Должны мы сплотиться отныне в любви и зло победить на планете!..

Марсель САЛИМОВ (Мар. Салим) | Поэзия

Марсель САЛИМОВ

ТОВАРИЩУ МАЯКОВСКОМУ —
ПОЭТУ И ПАМЯТНИКУ

«Александр Сергеевич,
разрешите представиться…»
(В.В. Маяковский)

Владимир Владимирович,
разрешите представиться.
Надеюсь,
ничем я Вам не насолил.
Когда ещё
шанс мне такой предоставится —
Вам рассказать,
кто такой Мар. Салим?
Под именем этим —
пусть не человечеству —
но многим башкирам
давно я знаком.
Полезную взбучку
на тюркском наречии
оно означает:
«ЗДОРОВЫЙ РАЗГРОМ».
Я славлю Аллаха,
забыв о раздорах,
за то,
что есть силы
бродить по Уфе,
за то,
что сухим остается мой порох,
чтоб биться
за истину
в каждой строфе.
Иные,
в толпе меня видя идущего,
вылить злорадства готовы ушат.
Но люди простые
с теплом и радушием
руку при встрече
пожать мне спешат.
А те,
кто сатирой моею отхлестан
и месть мне таят
в глубине своих душ, —
грозят кулаком мне.
(А кто-то — и просто
старается грязью
обрызгать из луж!)
Но этот цинизм,
подловатый и выморочный,
уже не способен
меня удивить.
Чему удивляться,
Владимир Владимирович?
Мы знаем,
что значит —
САТИРИКОМ быть!
И ныне,
шагая по Коммунистической —
одной из красивейших улиц Уфы,
я в сквер Маяковского
движусь мистически,
где в гуще зелени
замерли Вы.
Здесь каждое дерево
духом — советское,
вгрызлось корнями
в глубь прожитых лет.
Вы среди них —
как в любимой семье своей…
Дайте же руку пожать Вам, поэт!
Словно вулканом
душа моя выжжена,
сердце забыло
веселья струну.
Разве до смеха мне?!
Столько обиженных
просят помочь им,
куда ни взгляну.
Правда шатается.
Не удержать ее
лишь на поэтах
да на мужиках,
если бразды
управленья державного
воры-чиновники
держат в руках.
Вон они —
встали,
законы цитируя,
словно шлагбаум,
закрыв все пути.
Чем с ними справиться?
Только сатирою!
Действенней смеха —
бича не найти.
Не трепеща,
что «замочат в сортире»,
зло расползлось
от Москвы до Уфы.
Жаль,
«измельчал,
обеззубел сатирик», —
как справедливо
заметили Вы.
Жить,
конфликтуя с чинами державными,
не по плечу
тем, кто слаб или юн.
Много ли шансов —
с ногами дрожащими
зло победить
в рукопашном бою?
Вот потому-то,
Владимир Владимирович,
чтоб к гонорарам тропу проторить,
многие бросили
фронт сатирический
и —
«ниже пояса» стали острить.
Так наступила
эпоха ХОХМАЧЕСТВА,
и у страны
будто «крышу снесло»:
честность,
наивность —
обсмеяны начисто,
но не затронуты —
наглость и зло.
Вы говорили когда-то,
что перья —
надо затачивать остро,
как штык.
Этот совет Ваш
припомнил теперь я,
видя,
как дух сатирический сник.
Но
неужель
нынче напрочь утрачено
свойство сатиры
высмеивать всласть
жуликов,
взяточников,
растратчиков —
всех,
кто корыстно использует власть?..
Не отвечайте.
Вы сделались символом
славного строя,
что в вечность ушел.
Пусть никакой лишь
валютною силою
жизнь не сотрет
Вашу песнь «Хорошо!»
ВЕРЮ
в запев этот оптимистический
и,
эту веру от всех не тая,
твердо шагаю
по Коммунистической,
вторя:
— Читайте,
завидуйте,
я…

САТИРИК

«Я взмылен весь, но мира не отмыл…»
(Габдулла Тукай)

Я в юности,
как вилами,
преграды все сметал
и, наливаясь силами,
учился и мужал.
Заметив это,
к тридцати
мне вверили журнал.
— Редактор «Вил»—
высокий пост,
мудрее будь вдвойне! —
Коллеги, кто под шестьдесят,
напутствовали мне. —
Ты дерзок и небрежен,
подкалывать привык.
А надо — ох! — придерживать
язвительный язык.
Неровен час, и до беды
тебя он доведет:
Начальство не одобрит вдруг
или не так поймет…
Но я в советы не вникал,
соломок не стелил.
И в пух и прах через журнал
все зло наотмашь бил.
Мишенью были бюрократ,
хапуга, рвач и хам,
кто у народа воровал
и жить мешал всем нам.
Чтоб зло под корень извести,
очистить общий дом,
я жизнь САТИРЕ посвятил
и не жалел о том.
Все жилы рвал…
Но вот беда —
не стало меньше зла.
И дури много, как всегда,
и пакость не ушла.
Наверно,
для такой борьбы
жизнь коротка была…
А для чего ж тогда писал,
пороки бичевал?
К чему азартно пестовал
колючий свой журнал?
Как дальше быть?
Такой вопрос совсем не прост,
к тому же молодым.
А я, устав, как паровоз,
от наставлений и от гроз,
и в шестьдесят —
вот парадокс! —
не уступаю им.
И шефы лет по тридцати
мне пальчиком грозят.
И слышу вдруг знакомое,
как много лет назад:
— Ты без оглядки говоришь,
ты к дерзости привык.
Пора тебе попридержать
язвительный язык!
Но я, махнув рукой опять,
иду своим путем.
Мне жизнь уже не поменять,
гори она огнем!
Когда бы я со слов чужих
указы выполнял,
то сел бы на телегу их,
их песням подпевал.
Своим бы слыл средь них всегда,
твердя себе:
«Нельзя…»
Но разве был бы я тогда
САТИРИКОМ,
друзья?!

ВЕРНИТЕ, ЧТО ВЗЯЛИ

(Слово российских ветеранов)

«Даром получили, даром давайте»
(из Библии)

«Это богатство вам досталось от предков!..»
(из Корана)

Такого
представить не мог нипочем
никто из погибших
во имя Победы:
чтоб те,
кто сегодня вдруг стал богачом, —
в упор не смотрели на тех,
кто стал бедным.
Поэтому мы —
кто не день и не два
прожили на свете
по милости свыше —
должны прокричать нуворишам слова,
которые им
не хотелось бы слышать.
И строчки,
что ныне во мне родились,
пусть выскажут тем,
кто пугается прошлого,
что зря они все от него отреклись:
не меньше плохого —
там было хорошего.
И даже когда нас,
бессчетно губя,
сажали по спискам,
«Транссиба» длиннее,
мы Родину —
не предавали, любя,
и, горе терпя,
становились сильнее.
Ничто нас на свете
согнуть не смогло,
мы впроголодь жили,
но радостно пели.
Мы вынесли боль
и отринули зло…
А вы —
что хорошего
сделать успели?
Вы —
нагло присвоили
все,
что страна
копила,
шагая в грядущие дали.
Соперничать с вами
и сам сатана
не смог бы —
так шустро все расхватали!
Но что бы,
скажите-ка мне, удальцы,
могли вы присвоить себе,
в самом деле,
не выстрой вам
шахт и заводов
отцы?..
(Вы строить умеете
только дворцы
себе у морей —
на народные деньги!)
Любой олигарх поедает,
как шмель,
тот мед,
что готовили пчелы все лето.
Великое ль дело —
летать в Куршевель,
чтоб в номер за деньги
водить малолеток?!
Не стыдно ли,
в Лондоне сидя сыром,
швырять миллионы
на новые яхты,
соря, как пропойца,
народным добром
и тратя легко
наши верфи и шахты?
Пред вами
в поклоне стоят старики,
у всех — ордена
и почетные званья.
Сжимают в карманах они кулаки
и…
просят безмолвно
у вас подаянья.
Не смейтесь над ними —
не их в том вина,
что воры во власти
(за ними успей-ка!)
решили,
что честной работе цена
отныне не больше,
чем — просто копейка.
Мы,
как опьяненные,
верили вам,
а вы —
нашу Родину
распродавали.
Но
нет больше веры
красивым словам,
вам впредь
провести нас
удастся едва ли!
И, не опуская униженно взгляд,
мы требуем,
вновь обретая свободу:
— Все это —
не ваше!
Отдайте назад!
ВЕРНИТЕ,
что взяли,
обратно НАРОДУ!

РАЗГОВОР С БОГАМИ

Стою на вершине Олимпа.
Один.
Не я здесь хозяин.
Не я господин.
Вон кресло великого Зевса,
а ниже —
вход в бездну разверзся.
Я лишь поклониться взобрался сюда
от имени тех,
кто уже никогда
не смогут к Олимпу приехать,
растаяв в веках,
словно эхо…
Чтоб мысли свои в суете не забыть,
я все повторял их в дороге.
Мне даже с людьми нелегко говорить,
а здесь предо мною ведь —
БОГИ!
— Итак, —
обратившись лицом на зарю,
я начал, —
простите за дерзость,
но не от себя я сейчас говорю,
а от стариков и младенцев —
от ваших потомков,
что, словно во мгле,
живут, разрываясь на части.
Вы стали легендою.
А на Земле —
не стало ни правды,
ни счастья.
Вы слышите грохот?
То вовсе не гром,
а взрывы ракет и снарядов.
То — зло,
беспощадно воюя с добром,
весь мир уподобило аду.
Когда вы исчезли с Олимпа,
то в мир
явились, страшнее драконов,
посланники тьмы,
что устроили пир
на прахе вчерашних законов.
Они сеют смерть по Земле,
сеют страх,
чтоб съесть нефтеносные страны.
Они утопили планету в кострах
конфликтов и войн непрестанных.
А те, кто собрал миллиардов мешки
и мог бы весь свет осчастливить —
на мир через черные смотрят очки,
чтоб горя людского не видеть.
Банкир к должникам своим неумолим,
его не упросишь словами…
Ну кто из богатых взойдет на Олимп,
чтоб шею склонить перед вами?
А вот пересечь океаны, спеша,
и, как на закланье, покорно
склониться главой
перед банками США —
такое для них не зазорно!..
Но я не к банкирам пришел.
Мне от вас
хотелось услышать ответы,
пока в моем сердце огонь не погас
и не дошагал я до Леты.
Скажите мне, боги Олимпа, скорей,
когда будет Рай на планете?
И станут ли люди — добрее зверей,
и плакать разучатся дети?
Скажите, когда стихнут слезы и плач,
а власть будет вновь справедливой?
И скоро ль исчезнет последний палач
и жизнь будет снова —
счастливой?..
…Вздохнула гора.
И как жаром огня
повеяло в воздухе летнем.
И будто бы голос дошел до меня
с хрипением тысячелетним.
То —
Зевс мне ответил,
владыка богов,
с далеких своих,
неземных берегов:
— Я все понимаю.
Я тысячи лет,
как некогда гимнам, внимаю
лишь стонам и плачам,
что ищут ответ
на то, почему жизнь земная
давно стала людям мрачнее тюрьмы
и властвуют миром
посланники тьмы…
Ты видишь —
Олимп наш давно опустел,
и нет у нас сил,
чтобы править
порывами чувств и движением тел —
и их, куда надо, направить.
Все эти столетья мы видели вас,
болели за вас и страдали.
Но нет у нас сил,
чтоб спасти вас сейчас —
мы их вам давно передали!
И я б, как и ты, мог спросить все точь-в-точь,
да нет моей власти, чтоб людям помочь…
— Спасибо, владыка!
Мне ясен ответ.
Прости, что призвал пробудиться.
Но я теперь знаю:
чтоб выжил наш свет —
придется САМИМ потрудиться.
И в ком еще бродит дух правды в крови —
все взрослые,
старцы
и дети —
должны мы сплотиться отныне в любви
и зло победить на планете!..

(С башкирского перевели Н. Переяслов, М. Ямалов).

Об авторе:

Марсель Салимов (Мар. Салим) — писатель-сатирик, поэт, журналист, общественный деятель.
Член Союза писателей и Союза журналистов России и Башкортостана, действительный член Русской академии наук и искусств, член Академии российской литературы, член-корреспондент Академии поэзии, член Международной академии литературы и искусства Украины, соучредитель Общества юмора народов (Габрово), лауреат премии Кабинета Министров РБ им. Ш. Худайбердина, лауреат премии Союза журналистов России, лауреат Международной премии «Алеко» (Болгария), лауреат Международной литературной премии им. С. Михалкова, лауреат Всероссийского конкурса «Золотая полка отечественной журналистики», победитель конкурса «Лучшие поэты и писатели России» 2013 с вручением именной статуэтки «Золотое перо», лауреат Международного конкурса исторической поэзии «Словенское поле», лауреат Международного многоуровневого конкурса им. де Ришелье, заслуженный работник культуры Башкирской ССР и РФ, кавалер ордена Дружбы и ордена «За вклад в просвещение».
Председатель совета Объединения ветеранов журналистики Башкортостана, председатель комиссии по связям с общественностью и массовыми коммуникациями и член президиума Башкирского республиканского совета ветеранов, член редколлегий газеты «Ветеран Башкортостана» и журнала «Хэнэк» («Вилы»), руководитель секции сатиры и юмора и член правления Союза писателей РБ, член правления и исполкома Союза журналистов Башкортостана, председатель правления Башкирского республиканского отделения и член совета Всероссийского конгресса этнических журналистов «Культура мира», член Федеративного совета Союза журналистов России, член правления Международной ассоциации творческих работников.
Главный редактор башкирского сатирического журнала «Хэнэк» в 1980-2010 годах, основатель и первый главный редактор юмористического журнала на русском языке «Вилы» в 1992-2010 годах, председатель Союза журналистов Башкортостана в 1996-2006 годах. Автор 30 книг на русском, башкирском, татарском, чувашском, болгарском языках. Его произведения переведены более чем на сорок языков и опубликованы во многих изданиях страны и за рубежом.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat