела…

Б. Пастернак

Свеча стояла на столе. Свеча горела.
Бумага девственным листом на нем белела.
Сложились фразы в голове. Их смысл был точен.
И карандаш в моей руке остёр, заточен.
Я эти фразы записал, как под диктовку.
А тот, кто за спиной стоял, все выкрал ловко
И выдал вскоре за свое.
Что делать?..
Брать теперь ружье?..

Критикам,
любителям словесности

Ну что, любители поэзии,
В кого свой жесткий взгляд направили?
Кто там босой идет по лезвию?
Ему надежду ВЫ оставили?

Кого из чувства мелкой ревности,
Кто ВАС, возможно, позабавил,
Готовы утопить в словесности,
Чтоб только крылья не расправил?..

Всех по ранжиру ВЫ расставили:
Всех разделили – наших, ваших.
Осанну пели да лукавили,
Ведь почитали только павших…

Ну что, ценители-любители
Высоких слов и выражений,
Надулись, ВАС слова обидели,
Набрались новых возражений?

Но если очень-очень хочется
Слов наметать живую нитку
И если злость наружу просится,
Тогда… проверьте щитовидку.

Читателям и авторам

Привет читателям «ЛитРес»,
С амбициями кто и без!…
Стихи писать – не шубу шить
Иль ратный подвиг совершить…
Упорно стих плетем из строчек.
Вот только не хватает точек,
А часто нужных, верных слов,
Чтоб быть властителем умов…

О следах в памяти

Какой оставить в жизни след?
Мы ищем правильный совет.

Одни останутся в стихах,
Другие – в песнях, как поется.
Оставит кто-то только прах,
Коль топчет землю как придется.

Взлетят иные журавлем,
Иные – просто белой тучкой.
А кто запомнится нытьем
И рук безудержной трясучкой.

Оставить в этой жизни след –
Увы, простых рецептов нет.
Но только каждый, кто уйдет,
Часть нашей памяти возьмет.

Как долго память будет жить,
Дано лишь времени решить!..

Журнал памяти

Легко забыть, чего не знал,
А как представить, что не видел?
Листая памяти журнал,
Хотел найти, кого обидел.
Нет-нет, не словом, не стихом –
Гримасою, полуусмешкой,
На ком проехался верхом,
Все объясняя жизни спешкой,
Кого коснулся мыслью я,
Души струну подергав кратно…
Журнал
картины бытия
Закрыл,
все запихнув
обратно…

Как ноша мыслей нелегка!
Прошу: простите дурака!..

Про успех

Одним дано, а многим не дано
Испить успеха терпкое вино…

Классики

Скажите, как причислить к классикам поэта?
Кто вам ответит, снизойдет, чтоб дать советы?
А коль ругают, это верная примета –
Уйдешь из жизни не дождавшимся ответа.
Поэты в классики идут с другого света.
Босые души их порезаны на этом.

Зеркало души

Лицо младенцу дал Господь.
Душа подарена с рожденья.
Затем родителей черед –
Воспитывать для предназначенья.
И в двадцать лет его лицо –
Витрина, что они вложили,
Покинуть отчее крыльцо –
Готовили или спешили…
А в сорок пять его лицо покажет
Все, чего добился,
Какую цель поставил сам
И как к той цели он стремился!
Когда же возраст подойдет
Всей жизни подводить итоги –
Посажен сад и сын растет,
Есть дом – семейные чертоги…
За семьдесят – что заслужил,
Что сделал и как жизнь прожил…
Всей жизни путь – он на лице,
В преклонном возрасте, в конце.
Что видишь в зеркале? Скажи!
Лицо, как зеркало души…
Вглядись…
Как много кроется непознанного
в души глубоких тайниках…

Свет звезды

Моей звезды не виден свет:
Скрывает плотная туманность.
Я больше, чем полсотни лет,
Воспринимаю эту данность.
Но жду, что вдруг, в полночном небе,
На фоне вечной черноты,
Где я еще ни разу не был,
Ее лучи увидишь ты.
Когда сгорю, пока не знаю.
Бумага, ручка – сочиняю.

Время

А где-то время сводится до точки.
Там нет цветов, деревьев и зверья.
Загробный мир поэта-одиночки,
Хотя живет еще его скамья,
Где он сидел с раздумьями о вечном,
Смотрел на небо, видел сквозь года.
И в мире вечном,
но не человечном
Жила душа,
Вернувшись навсегда
В тот мир, где нет страстей и искушений,
Где только тени призрачных видений…
Ну как бы нам на грешной той ЗЕМЛЕ
Все изменить?..
Морщины на челе
От дум и мыслей о заветной воле.
Да плюнь на все!.. И, выйдя в чисто поле,
Раскинув руки, лежа на траве,
Смотри на небо…
Чисто в голове?
Где тот резец, что точит нашу душу?
И пенье птиц покой твой не нарушит…
Создатель видит все, что во вселенной:
И неба синь, и солнце – переменно…

Истина проста

Отпущена с небес
Нам истина проста:
Неси достойно крест,
Не забывай Христа!
У каждого крест свой
К рождению припасен.
Держи над головой
Под колокольный звон.
Покажется тяжел,
Устал, пока несешь, –
Не будь на тяжесть зол.
Подумай, как живешь…

Все быстротечно…

Все в этом мире вечном быстротечно.
Минуты – годы, слитые в века.
А люди беззаботны и беспечны,
Как будто знают все наверняка.
Играют словом, жизнью – как на сцене, –
Хранить не могут то, что создал Бог,
От предков наших рушат даже тени!
Кто из живущих все понять бы смог?
Мы все ломаем, создавая вновь,
И сами бьем себя, пуская кровь!

Мы все повязаны судьбой

Мы все повязаны судьбой.
Вперед по ниточке шагаем.
Идем упрямо в мир иной,
Конца же ниточки не знаем.
Когда последний поворот –
Что там вдали?.. Нас вечность ждет?
Ответов нет. Вопросов тьма.
Как жить, чтоб не сойти с ума?..

Никто не может объяснить

Никто не может объяснить
пути проложенного свыше.
И остается только жить,
душою слово Бога слышать.
Он говорит нам не словами –
твоими личными делами!

Космическая матрица

Мы в матрице космической небесной.
Кем создана она?.. Ответ известный.
Потратил Бог семь дней на созидание,
В подарок дав нам зренье, осязание…
Внушил, что есть душа и мир реален, –
И отдалился, стал совсем нейтрален.

Сознание каждого из нас вполне свободно.
Мы обсуждаем то, что видим, принародно.
Внутри же многих все живет непонимание:
Большие мы иль малые создания?
Мы в мире бесконечном, неизвестном –
Иль мир внутри у нас, зажатый тесно?

Где истина? Кто нами верховодит?
Уходим в вечность, если знание приходит.
Взгляните – кто познал конец-начало,
Тот пробыл в этой жизни очень мало.
Но таково условие игры!
А мы внутри… или снаружи – до поры!

Бухта

За длинною песчаною косой
Есть бухта чистой голубой воды.
Восход там солнца отливает бирюзой.
Зажмурься, а не то ослепнешь ты.
Там в изумительной звенящей тишине
Песчаный пляж купается в волне.

Там нет акул. Стена из рифов кроет вход.
Из чудных рыб танцует хоровод.
Там был один пропавший мореход –
Покинул бухту он, построив прочный плот.

Жизнь в одиночестве все ж вынесет не каждый.
Я знаю. Я попробовал однажды…

Печаль

Я к вечеру немного стал печальней.
Что люблю, вдруг спуталось случайно.
Что прошло – одно воспоминание.
Что сейчас – минутное молчание.
Будет что – любовь или страдание.
Минутой позже – все воспоминание.

Я желтый лист, летящий на ветру.
Устав от мыслей, засыпаю лишь к утру.
А утром солнце радует теплом.
Я сквозь печаль шагаю напролом.
Из темных мыслей вырвался слегка –
Их разгоню, как ветер облака.

Пусть все уйдет опять в воспоминания.
Сейчас – живу! Есть цели и желания.

Уходит поколение

Уже уходит наше поколение
туда – в безмолвие, откуда нет возврата.
А новое глядит без сожаления,
в экран уставившись, не чувствуя утраты.
Но есть такие, кто, конечно, понимает,
кого утрачивает и с ними что теряет.
Пусть обстоятельства всей жизнью хороводят –
боль осознания поздно к нам приходит…
Переживая, не жалея о прошедшем,
оценивая, что было и прошло,
благодарим друзей, надежно рядом шедших,
и не боимся, что дорогу замело,
что впереди, что сзади – тут не важно.
Мы не одни вперед идем отважно.
Судьбы не знаем – это не беда.
Седеет волос и, конечно, борода.
Чтоб только сердце билось так, как надо,
да чтоб любовь с тобой шагала рядом!..

Потери

Светлой печалью покрыты потери –
те, что со временем годы берут.
Время закроет все раны на теле
души, превращая ее в мерзлый грунт.

Я не искал признаний
и похвал…

Я не искал признаний и похвал
И не просил фортуны знак внимания.
Про то, что видел, чувствовал и знал,
Стихи писал и тихо ожидал
В душе своей простого понимания.

Погибший поэт!

Я не знаю… возможно,
я – погибший поэт!
Меня совесть тревожит,
ну а я ее – нет.
Я живу по указам
своей строгой жены.
Не исполнил приказа –
сразу чувство вины.
Мол, лентяй и бездельник
и пустой стихоплет.
Каждый день – понедельник.
Выходной не дает.
«Не покошены травы,
Не доставлен навоз.
Чтоб разбрызгать отраву,
подключи-ка насос.
И не вздумай хвататься
за тетрадку и ручку!»
Я пытаюсь сдержаться,
не попасть в нахлобучку.
Только ночь остается
мне для слов из души.
И когда удается,
Я кричу ей: «Спеши!
Продиктуй, что хотела
мне сегодня сказать!»
А она уж забыла
и отправилась спать…

Развлечение

Не отличаясь постоянством,
Все занимаюсь графоманством.
Мешает что-то завязать,
Иль сам боюсь себе сказать,
Что собираю рифмы в строчки
Для развлечения одиночки…

Оставаться собой

Не впадая в отчаянье, не теряя надежды,
понимая, что прошлое не вернется, как прежде,
разглядеть важно в будущем знак, что подан судьбой…
Неизбежно меняясь, оставаться собой!

Об авторе:

По профессии – судоводитель, капитан дальнего плавания. Обучался в Великоустюгском речном училище, в Ленинградском речном училище (ЛРУ, в настоящее время Санкт-Петербургский колледж водного транспорта ГУМРФ имени адмирала С. О. Макарова) и в Ленинградском институте водного транспорта (ЛИВТ, сегодня Государственный университет морского и речного флота).

К 30 годам Николай Михайлович получил диплом капитана и первое судно под свою команду. Продолжительное время работал в Северо-Западном речном пароходстве на судах загранплавания (смешанного река – море плавания), затем был капитаном-наставником службы безопасности судовождения.

Награжден знаком «Почетный работник речного флота» и другими государственными наградами. Имеет дипломы капитана дальнего плавания и капитана всех групп судов речного флота, а также сертификат лоцмана речных судоходных путей от Санкт-Петербурга до Ростова-на-Дону.

Николай Поздняков номинирован на премии «Наследие», «Поэт года», «Георгиевская лента». Его стихи включены в альманах «Антология русской поэзии».

Кандидат в члены Интернационального Союза писателей. В настоящее время готовится к изданию его первый стихотворный сборник «Я иду по лужам босиком».

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat