ТЕАТР НОВЫХ ФОРМАЦИЙ

Сейчас многие называют инклюзивное искусство безграничной «свободой для творчества для тех, кто ограничен в свободе». Один из видов – это особый театр, где играют актеры с различными ограничениями по здоровью. Надо сказать, это прекрасно, такая уже не новая, но еще не традиционная форма самовыражения формирует новую художественную эстетику. В феврале прошлого года художественный руководитель театра «О.С.Т.» Ирина Лядова на своей лекции назвала инклюзивный театр театром новых возможностей и формаций, отметив, что он формирует общество, отражает его новые формации и запускает определенные социальные процессы: «Это не рафинированное искусство, а конкретное, здесь чаще всего важен сам процесс, а результат, бывает, даже не является художественным. На одном московском форуме один из зрителей задал вопрос: «Чем отличается цирк уродов от тех спектаклей, которые вы показываете? В чем разница?» Поднялся страшный шум, парня назвали фашистом, поэтому известный режиссер Борис Павлович подчеркивает, что нужно с людьми разговаривать, объяснять им, рассказывать, почему это театр, а не цирк уродов».

Помню, как осенью 2019 года мы ездили в Москву с екатеринбургским театром-студией «ORA» на фестиваль «ПРОТЕАТР», председатель которого, а также создатель, руководитель РОО СТР «Круг», режиссер интегрированной театральной студии Наталья Попова сказала: «Сегодня движение особых театров привлекает все больше внимания общественности, здесь остро актуализируется проблема своего места в культуре – поиск идентичности, героя, то, что так важно каждому современному человеку». После той поездки мы много разговаривали с худруком «ORA» и моим добрым другом – Ларисой Абашевой. На самом деле Лариса – удивительнейший человек в театральном мире. В ноябре 2015 года она создала новое и совершенно неоднозначное детище: возник инклюзивный театр-студия при Благотворительном фонде, актеры которого – люди с инвалидностью 1-3 группы (в основном с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, ДЦП) без профессионального образования наряду с опытными актерами театра «Шарманка».

Первая и самая масштабная постановка Абашевой «БОРОДИНО. НАБРОСКИ ЛЮДЕЙ» готовилась 6 лет! Немыслимо! Почему так долго? Да просто чтобы поставить реальный качественный спектакль с инвалидами, нужно не только мастерство и умение руководить, но и огромный запас терпения, особенно если театр не на гособеспечении. Актеров нужно изучить и, грубо говоря, «приручить». Но кто-то никогда может не привыкнуть и просто уходит. О премьере «БОРОДИНА» говорили много, в своей рецензии для «Московского комсомольца» я уже отмечала, что работу «смело можно назвать мистико-метафорическим натурализмом, поскольку в ней сочетаются элементы театра условности, при всем прочем этот спектакль совершенно пронизан постмодерном, хотя огромное количество сцен выполнено естественно».

Немного позже мы показали читку пьесы Олега Богаева «Я УБИЛ ЦАРЯ», вызвавшую бурю экспрессии и эмоций. В своем декабрьском материале от 2019 года я писала: «Совершенно новое, совершенно уникальное событие, а главное – уникальный материал. Зачастую такие произведения стараются не показывать публике, а хранить где-то там, глубоко в столе, но только не сейчас. Драматург Олег Богаев выстраивал текст на основе записей следователя, который вел дело об убийстве царской семьи. Лариса Абашева сделала из этого текста невероятный остросюжетный криминалистический детектив, где самые настоящие обычные люди раскрываются с самой незамысловатой стороны». Вообще драматургия Олега Богаева выступает ярким примером магистральных тенденций современной российской драмы, он следует «новому натурализму», сменившему былую «чернушность» в середине 1990-х годов. Тексты пьес автора наделены алогизмом, близким к западноевропейскому театру абсурда начала XX столетия. Несколько дней назад мы с Ларисой снова разговаривали уже о полноценной постановке пьесы, богаевского текста.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Лариса, здорово, что у театра появилось свое «помещение». Ты очень этого хотела – и наконец-то это произошло.

ЛАРИСА АБАШЕВА: Я очень рада, что нам дали репетиционную базу в здании нашего родного Краеведческого музея. Конечно, это не полноценное помещение, где мы могли бы показывать спектакли, тем не менее это огромный шаг вперед. Пока что нам дали «место обитания» до декабря, а дальше не знаю. Ничего не могу сказать.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: В театре появились новые лица. Как повлияло на работу и на коллектив обновление состава?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Новые лица появляются периодами. Сейчас пришли интересные ребята, это еще одно радостное событие для всех нас, но работа предстоит огромная, чтобы показать им настоящий театр, что это такое, что такое работа актера. Помнишь принцип: они «приручаются» мною и «приручают» меня? Вот то самое происходит сейчас. Мы «принюхиваемся» друг к другу. Пока что эти ребята – просто новые лица, и перед ними такой же новый неизвестный путь. Не знаю, полюбят они театр или не полюбят.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Смотрела, в плане театра стоит премьера «Я УБИЛ ЦАРЯ» по пьесе Богаева. Ты уже делала эскиз в конце 2019 года, как я понимаю, сейчас это уже будет спектакль. Расскажи, как идет работа над ним, как ты работаешь с актерами, как вы разбираетесь пьесу, как они ее пропускают через себя, как ты ее чувствуешь, появилось ли что-то новое в твоем мироощущении богаевских персонажей?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Как всегда, работа идет плотно. Местами мне уже очень нравится. У нас есть десять дней. Мы едем в Челябинск с 4 по 6 июня на фестиваль и «потестим», что называется, на местном зрители наш спектакль. Уже готовы декорации, костюмы почти пошиты. Есть очень интересные проработанные именно в актерском плане образы, а музыку нам пишет Юра Облеухов из группы «КУРАРА», там тоже есть нетривиальные проработки. Спектакль будет гротесковый, и, если честно, я не знаю, чего ожидать от зрителя. Надеюсь, что это будет не скандальное заявление, а все поймут мою сверхзадачу. Это самый опасный момент, ведь тема острая, сложная, и мы не знаем, какой отклик ждать от зрителя.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Также я слышала разговоры о телеверсии премьеры. Как это будет? Как это представляешь себе ты? Как будут проходить съемки?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Телеверсию мы планируем сделать до премьеры в Екатеринбурге или сразу после. Я хочу это сделать в клубе «Фабрика», переговоры по этому поводу были, грубо говоря «эскизные», я очень хочу все устроить там, и это должна быть именно телеверсия, не просто съемка из зала, где сидят зрители, да, онлайн-трансляция тоже будет, но конкретно здесь должна быть телеверсия как телефильм. Вот такие планы. И в контекст клуба «Фабрика», мне кажется, идеально впишется сценография, это будет смотреться совсем по-другому, попробуем сделать кино!

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Больная тема, но насколько сильно прошлый год отразился на работе? Как это изменило актеров? Как изменило тебя?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Прошлый пандемический год, очевидно, для всех был очень тяжелый. Мы не могли ничего делать. Ты состоишь в беседе, знаешь, что происходило. Я бы сказала, что рабочий тонус у нас пропал и выходить из этого лениво-депрессивного состояния, из этой бездеятельности тяжело. Знаешь, это как когда спортсмен долго не тренируется, организм закостеневает, да? Вот у нас так же. Мне кажется, только сейчас мы приходим в какую-то более-менее рабочую форму.

В общем, у меня очень странное состояние из-за прошлого года. Этот год бездействия для нас продлился много дольше, чем у всех, то есть не год, а полтора в итоге, из-за отсутствия репетиционной площадки, поэтому очень странное ощущение… В связи с тем, что мы репетируем каждый день, мне сейчас уже как-то мне получше физически, психически. Держимся. Нормально.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Конкретно сейчас, сколько постановок ты планируешь сделать в ближайший год? Какая будет следующая пьеса, за которую ты возьмешься?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Пока я сконцентрирована на Богаеве и «Я УБИЛ ЦАРЯ», потом мне нужно доделать грантовый проект Довлатова – «ЗОНА» в исправительной колонии. Пришлось перенести его и кино, и спектакль в нашу местную исправительную колонию №2, так как возникли сложности с тагильской ИК-12 из-за пандемии и смены руководства, невозможно почему-то для нас стало ездить именно туда. Мы переговорили с местной колонией и начнем заново все уже в Екатеринбурге.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Расскажи мне о новых проектах. Вы очень активно влились в социальную сферу, занимаетесь денно и нощно самыми разными вещами. Расскажи мне об этом. Какие проекты впереди?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Возвращаясь к моим предыдущим словам, получается у нас по плану: «Я УБИЛ ЦАРЯ» – это ближайшее, далее кино на зоне, спектакль по Довлатову «ЗОНА» и рэп-альбом, продюсированием которого занялся Юра Облеухов из «КУРАРЫ». Потом у нас граф-роман по сказам Бажова с загадочным названием по инициалам «ПП» и еще параллельный проект, начатый нами в пандемию, – сувенирная мастерская «ТЕАТР+», где мы создаем мерчи и для себя, и для музыкантов города, с кем активно взаимодействуем, кому помогаем. Нам с тобой хорошо известно, что у музыкантов денег нет, и созданный нами для них (либо бесплатно, либо по себестоимости) мерч даст им же возможность продаваться и развиваться. Такого еще не было. Мерч не сильно обогатит группу, но такие возможность, как съемка или аренда репетиционной базы, может быть покупка какого-то недорогого оборудования – все это необходимо, нужно, и это им поможет. Еще я бы хотела помочь маленьким частным театрам, которые так же не в состоянии купить себе мерч, а фирменная символика творческому коллективу нужна. Мы подавались на грант, но нам его не дали. А ты меня знаешь, мы с первой попытки не сдаемся, мы вообще не сдаемся, пока не добьемся результата в реализации проекта.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Давай поговорим о фестивалях. Будет ли «ORA» и «Большой Брат» «Шарманка» где-то участвовать и где?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Ну вот мы с тобой уже прикинули, что в начале июня мы везем в Челябинск на Всероссийский, даже Международный инклюзивный театральный фестиваль наш спектакль «Я УБИЛ ЦАРЯ». Туда даже приедет, насколько мне известно, коллектив из Германии. Потом мы поедем на фестиваль «Ever Jazz», где покажем «ЦИРК ПРИНТИНПРАМ ИМЕНИ ДАНИИЛА ХАРМСА», пройдет все на базе отдыха «Иволга». Ребят я буду отправлять на «ТАВРИДУ», тебя тоже, кстати. Там есть смена, как раз посвященная «арт» вещам, «МАСТЕРА» называется. На «ЗОЛОТУЮ МАСКУ» подадимся, но это тоже… Ждать, сработает – не сработает. Такие вот планы.

КСЕНИЯ АЛЬПИНСКАЯ: Что сейчас больше всего недостает театру помимо материальной поддержки?

ЛАРИСА АБАШЕВА: Как обычно – помещения. Я хочу полностью независимое помещение, обеспечивающее нам становление как репертуарного театра и реализацию проектов, что даст нам возможность обеспечить всех стабильной зарплатой и уверенностью в завтрашнем дне. Очень утомительно не иметь собственной площадки уже 11 лет.

Довольно грустно, что столько времени прошло, а сдвигов немного, с другой стороны, «ORA» всего 6 лет, а он уже смог вырасти из обычной студии в полноценный самостоятельный театр, коих не так много в нашей стране. И, возможно, в ближайшее время что-то изменится, точнее, изменится однозначно. Вот только что это будет и когда именно – нам пока знать не дано.

Текст: Ксения Альпинская

Поделиться новостью в социальных сетях:

Подписка на новости журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat