Сто двадцать четвёртый

Максим ШИКАЛЁВ | Литинститут

Рассказ

Казань, 2014 год.

Прозрачный лёд, покрывший ступеньки крыльца, с шумом трескался под натиском рассыпанной соли. Зима в этом году удалась – на радость любителям зимних удовольствий снег шёл каждый день.

«И что же в этом хорошего? Без лопаты к машине даже не подлезешь и из дома не выйти», – думал Айдар, проваливаясь в сугроб.

Он пробрался к широкой дороге, по которой недавно прошёл трактор, и, глядя на дом, стал примериваться, откуда ему проще начать чистить снег.

– Слышь, мужик! – громко раздалось за спиной.

Айдар повернулся на окрик.

– Глухой? Второй раз уже кричу.

Из чёрной машины, с пассажирского сиденья, на него смотрел молодой человек.

– Да нет вроде, подъехали неслышно, а чего хотели?

– Здесь прямо проехать можно, насквозь?

– Там тупик.

Юноша кивнул и что-то сказал водителю. Машина медленно развернулась и поехала в сторону выезда из посёлка. На чёрной крышке багажника блеснула хромированная звезда в круге.

«Ну надо же!»

– Подождите! – Айдар замахал рукой.

«Мерседес» остановился и сдал назад.

– Чего тебе? – спросил водитель.

– Сто двадцать четвёртый кузов! Да я так, машина какого года у вас?

– Ну девяносто третьего, а чё?

– Ничего, просто… У меня была похожая, но очень давно. И где же вы такую нашли?

– Места знать надо! – Водитель рассерженно хлопнул дверью.

«Да, раритет у ребят. Получается, что их тачке двадцать лет! Эх, не понял, какой у них движок. Не спросил… Вряд ли такой же, как у меня был. А, чёрт с ним, работать надо», – Айдар проводил взглядом удаляющийся «мерседес» и воткнул широкое лезвие лопаты в снег.

* * *

Гостиница «Казань», 1994 год.

Солнечный свет ярко освещал просторную комнату, выказывая слой пыли на большом полированном столе. На нём, болтая ногами, сидел коротко стриженный парень в сером спортивном костюме. Прижав телефонную трубку к уху, он задумчиво разглядывал через большое окно узорчатую лепнину на фасаде старинного доходного дома напротив.

– Ну, – молодой человек раздраженно перебирал завитки провода, – опять серебристый?

Он наклонился к телефону:

– Подожди, Жорик, я на громкую переключу.

– Айдар, ты здесь? – Из динамика раздался хриплый голос.

– Здесь, конечно. Так что с цветом?

– Черный, металлик, как ты и заказывал.

– Отлично! – Айдар повеселел. – Кузов обновлённый?

– Да, новый, «сто двадцать четвёртый», – сказал Жора, – мотор триста двадцатый. Машина почти новая, по документам девяносто четвёртый год. Пробег…

– Ты мне сначала четыреста двадцатый мотор обещал.

– Да что ты! Его найти трудно даже у немцев…

– Цена какая? – нетерпеливо перебил Айдар.

– А, вот… пробег шесть тысяч, отдам за сорок косарей, – подытожил Жора.

– Жор, давай за тридцать пять.

– Почему?

– Да потому, что неделей раньше ты говорил, что будет примерно тридцать пять. А это ну никак не сорок.

Жора вздохнул:

– Cумму всю сразу отдашь?

– А как по-другому-то? Сразу, конечно. Приеду и полностью отдам, если машина понравится.

– Хорошо, тридцать семь. Меньше не могу.

– Решили? Тридцать семь тысяч?

– Да, да, я говорю же тебе, – устало сказал Жора, – ох уж эта ваша настырность провинциальная.

– Сам дурак! Так, сегодня среда, в воскресенье приедем забирать. Не отдавай никому машину, понял?

– Хорошо, поверю. Надеюсь, встречать вас не надо?

– Не парься, сами доберёмся, у нас как раз утренний рейс есть, в одиннадцать у тебя будем.

– К одиннадцати? – Жора снова вздохнул. – Спасибо, что не в семь утра.

– Жди, дружище. Давай.

Айдар нажал на оранжевую кнопку телефона и, спрыгнув со стола, подмигнул приятелю, который всё это время сидел развалившись в старом кресле.

– Ну, Серёга, добазарился!

– Теперь к тебе и на хромой козе не подъедешь, – заметил Сергей.

– Хромой, не хромой, а все-таки дождался я машины. – Айдар ударил ладонью по столу.

– А у тебя её нет, шоль?

Сергей, лениво поднявшись, подошёл к окну и выглянул во двор:

– Вот же, стоит внизу девяносто девятая, красавица.

– Да ну, «мерс» – это же совсем другое! Обновлённый, сто двадцать четвёртый, за ними сейчас все бегают!

– Сбывается мечта идиота, – вздохнул Сергей. – Так когда едем-то?

– В воскресенье полетим.

– На самолёте?

– Нет… на ракете.

Сергей отличался склонностью к туповатым вопросам. Однако это было оборотной стороной коммуникабельности и помогало в работе. Исполнительный и надёжный, он всем нравился. У него было много интересных знакомых, в том числе важные и нужные люди. И дела их бизнеса часто решались благодаря связям Сергея.

Друзей объединяло давнее знакомство, переросшее в деловые отношения. Союз быстро оправдал себя. Предприимчивый Айдар, выпускник финансового института, быстро оценил помощь товарища и постепенно возложил на него множество обязанностей. Такое положение дел Сергея устраивало. Айдар выделял ему неплохую долю в доходах, большую часть, естественно, оставляя себе. Но так и должно было быть – Айдар ведь главный!

Их офис или, как они его называли: «контора», располагался в гостиничном номере. Айдар тяготел к архитектурной помпезности. Ему нравились и центр, и здание, построенное ещё в девятнадцатом веке. Но, несмотря на высокие потолки, дубовый паркет и тяжёлую люстру с канделябрами, это действительно была просто «контора» с двумя письменными столами советского производства, стульями и большим потертым кожаным креслом. Из оргтехники имелся лишь телефон да массивный японский калькулятор. А больше ничего, кстати, и не требовалось. Накладные и прочие документы, даже если оформлялись, то вручную. Всё остальное решали слова. Это было время, когда договорённости были важнее и надёжнее бумаг и печатей.

Занимались они куплей-продажей, обеспечивая ларьки и магазины импортным пивом, крепким алкоголем, «сникерсами», сигаретами и прочей, как они считали, ерундой, но которая была сильно востребована городским населением, особенно в ночные часы.

Бизнес, казалось, был вполне простой и успешный. Для начала в Москве приобреталось, например, пиво. Много пива, неважно какого. Главное, чтобы оно было баночным и импортным. Далее в транспортном предприятии нанимали тентованный десятитонный грузовик с водителем. Оставалось лишь привезти в Казань купленный товар и раскидать его по торговым точкам. Обычно за неделю вложенные деньги возвращались с хорошей прибылью. Но и забот хватало. Контроль при закупке, сопровождение в пути, взаиморасчеты с магазинами… Но дела всегда шли гладко благодаря связям Сергея в городской администрации. Даже рэкет и вымогательство на дорогах бизнесменам испытать на себе ни разу не пришлось.

Однако сами деньги были не главным в их динамичной жизни. Друзья увлекались автомобилями. С юности оба не отходили от соседских «москвичей». А сейчас каждый в свои двадцать четыре года имел по последней модели «ВАЗа». Конечно, Айдар всегда ездил на той, что поновей и дороже. Его прежняя машина обычно доставалась по наследству – и по взаиморасчетам – Сергею, которого сие неравенство совершенно не смущало.

Полгода назад Айдар дошёл до самого верха собственных возможностей и понял, что общепринятое коммерсантское благосостояние в виде девяносто девятой модели «жигулей» он уже преодолел, пора выходить на другой уровень – купить иномарку. Какую? Айдар легко ответил себе на этот вопрос. Конечно же, «мерседес». Он уже видел себя в чёрном «мерсе» медленно проезжающим по центральной улице, вызывая всеобщий восторг и уважение.

* * *

В сорок втором «ЯКе» было тесно. Сергей с трудом протиснулся к креслу у окна и, присев, увидел в проходе мужчину. Тот стоял, широко расставив ноги, держа руки в боковых карманах кожаной куртки. Рядом суетилось еще несколько человек. Из-за шума и толкотни обстановка в самолёте становилась напряжённой. Кто-то громко крикнул: «Я сказал тебе, пересядь!» Стюардесс не было видно. Стоящий спокойно наблюдал происходящим. Вдруг Сергей поднялся с кресла.

– Андрей!

Мужчина повернулся и с улыбкой подошёл.

– Привет! – Сергей пожал протянутую через спинку переднего кресла руку.

– Чего, Серёга, в Москву собрался?

Это был Андрей Кабиров – Сергеев друг детства. Одногодки, они когда-то жили в одном дворе. Их матери дружили и почти каждый вечер встречались, чтобы за чашкой кофе обсудить ещё один прожитый день.

– Ну ты спросил! – улыбнулся Сергей. – Самолёт же в Москву летит. Вот, с товарищем едем по делам.

– Ясно. – Андрей молча поздоровался с Айдаром. – А я, видишь, тоже, c пацанами.

– Да уж слышу и вижу. Вы надолго туда?

– Как карта ляжет, ну пойдём пока вдвоём присядем.

Сергей вылез в проход, и они пошли к свободным местам в конце салона. К этому моменту самолёт уже взлетел и набрал высоту.

Они не виделись очень давно. Сергей рассказал, чем сейчас зарабатывает на жизнь.

– Сам-то как? Всё «асфальт» в городе делите?

– Договоришься сейчас, – пошутил Андрей.

– Нет, а как должен спросить? Бандитствуете?

Андрей наклонился к Сергею:

– Ну а что делать? Я бы давно бросил всё это. Но так погряз… что уже по-другому не могу.

– Понятно. А в Москве где будете?

– Гостиница «Симферополь», – Андрей погладил бритый затылок.

– Знаю такую, так вы же раньше в «Украине» были?

– Да нет, мы уже год как в «Симферополе», у нас там целый этаж.

– То есть как этаж?

– А вот так, сейчас думаем, как её всю целиком забрать.

– Ну ты даёшь! Кстати, останавливался я в «Украине» ещё в девяностом, – Сергей улыбнулся, – так мы с товарищем в ресторан пошли, который в подвале.

– И что?

– Да нас усадили прямо в центре зала, а вокруг были столики с чеченами. И через каждые десять минут на сцену к оркестру выходил мужик в белой рубашке с бабочкой со словами: «Президенту Дудаеву посвящается эта песня». Прикидываешь? А после начиналась барабанная дробь и лезгинка. Да вообще вся гостиница была как одно большое кавказское землячество.

Андрей засмеялся:

– Нет, сейчас всё не так. Да и чёрт с ней, с этой «Украиной». А ты чего едешь?

Сергей объяснил.

– На обратной дороге будьте осторожны, – сказал Андрей, – ты моего двоюродного брата Мишу помнишь?

– Конечно, помню. Он вроде бы на юрфаке учился.

– Он молодец, – сказал Андрей, – отучился и теперь в Чебоксарах в прокуратуре работает.

– Вы такие разные.

– Да уж, – Андрей посмотрел на свои кулаки, – я тебе телефон его дам, скажешь, что от меня, и он поможет. Он даже тебя помнить должен.

– Спасибо, надеюсь, не понадобится. Где Чебоксары, а где мы.

– Всякое бывает. – Андрей достал ручку и, оторвав край от торчащей из кармана сиденья газеты, написал номер. – Держи, это его домашний, не давай никому. Мимо них же обратно поедете. И вообще, лучше у нас переночуйте, а с утра двинете спокойно. Так что, приезжай. Мы прямо у метро Симферопольская, третий корпус, а там легко найдешь.

Они еще несколько минут поговорили. Андрей ушёл к своим, а Сергей вернулся к Айдару.

– Ничего себе, у тебя, Серёга, знакомые, ты меня не перестаёшь удивлять! Это Кабир был?

– Ага. Столицу покорять поехали. У него, кстати, брат сейчас в Чебоксарах, в прокуратуре.

– А что нам? У нас в Чувашии ничего нет.

– Ну всё же, мало ли что.

– Может, и пригодится. И давно ты Кабира знаешь? – спросил Айдар.

– Всю жизнь почти… – ответил Сергей, глядя на облака в иллюминаторе.

* * *

Самолет садился жёстко. До удара шасси о полосу его сильно трясло и качало из стороны в сторону. Айдару показалось, что сначала «Як» коснулся бетонки правым шасси, а затем левым. Возможно, так и было.

Каждый раз при посадке Айдар испытывал страх. В автомобиле он чувствовал себя спокойнее. Сидишь за рулем, сам всё контролируешь и всем управляешь. А здесь приходится доверять жизнь лётчику, которого даже не видишь вначале. Только после посадки он с важным видом быстро проходит мимо пассажиров, чтобы выйти первым.

Сергей проспал половину пути и проснулся, когда самолет остановился.

– Прилетели?

– Дрыхнешь как сурок, – Айдар резко поднялся, – нет, обратно вернулись.

Они пошли к выходу. Кабир помахал им рукой. Сергей кивнул на прощание и вспомнил: «Надо же, Михаил сейчас прокурор».

Аэропорт был забит людьми. Прорвавшись сквозь строй таксистов, парни быстрым шагом подошли к очереди на автобус, до ближайшего метро.

Старый туристический «Икарус» без остановок довез их до «Домодедовской». Считалось, что общественный транспорт безопаснее, чем таксисты-рвачи. Случаи бывали разные, и сумма в карманах лежала нешуточная.

Лязгающий металлом и скрипящий резиной эскалатор вернул их на поверхность. Над площадью величественно возвышалась огромная, подпирающая небо колоннада главного входа ВДНХ. Миновав её, парни направились к воротам у павильона «Москва». Там среди многочисленных стоянок, забитых автомобилями разных марок, и располагался автосалон Жоры. У Айдара разбежались глаза. Замысловатые формы ярких спорткаров и сверкающий на утреннем солнце хром. Всё это поднимало настроение.

– Похоже, что, кроме Жорки, никто не работает. – Сергей, как обычно, констатировал очевидное.

– Сегодня же воскресенье, – Айдар, оглядываясь, пытался сориентироваться, – я насчитал уже два автосалона, а у него третий справа… Ага! Всё, пришли.

За приоткрытыми железными воротами на стуле дремал мрачного вида бородатый мужик.

– Что надо?

– Мы к Жоре. За машиной приехали.

– Айдар?

– Да, он самый. – Айдар усмехнулся.

– Заходи. – Бородач махнул рукой и закрыл ворота на цепь.

Уложенная плиткой дорожка привела к зелёному вагончику. В открытую дверь Айдар увидел Жору. Он сидел за письменным столом с хот-догом в руке.

– Здорово.

– О, какие люди! Заходи, гостем будешь.

– Всё жрёшь?

Жора не был самым стройным парнем города Москвы.

– Ну что ты! Ну люблю я покушать.

– Ну-ну.

– Да заходите же, через порог говорить – примета плохая. – Жора поднялся и вышел из-за стола.

– Примета плохая в сторону леса ночью в багажнике ехать.

Айдар зашёл в вагончик, протягивая руку. Они поздоровались.

– Всё шутишь! Как добрались?

– Нормально. Наверное, про деньги хочешь спросить?

Жора закивал головой.

– На, принимай! – Айдар достал из сумки пакет.

Вернувшись за стол, Жора долго и задумчиво протаскивал каждую стодолларовую купюру между указательным и большим пальцем, каким-то ему одному известным способом определяя подлинность. Затем он снова всё пересчитал и бережно перетянул каждую пачку новой резинкой. Спрятав валюту в стоящий рядом со столом большой коричневый сейф, он протянул Айдару конверт:

– Здесь ПТС и ключ, а справку-счет сейчас оформим.

Айдар достал из конверта голубоватый листок. ПТС был ему незнаком. Паспорта транспортного средства появились не так давно, сравнить было не с чем. Бросилось в глаза, что паспорт был заполнен шариковой ручкой. Чья-то, скорее всего женская рука аккуратно и красиво вывела каждую букву и цифру синей пастой. Внизу стояли круглые печати.

– Слышь, Жор, а почему не на компьютере?

Жора, хлебнув «Фанты», махнул рукой.

– Это не ко мне, – сказал, проглотив газировку. – Ты не переживай, всё нормально. Если машина с учета снята, значит, она на учёте уже была. А раз она была на учёте, то и проверялась уже не раз. А как заполнили, это неважно.

– Так, общество «Автостарт», город Москва, а после – «Трофимова Наталья Степановна, город Иваново, улица Первая Ёлочная, дом двадцать шесть», – прочитал вслух Айдар данные прежних владельцев. – В Иваново на учёте была?

– Да, там хороший канал, у меня почти всё оттуда, – ответил Жора.

Автоинспекция, похоже, там была особенная. Это подтверждала забитая разными машинами стоянка вокруг вагончика. Номера почти на всех были ивановские.

«Ничего, главное дома на учёт поставить, а там Иваново, не Иваново… А если с номерами брать, то тридцать седьмой регион не хочется. С таким долго не поездишь. Лучше уж с нашими, с татарскими».

– Слушай, а где второй ключ?

– У хозяина, это как бы залог.

– В смысле? – удивился Айдар.

– Это когда я ему его деньги за машину выплачу, только тогда хозяин второй ключ вернёт. А после передам тебе как-нибудь или вышлю.

– Ты не говорил про это ничего! – возмутился Айдар. – Всё у вас, у москвичей, через одно место.

– Да что ты! Я просто забыл тебе сказать, зла не держи.

Жора виновато посмотрел на Айдара.

– Ну, чего… не доверяешь?

– А что за хозяин, откуда взялся?

– Ты же сам просил, чтобы триста двадцатый мотор был, –  круглое лицо Жоры расплылось в улыбке, – вот и пришлось мне искать там и сям. Без предоплаты, кстати!

Айдар посмотрел на Сергея, тот пожал плечами.

– Ну чего ты напрягся, у нас же и так с тобой всё на доверии, – продолжал Жора. – Говорю же, я тачку держал для тебя без предоплаты. Если не хочешь, она завтра же улетит.

Обратного хода Айдар для себя не видел. Машину пришлось ждать долго, и цена не подлежала обсуждению.

– Пойдём машину посмотрим, – Жора вышел на стоянку.

Подхватив свою сумку и ключ, Айдар последовал за ним.

«Мерседес» оправдал все ожидания. В Казани такого пока не было ни у кого.

– Айдар, знаешь, что такое кожаный салон, полный электропакет, автомат и триста двадцатый мотор?

– Что?

– Это же просто самолёт!

Жора захохотал.

– Магнитолу только штатную замени, лётчик, люди на качество звука жаловались, – и, глядя на восторженное лицо Айдара, сквозь смех добавил: – Давай паспорт, документы оформлю.

– Ты что, сам всё делаешь? – удивился Айдар.

– Слушай, сегодня, как известно, воскресенье. Выходной у сотрудников. И из-за вас, мудил казанских, мне действительно всё самому делать придётся.

С этим Жора и ушёл в вагончик, а Айдар продолжил осматривать «мерседес»:

– Да, звезда на капоте! Серёга, открой его.

Сергей, сидевший за рулем, наклонился и дернул рычаг. Капот, совмещенный с решёткой радиатора, открылся, как сундук с сокровищами, обнажив совершенство немецкого автопрома. Всё блестело и сверкало новизной. Тяжёлая крышка накрывала мотор. Из-под неё выглядывали чёрные толстые трубки.

– Вот он, новый сто двадцать четвертый кузов! Фары зализанные, – аккуратно хлопнув, Айдар закрыл капот и погладил стекло.

Часть металла у решётки радиатора немного заходила на фару, сглаживая угол и создавая обтекаемую форму.

– Эх, Серый, ты говорил «девяносто девятая», посмотри – вот шедевр! Хотя и классика. Здесь идеальная геометрия кузова. И мотор двести двадцать сил.

Машина была великолепна. Чёрный перламутровый цвет в сочетании с серыми накладками вдоль дверей дополнял общий вид.

– Глянь, здесь дворник на лобовом стекле один. Он каким-то образом весь обзор чистит.

– А воду куда наливать?

– Открой ещё раз, – Айдар ткнул пальцем, – вот здесь крышка, бачок с подогревом, специально для зимы. О как!

Выкурили по сигарете. Вернулся Жора и снова протянул конверт:

– Ну что мне добавить, уважаемый покупатель? Мотор мощный, разгон до сотни за восемь секунд с копейками. Кондиционер раздельный, стеклоподъёмники, круиз-контроль, АБС.

– Да, вижу.

– Кузов обновленный, поворотники стали белого цвета, – не унимался Жора. – А состояние какое!

– Хорошо, документы давай.

– Теперь, то есть с девяносто третьего года, это «Е» класс.

– Да знаю я.

– Держи, здесь твой паспорт, на ПТС печать поставил, фамилию и адрес вписал… вот ещё «справка-счет». Транзитные номера не выданы.

– Почему?

– Ну я-то откуда знаю! Я же их сам не печатаю!

– Не кипятись.

– Где галочки, надо расписаться.

Айдар разложил бумаги на крышке багажника и, не читая, поставил везде свою подпись.

– Ну что, давай? – сложив все обратно в конверт, он размашисто протянул Жоре руку. Тот крепко пожал её, а левой рукой хлопнул Айдара по плечу.

– Будь здоров, если что, звони. Пойду деду скажу, чтобы ворота открыл, кстати, он ваш – татарин.

– Сам ты татарин, – сказал Сергей и сел в машину.

– Да, ещё вот. – Жора протянул маленький пакет с пластмассовым голубем.

– Это что?

– Ароматизатор воздуха в салон. Сувенир.

– Спасибо. – Айдар бросил голубя в сумку и положил её на заднее сиденье.

– Ключ давай, бумаги в бардачок положи, – сказал он, подавая Сергею конверт. – Ну что, поехали?

Айдар завёл «мерседес» и, опустив стекло, повернул в сторону ворот.

– Уважаемые гости, город Москва большой и стрёмный, – на ходу крикнул Жора, – машину нигде не бросайте, лучше сразу домой, у вас полный бак.

– В смысле?

– В смысле – бонус от автосалона!

– Спасибо, не ожидал. А если в гостиницу и на стоянку?

– Ага, на стоянку, там тебе не наш салон, угонят, и ничего не сделаешь. Не найдёшь после уж точно. – Жора махнул рукой.

Да, действительно, угнанные машины, как правило, не находили. Но бывало по-разному. Айдар вспомнил, как его знакомый поехал в Москву на своей «девяносто девятой» цвета «сандал» пройтись с женой по магазинам. В последний день они решили еще раз заглянуть в ЦУМ, оставив авто у Большого театра. Когда они вернулись, машины не было. Лежала на асфальте лишь выпавшая пачка сигарет. С почти новым автомобилем пропали норковая шуба, женина  сумка с документами и куча купленного в столице барахла. Приехавшие сотрудники милиции долго смеялись, когда узнали, что на машине не было сигнализации. В отделении следователь так и сказал: «И чего же вы такие нарядные в Москву на машине приехали, проще было пачку денег с собой взять, на поезде добраться и здесь эти деньги на асфальт положить. Это вам не деревня, это Москва!» Но документы все же оформили, взяв контактный телефон.

Везение штука редкая, но через три месяца позвонили потерпевшему домой уже из казанской милиции, и предложили прийти к ним на улицу Островского, на штрафную стоянку, для опознания транспортного средства. Ошибка? Оказалось, что нет. На стоянке он увидел свой пропавший автомобиль, только без личных вещей в салоне. Угонщики, поленившись изменить кузовной номер, продали автомобиль по поддельным документам казанским бандитам. А те попались при постановке на учёт, не подозревая, что машина числится в угоне. Итог: угнали машину в Москве, а нашлась она дома, почти на соседней улице. Случай действительно был редкий, уникальный.

– Слышь, Серёга, давай сейчас и рванём, – сказал Айдар. – Пока ещё светло. Не будем рисковать.

– А может, лучше к Кабиру в «Симферополь»? Он мне сам предлагал, переночуем спокойно и…

– Нет, – прервал Айдар, – поехали сейчас, чем раньше, тем лучше.

– Как скажешь, старшой, в магазин только надо поесть купить.

Айдар кивнул.

Бородач, который здесь был, вероятно, не только сторожем, но и дворником, открывал ворота. Тут же стоял Жора с сигаретой в руке. Айдар помахал ему через стекло, и «мерседес» медленно выехал на аллею в сторону павильона «Москва», к выезду. Огибая «Рабочего и колхозницу», он, наконец-то, по-настоящему ощутил невероятную радость от обретения того, о чём мечтал. На проспекте Айдар так нажал на педаль газа, что обоих прижало к кожаным креслам.

Большая площадь перед универсамом в Перово была заполнена людьми как зал аэропорта. Здесь в суете, с фанерных прилавков и из зарешётчатых ларьков торговали всем подряд.

Айдар припарковался. Недалеко старушка, с гордым видом восседая на деревянном ящике, держала в руке банку «Туборга». Посмотрев на вышедшего из машины Сергея, она прокричала писклявым голосом:

– Мальчишки, пиво берите. Хорошее!

Сергей помотал головой:

– Айдар, вот и нам так торговать надо.

– Во-во, за полдня всё продаст с поребрика, и магазин ей не нужен, –поддержал шутку Айдар. – Слушай, надо воды купить, сосисок и хлеба.

– Ага, и курева.

Айдар закрыл машину:

– Серёга, ты это, у машины побудь, мало ли что.

– Конечно, – согласился Сергей. – Ключ оставишь?

Айдар, сделав вид, что не услышал, побежал в магазин.

Сергей закурил. «Неисправимый! Ключ не дал, даже мне не доверяет…» – подумал, глядя на «мерседес».

– Здравствуйте, – раздался голос за спиной.

Повернувшись, Сергей увидел милиционера.

– Старший лейтенант Кураев. – Милиционер отдал честь. – Гражданин, предъявите ваши документы.

Сергей достал из кармана паспорт и протянул его лейтенанту.

Офицер сличил Сергея с фотографией и пролистал дальше:

– В Казани проживаете?

– Да.

– В Москве давно находитесь?

– Сегодня только приехал.

– Покажите ваш билет, подтвердите дату прибытия.

Вопрос был неожиданный.

– В каком смысле «дату прибытия»? – не понял Сергей.

– Москва была и есть режимный город. У вас, гражданин, всегда имеются три дня, в течение которых вы должны зарегистрироваться по месту пребывания.

– Хорошо, хорошо.

Сергей стал вспоминать, где могут быть билеты. Обшарил все карманы и ничего не нашёл.

«У Айдара, наверно, билеты…»

– Чего-то не найду, – промямлил Сергей, оттягивая время.

– Ищите, иначе мы с вами будем вынуждены проехать в отделение для проверки.

– А чего в отделение-то сразу? Я же говорю, я сегодня приехал.

– Гражданин, не спорьте. Найдите билет или проедем. Ваша? – Милиционер показал на «мерседес».

«Без номеров, мало ли что…» – подумал Сергей.

– Нет.

– Хорошо, билет ищите.

– Нет билета, – растерянно сказал Сергей, – делся куда-то.

– Пройдёмте. – Сержант, напарник лейтенанта, взял Сергея за плечо.

– Ну товарищ лейтен… – Сергей не успел договорить, его схватили за другую руку и поволокли в сторону магазина, где стоял зелёный УАЗик.

Сержант резко затолкнул Сергея в машину, направив его лбом на верхний поручень переднего сиденья. Расчет был верный, у Сергея от удара зарябило в глазах. Дверь захлопнулась.

– В армии служил?

– Нет, не довелось пока. – Сергей потер ушибленный лоб.

– Оно и видно, – зло усмехнулся лейтенант, – в армии как? Если прапорщик сказал солдату, что бурундук птичка, значит, так оно и есть. А ты споришь.

«УАЗ» спрыгнул с тротуара на дорогу. Машину качнуло вправо, отчего Сергей врезался головой в боковое стекло. От боли снова потемнело в глазах. Он обернулся, провожая глазами через решетку задней двери удаляющийся «сто двадцать четвёртый».

Сложив купленные продукты в пакет, Айдар поспешил к машине. «Вроде ничего не забыл, ага, сигареты, но это в ларьке».

«Мерседес» стоял на прежнем месте, но Сергея рядом не было. «Ну надо же, попросил побыть здесь. Нет, свалил куда-то».

Айдар кинул пакет на заднее сиденье и сел за руль. Шумоизоляция полностью заглушила звуки улицы. В салоне стоял приятный запах кожи и пластика. Для него это был необычный и новый запах. Так не пахло ни в одной машине. Заблокировав двери, он поглядел вокруг. Старушка с пивом, которую можно было бы расспросить, тоже исчезла. Сергей не появлялся. Оставалось ждать.

Не выдержав, Айдар оставил машину и купил в ближайшем ларьке блок «Магны». Он нервничал. Выкурив две сигареты подряд, Айдар так и не понял, куда мог пропасть его товарищ. Ожидание, трата времени не сулили ничего хорошего.

Абсурдная ситуация. Сергей не мог исчезнуть или сбежать. «Ждать или не ждать? Если искать, то где? Лишь бы, пока стою, кто-нибудь глаз на машину не положил».

Было уже почти два часа дня. Дальше оставаться было глупо и опасно.

«А может, в «Симферополь» к Кабиру рвануть?» – Айдар вспомнил слова Сергея. «Хотя без Серого не лучший вариант, Кабир меня совсем не знает».

Айдару стало страшно. Измучив себя рассуждениями, понимая, что Сергей исчез не просто так, Айдар принял решение уехать. В голове его мелькнула мысль, что он бросает товарища. Но поглядев на полировку отделки салона, ровные строчки на пассажирском сиденьи и звезду на руле, он завёл двигатель.

«Неправильно это всё, конечно. Но где и как я буду его искать? Да на такой машине… В Казань приеду, разберёмся. Дай бог, объявится уже, наверное, к тому времени».

Бензина был полный бак. Спасибо Жоре.

Попав наконец-то на шоссе Энтузиастов, Айдар быстро добрался до МКАДа. Москва закончилась. Ему предстояло преодолеть почти восемьсот километров. Ошибиться в пути было сложно. Сразу после Балашихи висел большой знак: «Владимир 165 км, Нижний Новгород 393 км, Казань 780 км».

Далее шли населённые пункты со смешными и необычными для казанского уха названиями: Электросталь, Электроугли, Петушки!

Дорога была привычной. Айдар ездил по ней много раз, сопровождая грузовики с товаром. Главными ориентирами всегда были три города. Сначала надо доехать до Владимира. Далее, на полпути, Нижний Новгород, который многие называли по старому Горьким. Там Айдар обычно заправлялся. После предстояло проскочить Чувашию мимо поворота на Чебоксары. Предфинальной частью путешествия была Республика Марий-Эл, которая граничила с Татарстаном.

Во Владимире у Айдара произошла маленькая неприятность. Увлекшись, получая удовольствие от скорости, он слишком быстро въехал на городскую улицу, совмещённую с объездной дорогой. Лихо поднявшись в горку и отвлекшись на непонятную ему надпись «Рпень», что украшало большое здание на развилке в сторону центральной части города, Айдар увидел желтый гаишный автомобиль и инспектора, который целился в него своим полосатым жезлом.

«Эх, попался всё-таки. А как хорошо ехал, можно было бы проскочить через центр, через «Золотые ворота».

Айдар остановился и вышел из машины.

– Здравствуйте, водитель, ну что же вы это, всё-таки город! – обиженным тоном начал сержант. – Ездите быстро. Водительские документы приготовьте. – Он показал на жёлтый «москвич».

– Заодно и скорость свою посмотрите.

В служебной машине было душно. На торпеде стоял огромный прибор, показывающий скорость проезжающих мимо автомобилей. Сидящий за рулём милиционер молча кивнул, и Айдар уселся на переднее сиденье.

Инспектор взял только водительское удостоверение и посмотрел на «мерседес».

– Ну что, Айдар Султанович, увлеклись? Показать вам вашу скорость?

– Не стоит. Да, товарищ капитан, виноват, – с готовностью выпалил Айдар, – готов понести заслуженное наказание.

– Быстро ездите, это вам не Германия.

– Но машина-то германская. – Айдар виновато опустил голову.

– Шутник! Ну, раз готовы – несите.

Айдар достал двести рублей, аккуратно вложил их в сложенный вдвое ПТС и протянул капитану. Тот моментально спрятал деньги в руке.

– Не нарушайте больше, при выезде из города наши тоже стоят. – Он протянул документы.

– Спасибо, товарищ капитан. А вопрос можно?

– Да.

– Что такое «Рпень»?

– Река местная, левый приток Клязьмы.

Инспектор отвернулся в сторону окна, но тут резко запищал прибор.

– Вот и еще один…

Айдар не прощаясь, выскочил из машины и побежал к машине, по дороге обменявшись взглядом с сержантом. Тот стоял в ожидании очередной жертвы, а навстречу ему уже почти бежал мужчина, роясь во внутренних карманах.

В уютном салоне было свежо и чисто. Айдар потёр ладонью мягкий пластик над бардачком, поправил зеркало заднего вида и завёл мотор. Маленькая неприятность – забудется быстро.

«И всё же где Серега?»

Владимир остался позади, скоро Боголюбово. Айдар хорошо знал это место. Замечательный православный храм с красивой величественной звонницей привлекал взгляды всех проезжающих. Айдар, конечно, был атеистом. Совсем ещё недавно правила советская власть. В комсомол он вступил тогда абсолютно искренне. Храмы же интересовали его исключительно из любви к истории, которую он обожал с детства. Это произшло благодаря бабушке соседского мальчика, которая до пенсии была археологом. В Боголюбово он не раз останавливался, чтобы просто полюбоваться стариной.

При выезде из Владимира действительно замеряли скорость. Выражение «предупреждён–вооружён» отлично сработало. Чинно и важно Айдар проехал мимо милицейского поста со скоростью шестьдесят километров в час.

Боголюбово встретило его привычно неровным асфальтом. Медленно двигаясь мимо колокольни, Айдар мельком взглянул на кованые кружева ворот. Дорога вошла в длинный затяжной поворот, рассекающий болотистую местность. До Нижнего Новгорода оставалось чуть больше двухсот километров.

«Вот там и заправлюсь», – решил он и обогнал медленно идущий «КАМАЗ» с прицепом.

То слева, то справа проносились полуброшенные деревни. Незаметно закончился длинный перегон до Вязников, и Айдар направил «мерседес» в сторону Гороховца, последнего сравнительно крупного городка во Владимирской области, в центре города стоял красивый купеческий дом, богато украшенный накладной деревянной резьбой на фасаде и двумя башенками на крыше. Нижний Новгород был совсем близко.

Нижний не преподнёс сюрпризов, кроме того, что заправка не работала. Большой промышленный город славился автомобильным заводом, где производили легендарную «Волгу». Айдар приезжал сюда в студенческие годы, когда подрабатывал проводником плацкартного вагона поезда «Казань–Горький». Рабочую окраину, где проходила объездная улица Кирова, украшали лишь высокие пирамидальные тополя, высаженные много лет назад вдоль жутких промышленных зданий и облупленных хрущёвок. На многочисленных светофорах, что стояли на каждом перекрестке, жёлтый цвет отсутствовал. Только зелёный и красный. Они так резко переключались, что дважды Айдар чуть-чуть не попал под запрещающий сигнал.

Большой мост через Оку завершал вчерашний Горький, ставший вдруг Нижним. Далее ждала долгая, всегда казавшаяся Айдару бесконечной дорога до Чувашии.

* * *

Сергей вышел из отделения милиции, где его продержали несколько часов. Злой патрульный лейтенант, объяснив ситуацию, сдал его дежурному и уехал. После этого Сергей просто отсидел в клетке для временно задержанных в ожидании ответа на запрос. Лежащий в углу чрезвычайно смердевший бомж комфорта не прибавлял. В базе находящихся в розыске Сергей не числился и, заплатив «штраф» в размере последних пятисот рублей, он был отпущен на все четыре стороны.

Понимая, что с момента его задержания времени прошло много, Сергей для очистки совести всё же отыскал универсам.

«Мерседеса» он там не обнаружил. Оглядев опустевшую площадь перед универсамом, Сергей предположил, что Айдар уехал, его не дождавшись.

«Свалил гад! Хотя он же не знал, где я».

Нащупав в кармане паспорт, Сергей поспешил к ближайшей станции метро. Только земляки могли помочь ему с деньгами на дорогу домой.

«Если в Казань он рванул, его уже не догнать. Лишь бы доехал нормально».

Сергей без труда нашёл гостиницу «Симферополь», где его встретил Андрей Кабиров.

– Говорил же я тебе, поехали бы вы к нам, – сказал он, выслушав рассказ Сергея.

– Ну, так получилось, Айдар был против, быстрей хотел.

– Против… А чё тебя бросил?

– Он же не знал, где я.

– Мне бы позвонил, мы бы народ подняли.

– Не знаю…

– Ясно. Защищаешь дружбана своего.

– Дай бог, доберётся, а там уж…

– Неудачный у тебя партнер!

Сергей молчал.

– Хорошо, давай перекусим, – предложил Андрей, – а после ребята тебя в аэропорт отвезут, на последний рейс успеешь.

* * *

В Кстово стрелка индикатора топлива оказалась почти на нуле. Проехав большую площадь с памятником Ленину, Айдар через квартал увидел площадку под синим навесом, с гордой надписью «АЗС №3». Надпись подсказывала, что в городе, как минимум было ещё две заправочных станции. Айдар подъехал к свободной колонке, с другой стороны которой пристроился небольшой автобус. Водитель с выпирающим из куртки животом уже стоял у кассы, с пластмассовой банкой в руке.

– Вот это вещь! Хороша? – Мужчина кивнул в сторону «мерседеса».

– Да, ничего вроде, – улыбнулся Айдар.

– Дорогая?

– Ну да.

– Давай вперёд, – сказал он, со звоном встряхнув банку. – У меня тоже сегодня навар.

Айдар достал деньги.

– Какого, сколько? – послышалось из динамика. – Крупнее только давайте.

– Мне девяносто третьего, на сорок, на вторую.

Купюры оказались в лотке.

«Ща я ей дам», – уходя услышал за спиной Айдар.

Множество монет разного калибра высыпались из опрокинутой банки.

– Мне на всё, семьдесят шестого, – с жаром выдохнул автобусник.

– Опять вы мне мелочь сыпете, – застонала в динамик кассирша. – Сколько же можно!

«Не в первый раз, похоже. И меня специально вперед пропустил. Сейчас будет она считать».

Айдару было жалко женщину и одновременно смешно.

Сцена на заправке его расслабила. Наконец голод дал о себе знать, и ему захотелось проглотить до темноты чего-нибудь горячего.

Айдар выехал на центральную улицу, ведущую в сторону Казани. Дорога разрезала Кстово на две части. Город выглядел брошенным. Прохожих на улицах почти не было. После неровно обломанной кромки асфальта на месте, где должен был быть тротуар, из серого грунта пробивалась сухая трава. За штакетниками, перед замшелым силикатным кирпичом хрущевок начинались заросшие палисадники. Магазины и ларьки не попадались. Лишь в одном из домов, над облупившейся, когда-то зелёной дверью с большим висячим замком виднелась надпись «Промтовары».

В глубине переулков тоже вряд ли что-то нашлось бы. В надежде обнаружить что-нибудь подходящее на трассе Айдар выехал из Кстово.

Через десять километров он издали заметил на обочине большой фанерный лист с надписью. Айдар сбавил скорость. «Шашлык 100 метров» – указывала коряво нарисованная стрелка. «Мерседес» свернул с дороги и медленно подъехал к кафе.

«Ну и где тут сто? Обманщики!»

Хрустя гравием, «мерседес» остановился у переделанного под кафе морского контейнера. Недалеко стоял большой закопчённый мангал с навесом. Шёл легкий дым. Заведение работало.

Заглушив мотор, Айдар вышел из машины. Аккуратно закрывая дверцу, он стряхнул пыль с бокового зеркала. Погладив капот, полюбовался решеткой радиатора и направился к деревянному крыльцу. Вдоль всего контейнера тянулась надпись: «Шашлык у Ахмета». Буквы на железном листе плакали подтёками краски. Айдар кинул взгляд на «мерседес» и толкнул дверь вагончика.

Внутри оказалось чисто и вполне просторно. Выяснилось, что это два контейнера, боковые стенки которых срезали и соединили в один. Справа, на дощатом полу, четыре пластиковых круглых стола и стулья, а в глубине – что-то вроде стойки, за которой в облаке табачного дыма сидел бородатый мужик непонятной национальности:

– Что, покушать желаете?

Не дождавшись ответа, он сделал знак рукой в угол, откуда тут же вынырнул парень в телогрейке без рукавов и поспешил на улицу с шампурами в руках.

– Вы присаживайтесь, присаживайтесь, сейчас вам всё принесут.

Айдар еще раз оглядел пространство. Тусклые лампы в странных абажурах.

– А что принесут-то?

– Уважаемый, не беспокойтесь, меню все равно нет, а шашлык у нас хороший очень. Пить что будете?

– Вода есть какая-нибудь?

– «Херши», оранжевый, вкус победы! Как в рекламе, – заржал шашлычник. – Уважаемый, присаживайтесь, присаживайтесь, оплата после. Полностью будет триста пятьдесят.

Айдар кивнул и пошёл к столику в углу.

Вскоре на столе появилась бумажная тарелка салата из нарезанных огурцов с кольцами репчатого лука и лоток с шашлыком уже без шампуров. В середине лотка краснела лужица кетчупа.

– Хлеб, пожалуйста, – приговаривал хозяин, – водичка…

Пластиковая бутылка с оранжевой жидкостью стала финальным украшением стола. Стакан был выдан граненый.

– Приятного! – расплылся в улыбке и исчез за стойку спаситель голодающих.

Айдар взял пластмассовую вилку, принялся за еду.

Мясо, как и следовало ожидать, было жестковато. Но с голоду казалось ничего, да и аромат шашлыка был неплох. В целом пища была съедобной.

Когда Айдар дожёвывал третий кусок, входная дверь резко открылась.

Из четверых крепких, коротко стриженных мужчин выделялся абсолютно лысый, выглядящий старше остальных. Новые гости были одеты в почти одинаковые куртки из толстого спилка. На лысом был кожаный пиджак, накинутый на синий адидасовский спортивный костюм. Золота у него на шее висело, наверное, с целый килограмм.

– Опа! У тебя чё, клиенты, Ахмет? А все жалуешься, что выручки мало, – хохотнул лысый.

– Здравствуйте, здравствуйте, проходите, пожалуйста, – закудахтал хозяин и выбежал из-за стойки. – Давно не были.

– Дела решали.

Лысый сделал жест, и парни уселись за ближайший к двери стол. Сам он сел отдельно, напротив Айдара.

– Шашлык будете?

– Ахмет! Ты чё? У тебя разве что-то другое когда-нибудь было?

– Ага, я сейчас, – рванулся Ахмет.

– Стой! – сказал лысый. – Так, шашлыка всем и водки. Салат…

– Да, да, будет, – Ахмет бросился к двери.

– Ахмет!

– Что?

– Шучу, быстрей давай!

Гости заржали, и хозяин шашлычной выбежал из вагончика.

Закончив разговор, лысый в упор посмотрел на Айдара. Глядя на поднос и чувствуя свой участившийся пульс, Айдар судорожно думал: «Ё-мое, что делать? Вот ведь баран, жрать ему захотелось! А мог бы ехать да ехать».

Засовывая в рот очередной кусок мяса, он подумал: «А если машину захотят забрать? Нет, просто так я ничего не отдам».

Он потряс головой, стараясь отогнать эту безумную мысль.

«Хотя? Или, если что, деньги им, может, нет… тогда на бензин не хватит. Надо выйти покурить пока».

Айдар повернулся к стойке.

– Это… я покурить выйду, – вставая, сказал он. – Не убирай пока, я доем и рассчитаюсь.

Парень в телогрейке кивнул.

Последнее Айдар произнес нарочито громко. В этот момент, открыв ногой дверь, зашел Ахмет с шампурами в руках. Подходя к выходу, Айдар заметил, что один из крепышей попытался встать, но лысый придержал его, показав на еду.

Выйдя на улицу, Айдар прикурил сигарету. Рядом с «мерседесом» стояли «жигули» девятой модели. Стало не по себе.

«Девятка» вишнёвого цвета с коротким крылом. Типичный вариант. Да! Вот тебе и причина машину сменить. Как бы эта мысль прозорливая не пришла им в голову! И прямо сейчас. Здесь под Кстово меня искать если даже будут, то не найдут. И машина без номеров. Эх, Сергей, куда же ты пропал!»

Сигарета быстро заканчивалась.

«А может быть, рвануть прямо сейчас? Нет, нельзя, тогда они по всему правы будут. Типа кафе кинул, не заплатил. Этому урюку только волю дай своей крыше на жизнь пожаловаться. Каждый кинуть норовит. Для них это повод. Ой, да чего это я, какой им повод! Им, с такими рожами, он и не нужен. А за мной пока не пошли, может, пронесёт? Так, вернуться и рассчитаться надо по-любому».

Его осенила идея. Посмотрев на «мерседес», Айдар достал ключ зажигания и отогнул резиновый коврик на крыльце. Он положил ключ в угол ступеньки и накрыл его половиком. Заметно не было.

«Хорошо, что ключ один». «Кстати, не два!» – вспомнил Айдар. «Ой, да о чём я сейчас. Быть бы живу…»

Он затушил сигарету и открыл дверь.

«Так, заходим, рассчитываемся и уезжаем».

Подходя к стойке, он сказал:

– Поеду я. Чего с меня, сколько?

– Ну вот, не доели, а почему не стали?

– Наелся просто, спасибо.

– Четыреста пятьдесят, – почему-то сказал шашлычник и добавил, дежурно улыбаясь: – Всего.

«Ещё лыбится, крохобор. А говорил – триста пятьдесят. Он, похоже, «мерседес» заценил, потому сотню добавил. А может быть, он и бандюков навёл? Хотя здесь нет телефона. Не смог бы. И эти, похоже, действительно просто поесть сюда закатились. А машину мою с дороги видно. Не повезло».

Отсчитав деньги, Айдар повернулся к выходу. Один из парней, тот, что повыше, стоял, прислонившись спиной к двери, и загораживал проход. Через всю его щеку проходил сломанный ухмылкой шрам. Лысый продолжал что-то жевать. Двое других медленно подходили к Айдару.

– Ну что, коммерс, машину купил? Ты же коммерс? Или чей?

– Ты чего молчишь-то? – присоединился к разговору лысый.

– Ну да, купил. А в чём дело?

Лысый расплылся в улыбке:

– Слышь, коммерс, да так как-то, ни в чём особо, но ты чё, не знаешь, что дорогу оплачивать надо? Три косаря с тебя.

– Сколько? – поразился Айдар. – Да у меня нет столько, вы чего пацаны, смеетесь, что ли?

– Ага, нет. Прикинут нормально. Тачку взял. В Москве, небось? – Айдара схватили за руку.

– Стоп, стоп, пацаны. Ну вы чё, а? У меня реально нет. Я… Вы чего, братва?

– Да какая мы тебе братва! – вздохнул лысый.

Остальные заржали.

– Ты не понял, кто я? – вдруг заорал лысый. – Меня на этой дороге все знают. Я не братва тебе! Нет денег – тогда нет машины, понял?

Айдар молчал.

Его схватили сзади за вторую руку.

– Ключи где? В каком кармане ключи?

Не дожидаясь ответа, кто-то полез в каманы брюк. В отчаянии Айдар дернулся в сторону. Сильный удар в живот сложил его пополам. Мощный захват зафиксировал шею, и Айдара прижали к полу.

– Молчи! Пырну щас.

Сиплый голос не врал. Айдар ощутил что-то острое под правым ребром.

– Обыщи его.

Кто-то деловито начал шарить по карманам. Шею отпустили, и чья-то тяжёлая ладонь прижала голову к полу. В щёку врезались какие-то крупинки, песок с давно не мытых досок. Заныла скула. Обыск продолжался, чьи-то руки вывернули боковые карманы куртки, дошли до внутреннего… Айдар снова дёрнулся. И опять мощный удар по голове ладонью.

– Ну чё, нашел?

– Вот, лопатник его.

– Ключи ищи, документы в машине, по ходу.

Айдар не знал, что ему делать и говорить. В такой позе, да еще прижатым к полу, с ножом у печени, что можно предпринять?

«Брюки помяли, гады», – подумал Айдар и увидел, как медленно открывается входная дверь.

В вагончик вошёл милиционер, а за ним ещё двое…

* * *

Пассажиры столпились у трапа.

– Пожалуйста проходите, – крикнула сверху девушка в синей форме. – Билеты сразу готовим.

Толпа стала плавно подниматься в самолёт.

– У вас семь-А,– посмотрев билет, бортпроводница показала рукой вглубь салона.

Сергей сел у иллюминатора. Через стекло было видно, как к самолёту подвезли багаж в больших оранжевых тележках.

«Почти год назад, в октябре, я так же улетал в тот день, когда по Белому дому из танков стреляли», – вспомнил Сергей.

В девяносто третьем, осенью, друзья приехали Москву за день до событий. После по телевизору это назвали октябрьским путчем. Беспорядки начались в воскресенье, и Айдар, сославшись на какие-то личные проблемы со своей девушкой, уехал поездом, оставив Сергея довести начатые дела. Позже, когда Сергей возвращался из магазина, дорогу ему преградила пьяная женщина.

– Эти, каж… жется, захватили Ос… станкино, как в-вы д-думаете, наши выдержат? – она сильно заикалась.

– Конечно! – Сергей ни на миг не задумался.

– Вы т-так думаете? Спасибо в-вам, спасибо большое, – сказала она и заплакала.

Центр города всю ночь гудел как улей. Слышны были выстрелы, звуки сирен. Яркие костры из подожжённых автопокрышек коптили вечно багровое ночное московское небо. Утром вся Тверская была перегорожена баррикадами, к Красной площади было не подойти, а около гостиницы «Мир» происходила какая-то непонятная Сергею суета. В воздухе стоял запах порохового дыма…

«Ведь тогда он тоже свалил подозрительно быстро! – дошло вдруг до Сергея. – А я дела здесь разруливал, и опять вот один возвращаюсь. Может, и прав Кабир…»

* * *

– Это что у вас здесь происходит? – раздался голос вошедшего в вагончик милиционера.

Колено со спины Айдара исчезло, его быстро подняли и поставили на ноги. От такого перехода в вертикальное положение у него закружилась голова, и он чуть было снова не упал на пол. У ног шлепнулся бумажник. Как в замедленной съемке, Айдар поднял кошелёк и сделал шаг вперёд.

Люди в форме напряженно глядели на происходящее, двое из них оказались гаишниками.

– Да, нормально. В смысле, это, человеку плохо стало, – сказал лысый и как ни в чём не бывало сел за ближайший стол. Айдар пошёл к выходу.

– Стой! – Капитан схватил Айдара за локоть. – Всё в порядке?

– Да, – сглотнув комок в горле, выдавил Айдар.

Милиционер внимательно посмотрел Айдару в лицо:

– А почему бледный такой?

– Всё хорошо.

Почему он не бросился обнимать и даже целовать этих мужчин в форме Айдар объяснить никому бы не смог. Также непонятно ему было, зачем он не сказал им правду. Единственное, о чём он думал, это выйти скорее наружу, найти ключ и рвать, рвать подальше от проклятого кафе, пока не кончится бензин.

– Ваш «мерседес»? – снова раздался голос офицера.

«Почему-то теперь он на «вы» обратился».

– Мой.

– Осторожнее будьте.

– Спасибо. – Айдар взялся за дверную ручку.

Дверь захлопнулась. Скинув со ступеньки коврик, он схватил ключ и бросился к машине. Припаркованная рядом «семёрка» «жигулей» с большой надписью «ГАИ» на капоте сверкала желто-синим. Трясущимися руками Айдар открыл «мерседес».

«Ехать, ехать и еще раз ехать!» – подумал он вслух, оказавшись в салоне.

Покрутив стартер, Айдар дернул переключатель скорости в положение «R». Газ, разворот, ручку на себя, и машина, проскальзывая шинами на подъеме, почти выпрыгнула на асфальт. «Двестидвадцатый» мотор показал себя во всей красе, набрав уже через несколько секунд скорость больше ста километров. Айдар мчался вперёд, обгоняя тихоходные грузовики. Сто сорок, сто шестьдесят, сто восемьдесят, почти двести!

«На девятке уж точно не догонят. Всё равно, наверное, за мной сразу не бросились бы, при ментах. Вот вам, твари! А урюк этот, сволочь, тут же нырнул куда-то, словно его и не было».

Стемнело. До дома оставалось четыреста километров пути. Айдара уже ничего не беспокоило. Он чудом вырвался из лап отморозков.

Машина отлично слушалась руля. Хвалёная управляемость «сто двадцать четвертого» оказалась правдой. Максимально приближаясь к впереди идущей помехе, Айдар делал резкое короткое движение рулем влево. И уже прибавляя газ, некоторое время летел по встречной, постепенно уходя вправо. И так раз за разом, уже забыв обо всём на свете, Айдар как в трансе несся по дороге. Сейчас был только кажущийся очень длинным и мощным чёрный капот с круглой звездой посередине, пунктир на шоссе и скорость. В руках Айдара была самая большая на сегодняшний день ценность. Прекрасная сбывшаяся мечта, ставшая одновременно счастьем и проблемой. Здесь, на дороге, она превратилась в проблему, которая была видна за сто верст и привлекала внимание. После случившегося казалось, что опасность подстерегает всюду. В каждой деревне, тем более в городе, на заправке или просто при остановке.

– Не отдам! – крикнул Айдар, сжимая руль.

Он поглядывал во все зеркала. Погони не было.

Айдар давно для себя решил: один раз отдашь – будешь отдавать всегда. Не он, конечно, это придумал. Научил его этому названый брат Олег. И применять такую теорию на практике уже приходилось. Иногда и не без помощи Олега, который состоял тогда в одной из криминальных группировок города. С чем непосредственно связан брат, на самом деле усыновленный когда-то его родным дядей, Айдар не знал. И только в безвыходной ситуации он мог позволить себе обратиться к Олегу за помощью. Олег легко отзывался и порой даже рисковал перед «коллегами», когда брал Айдара под свою защиту. Но и себя не забывал. Поэтому Айдар не всегда спешил беспокоить брата, который, помогая, мог похлопать по плечу и сказать: «Ты это, делись давай, а после все порешаем».

«Вот бы сейчас его в машину… Не помешал бы уж точно».

Зеркало заднего вида стало совсем чёрным. Фары выхватывали большие поперечные трещины, об которые глухо стучали колеса.

«Бу-бух, бу-бу-бух», – звучала дорога.

Айдар считал себя хорошим водителем. С тринадцати лет он мог управлять отцовской «четвёркой». У отца было плоховатое зрение, и он давал Айдару порулить после поздних гостей, когда они вместе возвращались на свою спальную окраину.

Машина вошла в поворот, и Айдар сбавил скорость. Из темноты выступила и исчезла надпись «Львово». Вдоль дороги появились фанерные будки, около которых стояли вёдра с фруктами. Старинная деревня с добротными домами из красного кирпича, где всегда торговали яблоками. Недалеко располагался питомник, поэтому каждая семья в деревне промышляла торговлей фруктами. Жители всегда продавали проезжающим урожай.

Айдару было не до яблок, но его обрадовало, то, что он доехал уже до яблочной деревни. Он даже не заметил, как быстро проехал такое расстояние. Скоро посёлок Воротынец и после – большой затяжной поворот. За ним через несколько километров начнётся Чувашская республика. Проклятая Горьковская, или теперь Нижегородская, область останется позади, и до Казани уже рукой подать.

Проехав мимо последних в деревне ворот, Айдар прибавил скорость.

Снова появились дома. Качающиеся на ветру фонари выхватывали голые прилавки опустевшего к позднему вечеру рыбного рынка. Но через пару-тройку минут и Воротынец растворился в темноте.

«Бу-бух, бу-бу-бух!»

«Что за …, даже обочины не видно. И ямы жуткие!»

Двигаясь посередине трассы, «мерседес» периодически делал резкие маневры вправо и влево, объезжая рытвины и выбоины.

Сильным ударом отдало в руль.

«Быстро еду, пожалуй, стоит сбавить».

Но страх заставлял давить на газ. Впереди был тот самый затяжной поворот и знак, говорящий о неровной дороге.

«Да она везде убитая, эта дорога!»

Не снижая скорости, Айдар вошел в поворот. Уже на выходе из него, справа мелькнул еще какой-то знак. Разглядеть его не удалось и, повернувшись вперед, Айдар увидел прямо перед собой трактор. Дергаясь и подпрыгивая, он ехал с одним тусклым, габаритным огнём. Айдар вдавил в пол педаль тормоза. Что-то незнакомое затрещало под подошвой, сопротивляясь и не позволяя сразу остановиться. Наверное, это и было то самое «AБС». «Мерседес» занесло, неведомая сила толкнула её, заставив Айдара дёрнуть рулём влево, машину сразу же потащило в другую сторону. И снова рулём, только теперь уже вправо. От резких движений Айдар соскочил с сиденья, ударившись головой об обшивку потолка.

«Только бы не перекрутить».

Растерявшись, Айдар потерял контроль. Резкий и сильный удар в колесо и сразу же – в днище чуть не вырвал руль из рук. Работая рулем и тормозом, Айдар остановил машину поперек дороги, в облаке пыли.

Мотор заглох. Айдар выключил зажигание и снова повернул ключ. Стартёр молчал. Тишина.

«Да что ж это за напасть такая!»

Айдар ударил ладонью по торпеде.

«Стоп, а почему ключ не вытаскивается?»

Взгляд упал на рычаг переключения передач. Он стоял в положении «D». Автоматика!

«Вот ведь дурак!» – выдохнул Айдар.

Осторожно переместив рукоятку в положение паркинга, он снова включил стартер. Машина завелась.

«Слава богу, а я-то подумал…»

Включив заднюю передачу и вывернув руль, он ощутил, как неровно крутится колесо, машину трясло.

«Похоже, что баллону конец».

Медленно паркуя «мерс» у обочины, Айдар посмотрел вслед исчезающему в темноте красному огоньку трактора, который даже не остановился.

«Сколько я ехал? Сто пятьдесят или сто двадцать, а тормозил до тридцати. Такое торможение, да еще с таким ударом. Колесо…»

Нажав кнопку аварийной сигнализации, он вышел и, обойдя капот, увидел то, что осталось от колеса. Ущерб был очевиден. Покрышка была разорвана, диск замят. Присев на корточки, он потрогал зазубренные края.

«Черт! Ну куда я спешил? Запаска!»

Айдар вскочил и почти побежал к багажнику. Мощная крышка легко откинулась, обнажив большой знак аварийности. Под ковриком нашлась запасное колесо. При тусклом свете встроенного фонаря, запаска выглядела абсолютно новой. Большая пластмассовая гайка, державшая диск по центру, легко открутилась, и Айдар достал колесо. Оно как две капли воды было похоже на те, что уже стояли на машине.

«Тяжёлое».

Он опустил запаску резиной на дорогу. Вместо того, чтобы отпрыгнуть, покрышка с глухим звуком воткнулась в асфальт.

«Спущена! А насоса здесь точно нет!»

Насоса действительно не было. Оказаться черт знает где, без запасного колеса – это была катастрофа. Жёлтые прерывистые огни аварийной сигнализации слегка освещали пространство рядом с машиной. Айдар в бессилии сел прямо на асфальт, прислонившись спиной к бамперу. Он смотрел вдоль дороги туда, откуда приехал. Перед ним была чёрная ночная пустота.

Айдару показалось, что он уснул. Возможно, он действительно задремал от усталости. Стало холодно, его знобило, и он встал, чтобы согреться. Вдали послышался шум мотора. Звук приближался. Вспомнился лысый с помощниками. Но по дороге ехало что-то большое и напоминало по шуму грузовик. Из-за поворота появился свет фар. Айдар, отряхивая одежду, двинулся навстречу, вытянув руку. Большой ЗИЛ с чёрными армейскими номерами остановился, проехав чуть вперёд.

Послышался железный скрип открывающейся двери. Кто-то шумно спрыгнул на асфальт.

Солдат. Светловолосый, аккуратно причесанный рядовой с приспущенной пряжкой ремня с интересом взглянул на мигающую машину:

– Это чё, «мерседес»?

– Ну да.

– Ничё се! – Он протянул Айдару руку. – Егор. Чего стряслось-то?

Айдар пожал протянутую ладонь:

– Да колесо разбил в хлам… Айдар я…

– Понятно. А запаска как?

– Спущена запаска, – вздохнул Айдар.

– Домкрат-то есть?

Айдар кивнул.

Егор попинал лежащее на асфальте колесо и ощупал место крепления колпачка:

– Бескамерное, рано кипиш разводить, сперва накачать бы. Если чё, ща накачаем.

Заглянув в багажник, Егор увидел домкрат и, поправив заткнутую за ремень пилотку, ушёл к грузовику. Повозившись в кузове, гремя какими-то железками, он через минуту вернулся, держа в руках чёрный насос.

– Давай сделаем, – солдат потряс насос. – В смысле, накачаем.

Колпачок на колесе оказался стандартный. Айдар прикрутил к патрубку узкий шланг, и солдат надавил на деревянную рукоятку насоса, прижав сапогами его основание к асфальту. Подняв ручку до самого верха, Егор снова повторил движение, подав очередную порцию воздуха в баллон. С каждым разом Айдару становилось спокойнее. Колесо становилось плотнее.

– Ну, братан, подвезло тебе, качается.

– Может, я сменю? – предложил Айдар.

– Ща, ещё немного.

Насос со звоном упал на асфальт.

– Фу-у! – Солдат сел на почти накачанный баллон. – Курить есть у тебя?

– В машине, сейчас принесу, – Айдар пошёл к пассажирской двери. – Сам давно курил.

Вернувшись, он протянул открытую пачку солдату. Тот взял сигарету, а Айдар пристроился рядом с ним на запаске.

Ночь оказалась на редкость тёплой.

– Слава богу, дождя нет. – Айдар с удовольствием затянулся сигаретой.

– Ну да, осень вроде, а погода как на парад, – согласился Егор.

– Ты где служишь?

– На складе топливном. Трубопроводные войска мы.

– Это что за?.. – Айдара рассмешило название.

– Служба горючего. Так сказать, работники тыла.

– У тебя права до армии были?

– Ага, в школе на них сдал, в учебном комбинате. После восемнадцати получил – и сразу в армию. Из призыва только у меня одного были.

– Долго тебе ещё?

– Служить-то? Да нет, четыре месяца.

Они помолчали. Тишину нарушали лишь лёгкие щелчки мигающих поворотников.

– Сколько уже сидим, а ни одной машины, – недоумевал Айдар.

– Воскресенье, я же говорю, повезло тебе, – усмехнулся Егор, – а я здесь вообще случайно.

– В смысле, ты здесь не по службе?

– Служба? Я это… от бабы. У меня с командиром нормально, отпускает. Курить есть еще?

Айдар протянул ему сигарету через плечо.

– Слушай, хорошо поднимаешь на гражданке, я вижу. Сколько такая стоит? – Он кивнул на «мерседес».

– Лучше не спрашивай, – отмахнулся Айдар.

– Ладно, пора мне. – Солдат поднялся во весь рост и одернул полы гимнастерки. – Колесо сам заменишь?

– Конечно, спасибо тебе, друг. – Айдар тоже встал и протянул Егору руку.

– Слушай, а может, курить оставишь? – спросил солдат, отвечая на рукопожатие.

– Конечно, – Айдар обрадовался. – Забирай всё, что осталось, и это тоже…

Он достал из багажника сумку, вынул еще три пачки «Магны» и протянул их Егору. Тот со счастливым видом рассовал богатство по карманам.

– Ну, давай, – он протянул Айдару ладонь, – ещё раз.

– Ага, спасибо тебе. Удачи.

Скрипнула дверь и с лязгом захлопнулась. Загорелись стоп-сигналы, раздался глухой звук стартера. Грузовик со скрежетом дрогнул и сдвинулся с места. Вскоре его габаритные огни исчезли за поворотом.

«Бывает же…» – подумал Айдар и полез в багажник доставать домкрат. Поменять колесо на «мерседесе» оказалось легко, и уже через пятнадцать минут, сложив все по своим местам, Айдар сидел за рулем. Оранжевый свет кнопок и приборной доски, тишина, словно спрятали его в кокон, защитив от окружающего мира… Бандиты, пропавший Сергей и пробитое колесо остались в прошлом. А в настоящем хотелось быстрее домой.

«Счастливого пути», – прощалась Нижегородская область надписью на огромном щите.

Соседи не заставили себя долго ждать. Справа красовался другой щит: «Республика Чувашия. Добро пожаловать».

Айдар улыбнулся.

«Ну что же, спасибо».

Он хорошо знал – этот регион славился строгостью местного ГАИ. Строгость заключалась в отъёме денег у водителей за любой малейший проступок. Как говорится, правдами и неправдами. У Айдара на такой распрекрасной машине, да еще без номеров, были все шансы испытать это чувашское гостеприимство на себе.

Через три километра от границы Айдар увидел раскрашенный в сине-белый цвет республиканский пост. На высокой стойке висел горизонтальный светофор и горел красным. Несмотря на поздний час, на крыльце стояли два милиционера. Айдар остановился перед знаком «Стоп». Когда он снова начал движение, один из гаишников жестом потребовал остановиться. Проехав немного вперёд, Айдар, открыл окно и принялся ждать. Площадка у дороги была освещена, и в боковое зеркало было хорошо видно, как, поигрывая жезлом, к нему неторопливо приближался человек в форме:

– Здравствуйте, товарищ водитель. Инспектор Иеронов…

Айдар полез в бардачок.

– Здравствуйте! – настойчиво повторил гаишник.

– Да, да… здравствуйте.

– Ну вот! Ваши документы.

– Пожалуйста. – Айдар достал из бардачка конверт и паспорт.

– Водительское предоставьте.

– Конечно. – Права перекочевали из бумажника в руки инспектора.

Старший лейтенант внимательно изучал документы, сравнивая паспорт с ПТС, поглядывая в права. Он явно не спешил. В руках у него был фонарик.

– Машину купили?

– Ну да.

– Откуда гоните? – Он посветил фонарём в салон.

– Из Москвы.

– Машину там же покупали?

– Товарищ капитан, – Айдар намеренно повысил инспектора в звании, – здесь же написано, – он указал гаишнику на счет-справку, – вот посмотрите, и здесь так тоже…

– Вы не спешите, водитель, всё посмотрим, всё проверим. Куда машину перегоняете? – лениво сказал лейтенант.

– В Казань.

– На учет в Казани ставить будете?

Айдар вздохнул, старлей явно пытался прицепиться к чему-нибудь.

– Да, по месту жительства буду ставить на учёт.

– Запрещённое что-нибудь перевозите?

– Нет.

– Оружие, наркотики, холодное оружие? – не унимался инспектор.

– Нет, конечно, нет.

– Айдар Султанович, – резко сказал милиционер, – пожалуйста, из машины выйдите.

– Зачем?

– Капот, – подсказал инспектор и отстранился, пропуская Айдара, чтобы тот открыл дверь.

Дернув рычаг блокиратора, Айдар, соблюдая спокойствие, что было нелегко, вышел из машины. Капот поднялся, и лейтенант стал разглядывать содержимое. Что-то высматривая, подозвал другого. Подошёл сержант с автоматом, который до того стоял в стороне, но наблюдал за происходящим.

– Глянь. Красота-то какая! – восхитился сержант.

– Ты это, багажник досмотри пока. – Инспектор посмотрел на сержанта и добавил Айдару:

– Водитель, откройте багажник.

Айдар, оставив инспектора, обошёл «мерседес». Ключ легко повернулся в замке, и чёрная крышка багажника откинулась наверх.

– Что в сумке? – буркнул сержант.

– Личные вещи, ничего запрещённого.

Милиционер потянул на себя открытую сумку, слегка порылся в ней:

– Коврик поднимите.

– Чего?

– Коврик поднимите, я запаску посмотрю.

– Да, да. – Айдар поднял велюровую площадку, скрывающую запасное колесо.

Держать её на весу было неудобно, сразу же устали пальцы. Сержант смотрел и смотрел, в надежде что-нибудь найти.

– Что это у вас с колесом?

– Яму поймал.

– Водитель, сюда подойдите! – крикнул лейтенант.

Айдар отпустил коврик багажника и пошёл к инспектору, оставив сержанта у багажника.

– Ладно, – лейтенант протянул ему документы, – сами закрывайте, а то сломаю чего-нибудь.

Хлопнул капот.

– В порядке? – спросил инспектор сержанта.

– Да, – с безразличием бросил сержант, закрывая багажник.

Лейтенант снова подозвал Айдара.

– Пойдёмте, в машину вашу присядем, – тихо сказал он, показав в сторону «мерседеса» так, как приглашают в свой кабинет. Он протянул Айдару документы.

Предложение настораживало, но Айдар молча повиновался.

В салон, вслед за ними на заднее сиденье уселся сержант.

– В чём дело, командир? – немного нервничая, не удержался Айдар.

– Айдар Султанович, доставай-ка добровольно, что у тебя запрещённого есть.

– Нет у меня ничего.

– Да чего-то не похоже, слишком ты пустой едешь какой-то.

– А надо каким ехать? Битком багажник?

– А вдруг?.. – усмехнулся инспектор.

– Ничего запрещённого у меня нет.

– Ну а если найдём… всё-таки?

– Ищите, смотрите.

Гаишник вздохнул:

– Хорошо, не хочешь по…

Его слова прервал короткий звук спецсигнала. Инспектор посмотрел назад:

– Ёкалэмэнэ, начальство прибыло! Вот не спится им. Ладно, водитель, не до вас сейчас. Езжайте…

Сделав знак сержанту, гаишник вышел на обочину. От неожиданности Айдар ещё несколько секунд медлил, но всё же завёл мотор.

«Пронесло, что ли, хотя от чего пронесло? Что они вообще хотели? Валить надо быстрее, ни днем, ни ночью покоя нет».

– Хорошая машина! – сказал инспектор, провожая глазами удаляющийся «мерседес».

– Ещё бы. Он вроде?

– Конечно! На дороге никуда не денешься, вовремя сигнал поступил. Ты сделал?

– Да, всё как надо. – Сержант утвердительно кивнул.

– Молодчик.

– А не жалко, если пойдёт не так?

– Нет, конечно, с хранения, стоит копейки сущие. Будет ему подарок, если что. Ты, давай-ка лучше сходи, Латыпову позвони, а я пока с начальством переговорю. – Лейтенант поправил козырек фуражки и направился к белой «Волге», на крыше которой красовалась стойка с роскошной импортной мигалкой.

Впереди показался мост через реку Суру. «Квадратный мост» – именно так его называли все водители – нравился Айдару. Это была одна из достопримечательностей на трассе Москва – Казань. Мост, собранный из огромных стальных балок. Машина въезжала в большую квадратную рамку как в туннель. Лучи фар выхватывали из темноты крупные, соединённые большими заклёпками металлические детали, образующие фермы моста. В конструкции было что-то величественное. Портило всю картину плохое дорожное покрытие. Мост, будто протестуя, не принимал асфальт. Здесь постоянно образовывались трещины и ямы. Получая жесткие удары «мерседес» стонал, разминая пружины подвески.

Переправа закончилась. Немного по прямой, резкий подъём и поворот направо. Начинались чувашские горки. Дорога у чувашей всегда хорошая. Неширокая, конечно, но ровная. Временами встречались очень узкие места. Не обогнать и не ускориться, особенно если есть встречный или тихоход впереди. Стоило с риском для жизни и нарушая правила обогнать кого-нибудь, снова возникал груженый «КАМАЗ». И так до бесконечности. Но это днем, а ночью дорога свободна. Для водителя совсем другое дело. Никого. Можно смело разогнаться. Спуск – одна полоса, подъём – две полосы вверх. Поднялся в гору, снова одна. Знай дави на газ. Айдар наслаждался. Что бы ни происходило, сбылась его мечта. Встреча с гаишниками отвлекла его от уже вчерашних событий. Машина неслась, рассекая прохладный ранний воздух раннего утра. Мотор умиротворённо гудел. Приятно было держать руль. Не было необходимости постоянно переключать передачи как в «жигулях». Автоматическая коробка не требовала внимания. «Сто двадцать четвертый» в буквальном смысле ехал сам. Мимо пролетали автобусные остановки, иногда плотно подступающие к дороге деревья и ещё весёлые названия местных деревень: Малые Тюмерли, Юнгапоси, Москакасы.

Айдар утюжил освещённую луной разделительную линию, держа её ровно по торчащей из капота звезде.

Но счастье продолжалось недолго. После очередного поворота неожиданно появился гаишник. Он бежал с просёлка, размахивая перед собой жезлом. Резко тормозить Айдару не хотелось. «Мерседес» метров на пятьдесят проехал дальше инспектора.

«Опять они, и чего им надо?»

Айдару пришлось сдавать назад. По дороге он достал деньги из кошелька и, остановившись, открыл дверь:

– Здравствуйте.

Гаишник кивнул:

– Зачем едем так быстро?

– Виноват, извините, пожалуйста. – Айдар протянул три купюры по сто рублей.

Инспектор молча взглянул на деньги.

– Может, поеду я?

Гаишник заглянул в салон.

– Так поеду? – снова спросил Айдар.

Гаишник махнул палкой и ушёл.

«Ничего себе, прямо чудеса, быстро как-то».

На посту в Чебоксарах его снова остановили. Долго и внимательно изучали документы, ходили вокруг «мерседеса», что-то обсуждали.

– А нарушение всё-таки было у вас, – сообщил подошедший капитан.

– Какое? – Айдар совершенно не удивился.

– На знак «стоп» не остановились перед постом.

Айдар тяжело вздохнул:

– Ну как же не остановился, специально всю скорость сбавил.

– Сбавить-то сбавили, а необходимо было совершить полную остановку. С последующим началом движения.

– Хорошо, товарищ капитан, может, на месте решим?

Капитан усмехнулся, радуясь, что спор не затянулся:

– Почему же нельзя, можно. Пятьсот рублей вас не огорчит?

«Ну, надо же, то у них предложить нельзя, то сами цену называют, странный народ».

– Хорошо. – Айдар достал деньги.

– Идите на пост, к старшему. С ним всё и решите.

Айдар вышел из машины и попрыгал на месте, разминая затёкшие ноги.

«Все же утомительное дело на дальняк ездить».

В КПП было сильно накурено, за столом сидел грузный майор.

– Что у вас? – Он, приподнявшись, посмотрел через окно на «мерседес».

– Да вот. – Айдар показал купюры в руке.

Майор кивнул, открыл лежащую перед ним амбарную книгу и похлопал ладонью по открытой странице. Айдар быстро положил на неё деньги. Толстая тетрадь закрылась.

– Спасибо, – устало выдохнул Айдар.

– Да не за что, приходите ещё, – усмехнулся майор и наклонился куда-то под стол.

– Как машина? – крикнул он вслед.

Айдар, не поворачиваясь, показал вытянутый вверх большой палец и вышёл на улицу. Выезжая с поста, Айдар кивнул капитану.

«В Чувашии если остановили, то бесплатно не отпустят».

После того как поворот на Чебоксары остался позади, дорогу ему снова преградили. Около бежевой «шестёрки» стоял худощавый милиционер, требовательно вытянув знак «Стоп».

Айдар прижал машину к обочине и опустил стекло.

Со стороны «жигулей» к Айдару шёл человек в штатском на ходу что-то доставая из кармана.

– Капитан Латыпов, шестой отдел по борьбе с организованной преступностью города Чебоксары, – он показал Айдару своё удостоверение, – предъявите документы.

«Этого ещё не хватало, этим-то что надо?»

Айдар протянул конверт с бумагами и права. В зеркало он увидел ещё троих.

– Айдар Султанович, – милиционер в штатском снова обратился к Айдару,– выйдите из машины, нам необходимо произвести досмотр.

– Какой досмотр? – Айдар оглянулся.

Подошли остальные.

– Полный. Запрещённое перевозите?

– Нет.

– Из машины выходим.

Айдар повиновался. Тем временем «мерседес» обступили с разных сторон.

– Начнём с багажника, откройте…

– Это что, обыск? – попытался возразить Айдар.

– Ты давай не разговаривай, – сказал один из троих, – делай что говорят.

Айдар открыл багажник.

Стоящий рядом коротконогий сразу же схватился за сумку. Запустив в неё руки, он быстро достал что-то чёрное.

– Так, а это что у вас? – Он держал в руке сверток из черной ткани.

– Я не знаю, – ошарашенно сказал Айдар.

– Что значит «не знаете»? – спросил капитан Латыпов с улыбкой. – Это же ваша машина, ваша сумка.

– Сумка моя. – Айдар сглотнул комок в горле. – А это – нет.

– Ладно, разворачивай, заодно и посмотрим, что там, – он подал знак коротконогому, – водитель говорит, что не знает, сейчас узнаем.

Толстые короткие пальцы дернули за уголок тряпки. На ковролин с глухим звуком упало что-то тяжелое.

Под светом фонаря сверкнуло широкое лезвие большого ножа.

– Ну вот, а говорите – запрещённого нет.

Айдар молча смотрел в багажник. На коврике лежал армейский штык-нож.

– Штатный общевойсковой, шесть на четыре, для АКМ, – проговорил коренастый.

– Что молчим? – спросил Латыпов.

– Ничего, просто не моё это. – Айдар потряс головой. – Мне это на посту подбросили.

– А вот так говорить не стоит, – строго произнес милиционер. – Руки за спину.

На Айдара надели наручники и повели к «жигулям».

– Где ключи от машины? – требовательно произнес коренастый.

– В замке багажника, – ответил Айдар.

Ему даже не хотелось спорить, происходящее объяснить было невозможно.

– Давайте его в ближний отдел, – сказал Латыпов помощнику, – мы сейчас машину у гаишников оформим и подтянемся.

Айдар, оглянувшись, увидел, как его «мерседес» развернулся в сторону поста.

– Куда машину забрали? – спросил он сопровождающего.

Ответа не последовал.

«Оформит он…»

За Айдаром захлопнули дверь, и машина двинулась по направлению к Чебоксарам.

В отделении было пусто.

– Здорово, принимай пока, – сказал тот, что ехал рядом с Айдаром в машине.

– А как принимать? – дежурный с интересом смотрел на Айдара.

– Сейчас Латыпов приедет и всё расскажет как и что, а пока так принимай. У тебя в обезьяннике есть кто?

– Пока нет.

– Ну вот, браслеты снимаем.

С Айдара сняли наручники и повели в помещение для задержанных. Дежурный продолжал смотреть через стекло. Его лицо показалась Айдару знакомым. На его погонах красовались четыре звезды.

Хлопнула входная дверь.

– Так, капитан, – раздался голос Латыпова, – этого в клетку, до утра. Мы его завтра оформим и к себе заберём.

– Теперь что, всё время так будет? – удивился дежурный. – Ты же говорил тогда, что в последний раз.

– Слышь, капитан, – Латыпов придвинулся вплотную к стеклу дежурки, – ты слишком долго плавал, не время сейчас. Момент не тот!

Дежурный пожал плечами, и взял ключи и пропустил Айдара в глухую комнату с решетчатой дверью. Айдар сел на широкую лавку у стены. Дверь с лязгом закрылась.

Айдар проснулся от того, что кто-то громко стучал по решётке. Оказалось, дежурный.

– Что, не спится?

Айдар потёр глаза.

– Слушай, – продолжил дежурный, – ты проводником раньше не работал?

– Работал, а что? – Айдар уже ничему не удивлялся.

– Ну, точно. А я-то думаю, где я тебя раньше видел.

– Понятно. – Айдар снова сел на лавку.

– А меня ты не помнишь? – не отставал капитан.

Айдар внимательно посмотрел. Лицо снова показалось знакомым, они явно встречались. Но где и при каких обстоятельствах, Айдар пока вспомнить не мог.

– В восемьдесят девятом, в Канаше мы буйного принимали из твоего плацкарта. Я его и оформлял. Помнишь?

«Снова сюрприз, кого только не встретишь!»

Айдар действительно имел дело с этим теперь уже капитаном.

– Ёлки-палки, какой мир тесный! – Айдар даже обрадовался.

– Ты как к этим попал-то?

Айдар коротко рассказал обо всём.

– Да, непростая ситуация. К Латыпову только попади, – посочувствовал капитан. – У них сейчас, как говорится, все карты в руках.

– Что мне делать-то? – ни на что не надеясь, спросил Айдар.

– Я тебе точно ничем не помогу, сам понимаешь. Хотя позвонить разрешу, если надо, – оживился дежурный. – Тебе есть кому сейчас позвонить?

– Да. – Айдар не задумывался.

Милиционер загремел ключами, открывая решетку.

– Пошли в дежурку, там простой телефон есть.

Не сразу вспомнив код Казани, Айдар набрал свой домашний номер.

– Алло, – ответил женский голос после первого же гудка.

– Мама, это я.

– Айдар, ты где, сынок? Сергей вчера поздно звонил и сказал, что ты ещё в дороге.

– Хорошо, что он звонил. Нашёлся! Мам, ты только не волнуйся… – Айдар раздумывал, что сказать. – Мне нужна помощь.

– Что случилось?

– Слушай внимательно, у меня мало времени. – Айдара осенило, что можно сделать. – Сергей, говоришь, в Казани?

– Да, он вчера вечером самолётом прилетел. Рассказал, что его в милицию забирали, а когда отпустили, он тебя не нашёл.

– Ясно, – вздохнул Айдар.

– Мы уже думали – всё! – Она заплакала.

– Так, мам, не плачь и послушай. Позвони Серому, пусть он срочно найдет Андрея Кабирова, Сергей говорил у него брат в…

– Что?

– Нет, не так! Пусть Сергей позвонит Михаилу, брату Кабирова, а я сейчас тебе расскажу, что происходит. – Айдара обрадовала собственная идея.

– Запомни, брат Кабирова. Он сейчас в Чебоксарах живёт. Я уверен, если Сергей с ним свяжется, этот Миша меня вытащит.

– Вытащит? – Мама снова начала плакать. – Ты где?

– Я в милиции, в Чебоксарах, Серому скажи, быстрей делать надо. – Он повернулся к капитану. – Где мы, конкретно можешь сказать?

* * *

Михаил приехал в отделение в девять утра, как раз когда Латыпов собирался увезти Айдара с собой. Помощники Латыпова зря не спали половину ночи. Чуть до драки не дошло, прямо в отделении. Но Михаил пересилил. Бумаги по задержанию, вероятно, никто даже не оформлял или не успели. Поэтому Миша, в итоге просто забрав у Латыпова все изъятые документы и ключ, повез Айдара на своей машине за «мерседесом».

«Сто двадцать четвёртый», как Айдар и предполагал, стоял на штраф-стоянке за главным КПП.

– Подожди пока, я к гиббонам зайду, – сказал Миша.

– Так ты же звонил, вроде? – удивился Айдар.

– Звонок звонком, но присутствие моё необходимо.

«Да, сутки удались веселые. Может быть, сейчас всё закончится и поеду я домой…»

Михаил вернулся в сопровождении гаишника:

– Пошли, сам со стоянки выйдешь, все-таки аппарат дорогой.

Милиционер открыл замок на воротах, и Айдар с Михаилом подошли к «мерседесу». Автомобиль был в пыли, но всё равно выделялся среди других.

– Да, есть за что бороться, – сказал Михаил.

Айдар молча кивнул. Он открыл багажник и заглянул в сумку. Никакого ножа, конечно же, там не было.

– Спасибо тебе, Миша, огромное! – Айдар протянул руку. – Я твой должник.

– Прекращай, отомстишь как-нибудь, но не мне, – отшутился Михаил, приняв рукопожатие. – За тебя мой брат просил.

– Если бы не ты…

– Не только. Товарищ твой молодец, Сергей. Он и Андрея нашёл вовремя, и мне всё хорошо объяснил.

– А машина моя… кому здесь приглянулась?

– Тебе лучше не знать, – усмехнулся Михаил. – В следующий раз будь внимательней, когда тебя на посту досматривают. И вообще, береги себя.

– Постараюсь, – сказал Айдар.

Через три часа он надеялся оказаться дома.

Чувашия заканчивалась. У заезда на гидроэлектростанцию, которая была одновременно длинным мостом через Волгу, гаишников не было. Проехав вдоль гигантских бетонных конструкций, Айдар медленно, объезжая выбоины, преодолел реку и оказался в Мари-Эл.

Марийская республика – удивительный край. Почти в центре страны, а самая настоящая глушь. Дороги проходят через густые леса. Да такие, что можно заблудиться и погибнуть. Равнины, красивые пейзажи очень редки. А названия населённых пунктов здесь похлеще, чем в Подмосковье: Шимшурга, Кожласол. Местные прямо с обочины продают ягоды и грибы…

Трасса пересекала красивую реку Илеть с пляжами из белого песка. Айдар много раз собирался сюда приехать. Санаториев здесь было множество еще с советской власти.

В Мари-Эл славилась отличными дорогами. Ходили слухи, что часть из них – это взлётные полосы на случай войны. Здесь почти все нарушали скоростной режим. Айдар гнал и, всматриваясь вперёд, вспоминал рассказы о том, как на трассу выбегали лоси. Порой их сбивали. Большие, по семьсот килограмм животные, испуганные светом фар или звуком сигнала, в самый последний момент могли броситься прямо на автомобиль. Айдару было достаточно приключений за последние сутки, и он ехал с предельным вниманием.

Лесной участок дороги закончился. Быстро проскочив сквозь Волжск, минуя без остановок два поста ГАИ, «мерседес» въехал в Татарстан.

Республика начиналась с Зеленодольска. Здесь Айдару наконец стало спокойней на душе. На пустынной в рабочий день центральной улице промышленного города величественно возвышался монумент вездесущему Ленину. Бронзовый Ильич указывал рукой в сторону дома Айдара. Оставалось всего сорок километров.

Оранжевые стрелки автомобильных часов показывали половину второго.

«Дай бог, завтра на учет поставлю и Серёге позвоню. Что бы я делал без него! Извиниться надо будет, ведь можно сказать, я его бросил».

Он погладил ручку переключения передач.

«Но главное, что я доехал живой! И «сто двадцать четвертый» пригнал».

Айдар был почти дома.

* * *

В холле Казанского ГАИ на стенде информации указывалось, что регистрация транспортных средств физических лиц производится в четвёртом окне. Квитанции предлагалось оплатить в сбербанке.

За окошком сидел лейтенант. Он молча протянул Айдару бланк заявления:

– Заполняйте и подходите снова. Образцы квитанций на стенде.

Сбербанк – на другой стороне дороги. Прямо напротив здания. Посетителей не было, и уже через четверть часа Айдар снова подошёл к знакомому окну.

– Так, у вас иномарка, – возвращая заявление, разочарованно сказал инспектор, – это вам для начала в десятый кабинет.

– А что там?

– Новый отдел по работе с автомобилями иностранного производства. Начинать надо с него. Сотрудники всё проверят, поставят штамп на заявлении. Ну а после возвращайтесь.

– Сюда же?

– Да, в это окно, но у нас обед с часу до двух, имейте в виду.

Не желая больше разговаривать, лейтенант откинулся на спинку стула. Пройдя по коридору, Айдар нашёл дверь с приклеенным листом, на котором фломастером нарисовали цифру десять.

В небольшой комнате стояло три стола, заваленных папками. Их было много, некоторые лежали стопками даже на полу. У окна было ещё одно рабочее место, на нем блестел пластиком новый монитор с повешенным на экран защитным стеклом. Перед компьютером сидел серьёзного вида офицер. Он внимательно изучал какие-то документы.

– Прошу прощения!

– Что у вас? – Инспектор отложил в сторону лист.

– Да вот из четвёртого окна послали к вам, – Айдар протянул инспектору заявление и ПТС.

– Понятно, – офицер принял рукой документы, – погуляйте пока, около часа. Я запрос буду делать.

– Хорошо, – с готовностью сказал Айдар.

– Автомобиль с вами?

– Да, на парковке.

– Отлично, пусть пока там стоит. Необходимо будет номер кузова сверить.

– Как скажете.

– Мы недавно начали работать, времени много уходит, вы пока сходите куда-нибудь. И возвращайтесь через… – инспектор посмотрел на часы, – а лучше после обеда.

Положив заявление под клавиатуру, он снова уткнулся в компьютер.

«И что же это за отдел такой?»

Айдар шёл по коридору к выходу.

«Уж что-то действительно совсем новое. Даже номер на двери не успели сделать. Эх, как хочется просто куда-нибудь поехать. Отдохнуть. На природу. Не убегать ни от кого. Как надоели эти проверки!»

На улице его встретило мягкое осеннее солнце. В центре засыпанной опавшей листвой площадки сверкал «мерседес».

В машине Айдар отыскал в бардачке подаренный Жорой ароматизатор и повесил его на зеркало заднего вида. Синий голубь закрутился на резинке в разные стороны, салон заполнил запах лаванды.

Откинувшись в кресле, глядя на качающаюся птицу, Айдар уснул.

* * *

Сидя на ступеньке деревянного крыльца, Айдар устало смотрел на очищенную от снега дорожку.

Мимо дома проехала соседская машина.

«Опять «мерс». А я себе первый «мерседес» купил, когда мне двадцать четыре года было. Наверное, столько же, сколько этим пацанам, что утром приезжали».

Щёлкнул дверной замок.

– Пап, пошли домой, замёрзнешь.

– Не замёрзну.

– Тогда можно с тобой? Я уроки сделал.

Айдар подвинулся, освобождая место на ступеньке и закурил.

­– Да, уже восьмой класс… Хозяева проснулись?

– Спят ещё, а мама до сих пор посуду моет.

– Погуляли их поздние гости!

– О чём сидел-думал?

– Ребята проезжали мимо. Молодые, лет по двадцать. Машина у них была, как у меня когда-то.

– И куда она делась?

– Забрали, а вернуть её я не смог.

– Пап, ты не рассказывал! И не помог никто?

– Нет. Некому было помочь.

– А друзья?

Айдар затянулся и выпустил большое облако дыма:

– Друг бы помог точно, но тогда я и друга потерял.

– Как?

– Поступил неправильно. Не подумал, что дружба важнее любого железа. И нельзя всегда лишь под себя грести.

– Железа?

– Машина – это всего лишь железо. А, неважно… Цени дружбу, сын. Это всегда главное.

 

Эпилог

– Ну что, Вован, как тебе тачка?

– А чё тут, «мерс» есть «мерс», – озираясь, отвечал Вован, – а голубь откуда?

– Не знаю, здесь был уже. Да что ты с голубем, это же «сто двадцать четвёртый». Обновлённый! – не унимался Деловой. – Ты мотор заведи.

Вован повернул ключ зажигания. Двигатель заработал ровно и тихо.

– Ха, с полтыка!

«Мерседес» медленно выехал из двора на главную улицу.

– Слышь, Деловой, а где его Арсен надыбал-то?

– Да, коммерс какой-то из Москвы пригнал! – Деловой и прикурил сигарету.

– В смысле, московский коммерс?

– Нет, наш, – повторил Деловой.

– Может, ворованная?

– Как нет-то, у Арсена если по Интерполу, то других и не бывает. – Деловой стряхнул в окно пепел. – У них, если что такое, сразу машину на спецстоянку забирают.

– Ого, а коммерс чё, не дернется?

– У него, я так понял, нет никого. Пусть скажет «рахмат», что его вообще не закрыли.

– Знать бы раньше, можно было бы и так у него забрать.

– Не, без Арсена всё равно на учёт не поставишь.

– Надо быстрей к себе в Нижнекамск двигать, а то запалимся.

– Не парься, у нас ещё целый день. Машина на учёте, номера есть, если чего, позвоним Арсену. Он же не зря бабло взял. У него в ГАИ всё прихвачено. И вообще, это для коммерса тачка угнанная. А для нас «данное транспортное средство по запросу не обнаружено». Обедать пора. Так что ты езжай, езжай давай.

И Вован прибавил газ.

 

Об авторе:

Шикалёв Максим, инженер по образованию, сменил множество профессий, одновременно занимаясь предпринимательской деятельностью. 

В период с 2014 по 2016 гг. посещал Курсы литературного мастерства при Литературном институте им. А. М. Горького под руководством писателя А. В. Воронцова.

 В 2018 г. окончил Высшие Литературные Курсы Литературного института имени А. М. Горького (мастерская писателя Попова Евгения Анатольевича).

Публиковался в журналах «Невский альманах» и «Казань». Постоянный участник Литературного объединения при Совете по прозе Союза писателей России «Точки», в сборниках рассказов которого неоднократно печатался.

Автор и составитель сборников под редакцией Е. А. Попова «Поезд идёт на восток», «Загадай желание. Святочные рассказы с P.S.»          

Живёт и работает в Москве.

Рассказ «Сто двадцать четвертый» это желание автора показать жизненную атмосферу 90-х прошлого века. Воспоминания о первом постсоветском десятилетии не отпускают многих. Сюжет рассказа не основан на реальных событиях. 

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat