Бам-м-м

Николай ИВАНОВ | Проза

Бам-м-м

Шёл Николай Павлович по улице, шёл, чуть подустал да и погрузился в городской автобус. Свободных сидений не было и пришлось стать напротив входа-выхода у окна. На очередной остановке, как только открылась дверь салона, были слышны ругань и матюки. Скандальная особа вошла в автобус, продолжая ругаться и материть (круче сапожника) непонятно кого. Николай Павлович прервал скандалистку, поздоровался и сказал:

– В нашем городе живут и работают достойные люди: газовики, нефтяники, транспортники, служба поддержки и обеспечения добычи и перекачки углеводородов. У нас не принято кричать и ругаться матом на улицах, потому что город новый, много детей и молодёжи: нежелательный пример неуместен.

Особа пенсионного возраста перестала ругаться и заплакала – громко, взахлёб, с подвыванием. Нашлись сердобольные: освободили место, дали воды. Скандалистка, с трудом успокоившись, всхлипывая и обливаясь слезами, начала рассказывать причину своего нервного срыва. Оказывается, в молодости по комсомольской путёвке поехала на БАМ (Байкало-Амурская магистраль), работала-работала, ничего не заработала и вышла на пенсию. Стала искать место, где притулиться для дожития отпущенного Богом срока.

На Ямале в городе Ноябрьске отыскалась одноклассница, она и пригласила подругу детства к себе.

Через какое-то время руководство округа и города обеспечило пенсионерку однокомнатной квартирой. Радости и благодарности северянам не было предела. Бралась за любую работу: мыла подъезды, убирала чужие квартиры, нянчила чужих деток, выгуливала и чистила за домашними питомцами – всё ради денег. Очень хотела, чтоб её гнёздышко было обставлено и обеспечено необходимым не хуже чем у людей.

Наконец мечта сбылась: квартира – загляденье, мебель и обстановка – как душа хочет, чистота, уют и покой. Через пару месяцев благоденствия списалась с подругой на БАМе, поделилась своими успехами и пригласила жить к себе в квартиру на Крайний Север. «Рыбонька» приехала достаточно быстро. Очень хвалила хозяйку – за ум, хватку, пробивные способности, умение налаживать своё благополучие, за дизайн и интерьер квартиры, за уют и так далее и тому подобное без конца. Так и зажили две подруги в дружбе и согласии.

Через полгода с родственниками «скандалистки» произошло несчастье и пришлось ехать.

Пока проводили в последний путь, пока поминки, пока девятины, пока сороковины – в общем, приехала через два месяца после отъезда. Любимой подруге в предвкушении тёплой встречи везла гостинцы и подарки.

Поезд прибыл глубокой ночью, хозяйка с вокзала поехала домой в такси и беспокоилась: придется разбудить-потревожить спящую подругу.

Поднявшись на этаж, потихоньку открыла дверь, вошла – только что-то было не то.

Включила свет – только света не было. Достала сотовый телефон, включила фонарик – голова пошла кругом. Квартира была совершенно пустой: ни мебели, ни занавесок, ни люстр, ни лампочек, ни линолеума на полу – ни-че-го. Села на сумку с гостинцами, подарками и заплакала.

Вспомнила, как вместе работали долгие годы на строительстве Байкало-Амурской магистрали, терпели голод, холод, трудности, делились куском хлеба, по очереди носили платье и пальто – а слёзы текли и текли. В памяти мелькали дни, месяцы, годы, события и случаи прошлой дружбы – а слёзы текли и текли.

Так и сидела несколько часов. Рассвело, люди пошли-поехали на работу. Встала, разминая онемевшее тело и окаменевшую душу. Заставила себя выйти на улицу – надо что-то делать, чтоб не сойти с ума.

И хотя за всю жизнь не сказала грубого слова, тут прорвало – мат-перемат, громко и на всю катушку.

То, что прохожие оглядываются и смотрят с укоризной, только раззадоривало.

Знали б они, каково переносить предательство самой близкой подруги, – относились бы по-другому. Пассажиры автобуса внимательно слушали пострадавшую и стали спрашивать и записывать адрес и телефон. Затем, кто приобняв, кто пожав руки, сказали: «У нас на Северах в беде не бросают: сегодня же получите посильную помощь, и постарайтесь не ругаться матом: детей много в городе».

Так живёт-работает народ Крайнего Севера – сберегли тепло души и сердец, не растеряли и не заморозили.

Дай нам Бог не стать холодными и чёрствыми, чтоб будущие жители были лучше, великодушнее нас.

Чтоб ушедшие в иной мир первопроходцы на том и другом свете гордились последующими поколениями.

Ошибка молодости

Все мы часто говорим «пути Господни неисповедимы», что же тогда говорить о наших путях-дорогах?

Только через годы можно сказать или подумать о своих закидонах, о поступках – достойных и не очень; многим приходится скрывать своё не совсем приглядное прошлое.

Подобный случай произошёл со старым монтажником – строителем трубопроводов, назовём его Константин Васильевич. Любимая работа затягивает, как скорость: ещё труба, ещё объект и ещё объекты.

В перерыве – межсезонье – женился, пошли детки. Однако работа, работа, ещё работа – не мог себя остановить. Жена терпела-терпела, да и ушла. Детки выросли как сорняки, без отцовского пригляда, без отцовской твёрдой руки, однако очень уверенные и настойчивые, знающие, чего стоят и что хотят.

На предприятиях и организациях, где поработал Константин Васильевич, постоянно напоминали: как подрастут сыновья, только к нам. Надумают учиться – оплату обучения гарантируем, пусть только у нас работают; квартиры предоставим, сначала служебные, в зарплате ущемления и задержек не будет.

Слова руководства на Крайнем Севере очень редко расходятся с делом – так и в этом случае. Трое сыновей получали дополнительные выплаты от предприятий к стипендии, учились прилично, занимались спортом. После окончания разных универов (каждый выбрал свою дорогу) проблем с трудоустройством не было.

Так и катилось колесо жизни – то в бешеном ритме, то хоть сам подталкивай.

Однако годы берут своё. Константин Васильевич часто сетовал: здоровье куда-то уходит, начинаются всякие сбои, хвори и недуги, и не всегда получается быть там, где нужнее, где требует обстановка.

В конце концов спровадили на пенсион, предупредив, чтоб не расхолаживался и по первому зову был готов включиться в производственный процесс.

Шло время. Привлекали к «процессу» всё реже и реже, объясняя тем, что замена вполне устраивает, всё идет должным порядком, без сбоев и накладок – в общем, отдыхайте, не переживайте.

И вот Константин Васильевич впервые за годы трудов насущных получил путёвку в санаторий на побережье. Долго собираться не умел, поэтому быстро выехал в город Когалым и оттуда – самолётом в Москву.

Прилетев в столицу, начал обзванивать друзей и родственников. Поскольку все были заняты – просили перекантоваться где-нибудь до вечера.

Константин Васильевич съездил в Бронницы на кладбище, поставил в храме свечки в память усопших друзей да вернулся на Казанский вокзал. Посидел-посидел в зале ожидания и решил позвонить подруге, с которой встречался ещё в период службы в Вооружённых силах. Всплыли воспоминания, захотелось увидеть и услышать. Набрав без всякой надежды старый номер, услышал родной голос:

– Ну где ты потерялся? Поспеши домой, ждём.

Пенсионер взял такси и двинулся; в памяти мелькали события и годы, глаза, голос, запах. «Какая она стала сейчас, смогу ли узнать?»

Наконец приехал, поднялся на знакомый этаж, позвонил – дверь открылась сразу. В проёме стояла обалденная женщина: в огромных глазах знакомые смешинки, на лице – очень приятная улыбка.

– Ну наконец, заходи, пропажа.

Впустив гостя, закрыла дверь и повела в комнату.

Присев в кресла друг против друга, оглядывали и смеялись над переменами и возрастом, затем разговорились о прошлом, как тянули жизнь поодиночке.

Вскоре пришёл парень. Константин Васильевич начал вспоминать, где видел его, точно видел, не мог ошибиться. Хозяюшка предложила помыть руки и приступить к обеду, а гость всё вспоминал и не мог вспомнить этого парня. Присели к накрытому столу, Надежда сказала:

– Знакомьтесь. Это твой отец Константин Васильевич, а это твой сын Павел.

У родителя прорезалась память. «Эта боевая пружина – я в молодости. Эх, жаль, не знает героев-родственников, предков. Лучших в мире воинов – раз вернулись с победой и умерли дома от ран или старости, значит, так и есть. Не видел их боевые награды за многие столетия в войнах, походах и стычках. Придётся строить свою жизнь, свою историю с нуля, без традиций предков, с другой фамилией».

Накатила жуткая грусть, обида на себя: о чём думал? Подумаешь, бедность – надо ещё больше работать.

В памяти всплыли младшие сыновья, дочь. Благодарность Всевышнему за любовь и заботу, возможность увидеть своё потомство, почти готовое к полёту в автономном режиме по акватории жизни.

Время приближалось к отходу поезда, и вместе поехали на вокзал.

На вопрос Надежды: «Когда всё-таки совсем вернёшься?» – ответ: «Пока не могу: младших на крыло надо ставить, и так без отца выросли, как бурьян в поле. Их мать решала свои вопросы и темы – не до деток было (молодость проходит, любовь нужна). А мне нельзя увеличивать тяжесть грехов на душу: возраст критический – замолить не успею. С вами, даст бог, увидимся, а в другой жизни наверняка будем вместе до конца мира. Мне больше нельзя ошибаться.

Обняв и поцеловав на прощанье, близкие покинули вагон. Объявили отправление. Провожающие шли и шли по перрону, махая ладошками, а поезд набирал ход.

У участников могли быть другие имена.

Покупка мужа

Чего только не бывает в нашей жизни, какие только события и случаи не проходят перед глазами. Этот забавный случай произошёл в период бурного освоения Ноябрьского региона. В этом небольшом городе сконцентрировались мощные силы для освоения и развития Крайнего Севера. Имелись четыре объединения, более шестнадцати трестов, сотни специализированных управлений, а участков – без счёта.

Аэропорт работал без передышек и выходных, активно меняя отработавшие вахту коллективы. Дополнительно геологи, строители, эксплуатация газовиков, эксплуатация нефтяников, трест строителей трубопроводов, буровые конторы, аварийные службы, лесхоз имели свои вертолётные базы, площадки, диспетчеров, свои топливные терминалы, свои арендованные вертолёты и смены пилотов.

Служба контроля качества только создавалась, и имевшиеся специалисты были в цене и очень востребованы. Работать в нескольких предприятиях одновременно (по договору, соглашению, командировке, контракту) было в порядке вещей. Главное условие на спрос специалиста – надёжность и своевременность исполнения заданий, отсутствие нареканий и претензий от надзорных и контролирующих органов.

В общем, лучшие вертелись на всю катушку. Это бесконечно прекрасное состояние востребованности – ты в своей тарелке, ты нужен всем, и все нужны тебе. Пока не были выполнены регламентные работы по контролю качества – приборный контроль физическими методами (радиоактивный, ультразвуковой, магнитографический, вакуумный, керосиновые пробы, сцинциляция, светотечение и др.), пока не были оформлены протоколы и результаты заключений о состоянии качества исполненных работ, выполнение не подписывалось.

Всё предприятие – весь коллектив, включая прикомандированных, – могло остаться без зарплаты.

Один из «лучших контролёров» – назовём его Мишей – был ещё тот кадр: повидал и попробовал много чего. Поработал матросом на портовом буксире, поработал помощником бурильщика, учился на парикмахера, стажировался на станочника-расточника, был учеником электрика – в общем, специалист широкого профиля. Каждая профессия, каждый коллектив, каждый наставник, каждый учитель оставили след в душе и психике. На Северах было всегда много приехавших на заработки – копили на квартиры, копили на машины, копили на хорошую в будущем жизнь. Север перевоспитывает, и «накопители» оставались: не могли порвать с друзьями, работой, суровыми условиями. Однако были и сейчас есть романтики: Крайний Север для них – своя стихия, лучшее место нашей планеты. Место, где собрались такие же, как сам, и работы непочатый край. Мишаня, работая в нескольких конторах, постоянно нуждался. На дружеских посиделках не экономил. Вечер посвятить преферансу – всегда пожалуйста. Слетать с друзьями в Сургут, Тюмень, Москву, Крым – отметить праздники, день рождения, какое-то торжество – было в порядке вещей. Однажды утром после очередного «залёта» в столицу двигался в сторону столовой. Шёл и представлял сочный кусок мяса, суп харчо, кисель – пару стаканов, необходимость похмелиться – только денег в карманах сироты не было вообще. Остановился недалеко от входа в пункт приёма пищи и стал ждать знакомых. Везения не было. Зима, холод, ветер донимали. И тут подошла мастерица одной из подрядных организаций – «спонсоров» Михаила. Поздоровалась и спросила:

– Чего это вы мерзнете, почему не заходите?

Миша в ответ:

– Дай, пожалуйста, пятнадцать рублей до получки, издержался…

Валентина достала кошелёк, отсчитала пятнадцать рублей и спросила:

– А какого числа вернёшь долг?

Миша ответил:

– С аванса, получки или шабашки – как только прорежутся.

Однако обещание оказалось невыполнимым.

Средства не держались в руках и карманах, должок висел и висел, морально угнетая должника.

Наконец во время «неожиданной» встречи с заимодавцем предложил:

– Выходи за меня замуж: сама будешь получать аванс и зарплату – компенсируешь нервные потери.

Валя согласилась.

Молодая семья зажила в мире и согласии. Прошли годы, вырастили деток, поставили на крыло, обеспечили.

Только Валентина при удобном случае подкалывала драгоценного:

– Дорогой. Не забывайся: ты куплен за пятнадцать рублей.

Имена участников событий могут быть любыми другими.

Апрель 2018 г.

Чета из Дюссельдорфа

Дело было в Крыму. Николай Павлович, как обычно, отправил семью на всё лето к морю в тёплые края.

В бесконечной череде дел и забот проскакал-пролетел месяц. Закрыв выполнение – форма-2 и форма-3 – на зарплату сотрудникам, исполнителям, коллегам, друзьям, вылетел рейсом на Симферополь. Очень хотелось увидеть детей, жёнушку, хоть пару дней пообщаться с близкими.

Это бесконечно прекрасное состояние – видеть семью: довольных, радостных, загорелых детей, восхитительную супругу, на которую оглядываются встречные и поперечные мужчины. Да, жизнь удалась. Массовики-затейники организовали детворе какое-то мероприятие. Николай Павлович с драгоценной решили съездить на экскурсию в Воронцовский дворец. Кстати, очень печальная участь постигла хозяина хором.

Александр Пушкин посетил Таврию, Молдавию; братец Воронцов радушно принял родственника. В благодарность Саша охмурил жену графа, и род Воронцовых кончился, семейные отношения распались, официальных (законнорожденных) детей у графа Воронцова – наместника Крыма и юга России – не осталось.

В знаменитом прекрасном дворце (даже у фашистов не поднялась рука взорвать-уничтожить творение) произошло множество ярких и знаковых событий.

В том числе Ялтинская конференция (Рузвельт, Сталин, Черчилль – руководители стран и правительств антигитлеровской коалиции) в 1945 году. Пока супруга в группе экскурсантов слушала гидов в помещениях дворца, Николай Павлович, комфортно расположившись на скамье среди цветников и клумб, пил пиво. Немного поодаль сидел мужичок в возрасте – так, ничего особенного; однако в руках держал фотоаппарат «Кодак» последней модели. Николай Павлович предложил пиво, прямо из трёхлитровой банки; сосед, немного помявшись, сделал несколько глотков и произнес:

– О-о-о, зер гут.

Николая Павловича понесло:

– О-о-о, Дойчланд, Дойчланд, убер аллес.

Немец улыбнулся и протянул фотоаппарат, правда не выпуская из рук ремень футляра.

Осмотрев технику, Николай Павлович с сожалением, однако не подавая вида, вернул аппарат и начал перечислять отечественные модели: «ФЭД», «Зоркий», «Вега», «Смена», «Зенит», «Ленинград», «Москва», «Любитель», и ещё, и ещё. Немец улыбался. Затем узнали, кто где живёт, сколько детей, род занятий.

Оказалось, Фриц из города Дюссельдорфа, хозяин авторемонтной мастерской, имеет детей тридцати и тридцати трёх лет; сын не женат и дочь не замужем, внуков нет.

Николай Павлович спросил:

– Криг пу, пу?

Фриц сказал:

– О, я, я, Волхов, Русс – мороз, – и показал свои ноги (пальцы отстрогали).

Ноги были в ортопедических башмаках (правда, очень высокого качества).

Фриц спросил:

– Дайн фатер???

Николай Павлович ответил:

– Майн фатер, Сталинград дранг цум Вена Аустрайх.

Фриц после этих слов как-то сжался (видно, дошло, с сыном какого воина свела судьба).

Экскурсанты начали выходить из дворца, и зазноба подошла к драгоценному.

– Ты что ж это, инвалида спаиваешь?

Ответ:

– Нет, конечно, мы просто знакомились, правда, Фриц?

А Фриц, как-то затравленно оглядев российскую пару, неловко встал и колченого двинулся к выходу, приговаривая: «О майн гот, о майн фрау, о майн гот, о майнен фройляйн…»

Наверное, благодарил своего немецкого бога за то, свёл с сыном, а не с отцом во время войны.

Супруга тесно прижалась к Николаю Павловичу.

– Долго ещё здесь торчать? Идём к детям, мы соскучились.

Отче наш Великий и Всемогущий, не оставь заботами матушку Россию и нас, твоих верных послушников…

У участников могут быть любые имена.

Эликсир

Много чего случается в нашей жизни: что-то проходит-пролетает мимо сознания, что-то въедается на всю жизнь, беспокоя и тревожа воспоминаниями. По молодости Саша много и взахлёб читал.

Затем работа, учёба, тренировки не оставляли времени и возможности побыть наедине с книгой.

Парень был заводной, постоянно что-то придумывал: то поход по чужим садам (там яблоки почему-то вкуснее), то наведаться в магазин «Природа» (послушать птичек и посмотреть рыбок), то всем вместе пойти в аэроклуб – смотреть самолёты и трогать парашюты. То все приваливали толпой в яхт-клуб: лазили, трогали, раскачивались на яхтах. То толпой шли на завод смотреть прокатный стан, домны, мартены, кузнечно-прессовое производство, коксохим, химводоочистку и почему-то охрана (контролёры) не останавливала. Приходил представитель заводоуправления рассказывать и показывать, отвечать на вопросы. Выдвигаясь на работу или с работы в трамвае, в кучке своих друзей сочинял байки, придумывал проекты машины времени (для путешествия в прошлое и будущее, в пространстве и в параллельные миры). Главная задача – сгустить или распылить (рассеять) время; для этого применять разные устройства (на основе бабушкиных прялок, матушкиных сепараторов, старых патефонов, тульских самоваров). Друзья и молодёжь хохотали, пожилые улыбались. Уходящему поколению, похоже, нравилась раскрепощённость мышления растущей смены. Вечерами гуляли и чудили. Лучший музыкальный гений нашей группы (кодлы) женился, чем нанес мужской дружбе первый удар, принес первое испытание, первые трудности. Оказалось, в жизни есть и другие ценности – любовь, семья, дети. Однако, пока это дошло до общего сознания, помучились сами и очень достали друга.

Редко какой вечер не вызывали к молодожёнам: скорую помощь – у молодых крики и стоны, спасите им жизнь; пожарных – «молодуха»-неумеха устроила в квартире пожар, спасите нашего друга от верной смерти; милицию – молодая жена применила к нашему другу насилие (он громко стонет), ваш долг спасти ему жизнь.

Вечером «кодляк» двигался через привокзальную площадь Магнитогорска и надо ж было такому случиться – встретилась девчонка в очках, вроде ничего особенного. Только Саша пропал – как увидел, как учуял запах.

Не подавая вида, подошёл и снял очки, повесил себе на ворот.

– Найдёшь меня…

И увёл друзей, чтоб, не дай Бог, кто-то другой не охмурил незнакомку восхитительной красоты.

Череда дел и забот прижала так, что вздохнуть некогда (похороны соседа, экзамены, подготовка к турниру).

Вот однажды вечером раздался стук в дверь. В квартиру вошёл наряд милиции, и девушка показывает пальчиком на Сашу:

– Это он забрал мои очки, которые я очень люблю и ценю.

Саша, улыбаясь во весь рот, бросился к ней.

– Ну наконец, что так долго? – Бережно взял ладошки и, нежно целуя пальцы: – Спасибо, что пришла. Давай знакомиться: я Саша.

Девчонка отвечает:

– Знаю. Меня зовут Женя. Этот главный милиционер – мой брат.

В общем, наряд милиции, выполнив свою миссию, благополучно убыл.

А Женя и Саша начали встречаться.

Однажды во время ужина в ресторане Женя завела разговор:

– Давай сегодня я рассчитаюсь, позволь угощу.

– Конечно. Любовью – сколько хочешь…

– А тебе как подать – со скандалом, страстью, лаской?

– Мне, пожалуйста, покрепче: не терплю разбавленную…

– Мы ужинаем , а ты всегда расплачиваешься с официантами талонами на спортивное питание…

– А что делать? Спортивные общества выделяют – разные виды, профком выделяет, руководство комбината выделяет, премии дают, за рационализаторские предложения доплачивают, за призы имею – нам с тобой хватит на жизнь и ужинать в ресторанах, терпи.

Только вот терпения кому-то не хватило: пока Саша был на сборах, затем командировка.

После возвращения из поездки призвали в армию, и вот там, на службе, Саша получил письмо от Жени:

«Давай останемся друзьями. Я выхожу замуж. Он, правда, «чайничек», но это будет только мой «чайнук». Прости. Не каждому дано принять в сердце душу и бережно нести всю жизнь «неразбавленным эликсир любви». Подумать страшно, скольким молодым людям изломал крылья, искорежил судьбу и жизнь «этот жиденький напиток».

Имена участников могли быть любые другие.

Об авторе:

Николай Иванов, родился на участке (прииске) № 34 Башзолото, ныне город Сибай в Башкирии. С самого рождения дюжие караванщики катали на конях, верблюдах, ишаках, псах-алабаях, охранявших путешествующих торговцев, пока взрослые занимались своими делами; кормил, играл, трепал животных, которые знали: если что-то плохое будет с мальчишкой, их просто прирежут, поэтому терпели всё. По жизни никогда не боялся скотины. Участвовал в скачках на сабантуях, водил тройки на свадьбах. После восьмого класса, в 14 лет, пошёл работать на пилораму: катать брёвна, перекидывать распил (доски, брус, горбыли). В 16 лет пошёл учиться на слесаря (ГПТУ № 19 – староста группы, знаменосец училища), в вечернюю школу (ШРМ № 1), занялся спортом: парашютная секция, бокс (тренер В. Тарраш, затем В. Столяров), ходил на яхте матросом, подготовка скалолаза (тренер В. Миронов – «Снежный барс»), лёгкая атлетика (бег на средние и длинные дистанции), футбол (полузащита справа), пробовал заняться вольной борьбой (оставил, однако успел получить разряд), есть опыт прыжков с большого трамплина. Проходил практику и работал на участке механизации, в отделе главного конструктора ММК – внедрение новинок и разработок по всем цехам и производствам. Ездил в командировки на другие металлургические комбинаты Урала, по приглашению СК «Металлург» остался в г. Новотроицке Оренбургской области. 1973–1975 гг. – служба в армии, сержант (командир отличного отделения, трижды поощрялся отпуском на Родину). С 17 мая 1975 г. по 24 апреля 2002 г. – строитель трубопроводов. Карьера: от слесаря третьего разряда – до руководителя отдела контроля качества и главного сварщика строительного комплекса большой компании (прошёл все ступени – звеньевого, бригадира, мастера, начальника участка, начальника лаборатории контроля и диагностики и далее). Аттестации: МГТУ Баумана, НПО «Спектр», УПИ (институт сварки, а/ц УрО РАН). Отказов, аварий, рекламаций за годы работы нет. Довелось работать в Каракумах, Кызыл-Куме, Памире, Карпатах, Кавказе, Молдавии (газификация), Прибалтике, Крайнем Севере, степях Оренбурга и Казахстана. Детей – три сына и дочь, все получили высшее образование (некоторые – два), имеют собственное жильё; старший – ведущий маркшейдер горнорудной компании, средний – начальник отдела лаборатории контроля и диагностики, младший сын – эксперт определения остаточного ресурса объектов нефтегазового хозяйства; все отслужили в армии (ракетчик РВСН, сапёр-минёр управляемого минирования, лёгкий водолаз ЧФ). Дочь – детский медработник. По жизни повезло встретить лучших людей эпохи: Высоцкого, Магомаева, Салманова, Черномырдина, Чирскова, Денскова, Аракеляна, Клюка, Рощаховского, Шмаля, Волошина и много-много других; видеть и слушать людей – свидетелей революций 1917 г.; участников Первой и Второй мировой войны; людей, общавшихся с Маяковским, Есениным, Коллонтай (лидер движения «Долой стыд!»); пленными немцами, оставшимися в России; настоятелем Троице-Сергиевой лавры, главным муфтием России. Омыть ноги в Чёрном, Азовском, Каспийском, Балтийском, Аральском морях; реках – Урал, Дон, Волга, Обь, Иртыш, Пур, Айваседа, Нева, Клязьма, Угра, Истра, Днестр, Терек, Белая, Сакмара – и великом множестве речек и ручьёв. Если б можно было, прошёл бы этот путь ещё раз, лучше работал, больше любил и берёг близких.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat