Розы, клюшка, эсэмэски, слезы

Сергей РУСАКОВ | Проза

Русаков

Сказка о любви

Причина и повод — забавная связка. Причина накапливается, как натягиваемая тетива лука, но стрела полетит, только когда пальцы лучника отпустят тетиву. Это повод. Получается, что можно жить с причиной до тех пор, пока ей не будет суждено сработать при появлении повода. Значит, виноват повод? А ведь это такие мелочи жизни, что уследить за ними невозможно. С другой стороны, если нет причины, ни одна из мелочей не станет поводом. Поди тут разберись.

Они расстались ровно год назад. Вот так же — в канун Дня Святого Валентина. Приготовив друг другу подарки и согласовав весь этот день с утра до вечера… вернее, до следующего утра.

Обычная и привычная для обоих эсэмэска стала тем самым поводом. «У тебя или у меня?» — написал и отправил он. Это было ритуалом с историей, поэтому она поняла его единственно верно.

Оба жили в своих однокомнатных квартирах на разных концах города, и как это часто бывает, с отголоском из детства, ей нравилось ночевать у него, а ему — у нее.

Правда, он считал себя пришедшим в гости и блаженно испытывал полагающееся гостеприимство хозяйки. Она же любила ночевать у него, потому что за всем этим ей виделся переезд жены в дом мужа.

Весной они собирались расписаться, сыграть скромную свадьбу, продать свои однушки и купить двушку. Желательно новую, чтобы обустраивать с нуля свое гнездышко.

Однако в тот день все было по-другому. Он заранее, за день до праздника купил целых тридцать три розы — по числу ее лет — и спрятал у себя в квартире, чтобы утром осыпать розами просыпающуюся любимую. Поэтому ему было нужно, чтобы они ночевали в его квартире.

Так бывает в комедии положений, но и у нее была похожая причина. Зная о его увлечении хоккеем, она купила ему клюшку — ту, о которой он мечтал, показав однажды в спортивном магазине. Не ехать же к нему через весь город с клюшкой, чтобы подарить поутру? Надо было купить что-то попроще, вроде одеколона, но уж очень хотелось увидеть его по-детски радостные глаза.

Благими намерениями…

Когда она ответила эсэмэской «У меня!», он растерялся и написал: «Жена должна ночевать у мужа!». Он улыбался, зная, что это ей понравится. Теперь растерялась она. Что делать с клюшкой? Она ответила: «Я хочу ночевать у себя дома!». Ехать к ней через весь город с букетом из тридцати трех роз, конечно, не очень удобно, но на такси-то можно. Однако при этом не удастся спрятать цветы до утра.

«До утра я хочу быть с тобой у тебя!», — хотел написать он, но… Автозамена слов его айфона напечатала «Дура». Он попытался стереть слово, но… нажал на отправку. Цепенея от того, что произошло, он, чтобы не потерять ни секунды, набрал ее номер и хотел словами все объяснить, чтобы без этих технических ошибок. Она не отвечала на звонок.

Она смотрела на последнюю эсэмэску от него, и ее глаза стали наполняться слезами. У нее было какое-то нехорошее предчувствие уже с утра. На экране ее телефона засветился входящий вызов. От него. Боясь, что он продолжит в том же духе и все окончательно испортит, она отключила свой телефон. «Обиделась!» — с ужасом подумал он.

Отпросившись с работы, он на такси приехал домой, схватил огромный букет прямо с пластиковым ведром и поехал к ней. Она, конечно, еще на работе, и он расположился в подъезде у ее дверей, придумывая речь, которой все исправит.

Он не знал, что пятнадцатью минутами раньше она, тоже отпросившаяся с работы, уже побывала у себя в квартире и теперь ехала к нему домой на такси. С клюшкой. Приехав, позвонила в дверь его квартиры, но никто не открывал. Она осталась ждать его на лестнице.

Он забеспокоился — было уже поздно, и она давно должна бы прийти домой, даже если зашла по дороге в какие-нибудь магазины. Он позвонил ей. Ее телефон по-прежнему отключен. Он звонил ей не переставая, пока не сел аккумулятор его телефона.

Когда она забеспокоилась, что его так долго нет, она решила ему позвонить и с ужасом поняла, что все это время ее телефон был выключен. Включив, она обнаружила, что он звонил ей много раз. Она позвонила ему. Женский голос сообщил, что его телефон выключен. Она снова расплакалась.

Она, как дура, ехала с этой клюшкой в метро через весь город. Дома она дала волю слезам, выпила корвалол и уснула беспокойным сном.

Он, предчувствуя непоправимое, вышел во двор ее дома. Ее окна были темны. Обнаружив в руке ведро с розами, он поставил его на тротуар и пошел к метро. Дома он выпил водки, немного успокоил боль души и уснул в забытьи.

Наутро он не позвонил ей. Она не звонила ему. Почему-то оба одновременно подумали, что их любви пришел конец. Будто неожиданно и необратимо вдруг умер человек.

Так они прожили друг без друга целый год. Сколько слов было сказано друг другу!.. В этих нескончаемых внутренних диалогах. Они по-прежнему любили друг друга, винили каждый себя за то, что произошло, и боялись хотя бы позвонить друг другу.

Она сидела в кресле у телевизора. Реклама умело обыгрывала наступающий завтра День Святого Валентина. За телевизором стояла та самая клюшка, глядя на которую она пролила немало горьких слез. Вот и сейчас на ее глазах навернулись слезы. И снова корвалол, и снова сон на мокрой от слез подушке.

Утром ее разбудил звонок в дверь. Она открыла и увидела его… В руках у него было пластиковое ведро с огромным количеством роз. Он виновато улыбался.

Она вдруг с силой захлопнула дверь, и улыбка стала сползать с его лица. За дверью был какой-то шум, и он, усмехнувшись, понял — она давно не одна. Поставив ведро на придверный коврик, он уже собирался спускаться по лестнице, как дверь снова распахнулась, и перед ним предстала уже причесанная и наскоро подкрашенная она. С хоккейной клюшкой в руках.

Она кинулась к нему, но клюшка встала поперек дверей, остановив ее. Он рванулся к ней, но споткнулся об ведро, опрокинул его и разлил воду. Так они и обнялись — через клюшку. Он в намокших брюках. Она в намокших тапочках.

Из ее глаз лились слезы, добавляя свои капли к луже на полу. В луже у их ног рассыпались розы. Это было красиво.

Погромыхивая на каждой ступеньке, вниз по лестнице катилось пластиковое ведро.

С Днем Святого Валентина!

Об авторе:

Сергей Александрович Русаков, родился в 1962 году в маленьком селе Алтайского края, где его родители работали учителями в сельской школе по распределению после Рязанского пединститута. Однако детство Сережи прошло на Рязанщине, в десяти верстах от родины его великого земляка Сергея Александровича Есенина. Во времена детства Сережи Русакова была такая мода: назвать сына Александром, чтобы его сына назвать Сергеем, дабы тот стал полным тезкой поэта…

Как бы то ни было, но в судьбе Сергея Александровича Русакова определенно отметились и педагогический талант в своих родителей учителей, и неодолимая тяга предавать мысли письменной речи. Сергей Александрович Русаков преподает менеджмент в Российской академии народного хозяйства и пишет научно-фантастические романы, пытаясь языком сказки передать сложные материи мироздания.

С тех пор одно другому не мешает, а даже наоборот. По дороге на лекции Сергей придумывает разные истории в пример к теме занятий, а возвращаясь домой, пишет главу очередного научно-фантастического романа, замечая, что сюжет уклонился под влиянием преподанной студентам темы. Его часто можно видеть в вагоне метро с блокнотом и авторучкой — так рождается новое художественное произведение.

Пожалуй, писать сказки и научно-фантастические романы — единственное занятие, приносящее автору истинное наслаждение. Ни одного дня не проходит без рукописного письма. Читать произведения Сергея Александровича легко. Они захватывают воображение и погружают читателя в особые миры, да так, что после прочтения остается легкая досада, что история закончилась.

 

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat