Плоский мир

Варвара ЛАЧЕК | Современная поэзия

Молчание – это как пять пролетов вниз
Немыслимого падения…
Но кто я такая, чтобы тебя судить
На лестнице откровения…

Я в новоявленном чудном образе
Тебя приняла за Ангела…
Но, дотронувшись до волос с проседью,
Показалась себе странною,

Давно нехоженой тропинкой джунглевой
Или зловещею пропастью.
Старыми иерихонскими трубами
Зарыдала вдали молодость.

Родную душу повстречать единожды
На этой земле достаточно.
Но мы обречены быть вымышленными
Героями Терри Пратчетта,

Редким видом черепашьим космическим,
Несущим всю тяжесть Вселенной…
А я хотела стать девочкой Тиффани,
В шляпке, наполненной небом.

СКАЖИ…

I. о богатстве

Скажи, а ты богат, богат душой? Ну так, чтоб, мелочи не подбирая,
Не множиться на абсолютный ноль, а самому, по крохам обретая,
Взлетать в цене, воспрянув изнутри, собрав по пазлам света непорочность,
Рассветом до закатных пут зари ежесекундно, ярко, что есть мочи
Гореть. И греть, оберегая, мои следы, на цыпочках стремящиеся с силой
Проникнуть в тот подкожный плен судьбы – к тебе, такому щедрому – на милость,
Без депрессивных нот, фальшивого экстаза, никчемных слов, осевших, словно тля…
Покажешь мне, пусть даже и не сразу, что есть богатство подлинного Я?

II. о красоте

Скажи, а ты красив, красив собой? Ну так, чтобы, глазами проникая,
Я дыры прожигала исподволь в твоей броне, до дрожи предвкушая
Распробовать прекрасное в тебе, не поддаваясь узости мышления,
В канонах трафаретных лицезреть всю быстротечность каждого творения,
Всю тщетность, слишком громкую на слух, попыток обмануть часы вселенной.
Но я – другая. И я в ночь приду, чтоб стать твоей неизмеримой бездной,
Нечаянно прорвавшейся мечтой сквозь призму наших судорожных жестов,
Увидев красоту в тиши земной и смысл великий в простоте момента…

III. о силе

Скажи, а сила есть в тебе, герой? Ну та, что без прелюдии пронзает
Настолько, чтобы закипела кровь, одною лишь душою прикасаясь…
Чтоб за тобой могла я подо льдом по минам следовать ползком безмолвно,
Без боязни взлетать с одним крылом, свободой упиваясь безусловной,
И абсолютной верой в сталь плеча, горячим лбом упрямо прислоняясь…
Почувствуй слов несказанных печаль и улыбнись, никем не притворяясь.
Так хочется порой от тысяч глаз бежать, сбивая ноги, без оглядки,
Но жизнь играет с нами в преферанс, подкидывая прикупы и взятки.

ИСКУССТВО БЫТЬ ЖИВЫМ

Что же такое искусство: Пикàссо, Веласкес, Тропинин…
Или обломки чувства, впаянные в панегирик,
И рвущиеся из глотки надрывным стоном глаголы,
Как треснувшие колготки под платьем почти что новым…
Живым быть – уже искусство: не сдохнуть в кольце агоний,
Дешевым не тлеть окурком под прессом
чужих зловоний,
В себя поумнее книжек закинуть, питая
разум,
Глаза распахнуть пошире, чтоб видеть людскую радость,

В бреду суицидном все же кровь не смешать с асфальтом,
В битве с самим собою путь воина не запачкать.
Искусство – лучи рассвета вручную раскрасить утром
И душу свою корсетом по моде не жать до хруста.

КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ

Принимай эту жизнь, как библейский страдалец Иов…
Знаю, стерпишь легко – дым иллюзии, страхи, потери…
Уж поверь мне, покорных смиренно-ласкательных слов
Не дождется ни Бог, ни его сердобольные дщери

От меня, чье желание – просто вставать и идти,
Кровь и грязь, не поморщившись, молча гасить скипидаром,
Не ломаясь в поклонах, ничьих не касаясь интриг,
Раздвигать горизонты лишь силой души неустанно.

Каждый хочет запомниться в свете значительных вех,
Как Эйнштейн, Менделеев и даже Христос Назарянин,
Чтоб остаться в веках на устах величайшим из всех,
Камнем главным опорою встать под залитый фундамент.

Я ж – отколотый жизнью кусок архаичной плиты.
Не по швам. Не в размер. И пути своего не нашедший…
Безупречно стоя в отраженье слепой пустоты, –
Гордо смотрит сквозь ночь. И всегда иронично-насмешлив.

Но я буду бороться за каждого таинства тень,
Танцевать на краю сумасшедше крутого обрыва
Ради взгляда небес, что во мне пробуждает хотеть
Вопреки всем углам ощущать себя страстно-счастливой.

Будет солнце мерцать на изгибе стального меча,
Призывая к полету сквозь небо, где вечность застыла…
Птицей дикой рванусь ощутить бесконечности час,
Не боясь поломать белоснежно-наивные крылья.

Обнажив свои чувства до полного вскрытия Я,
Возрождаясь луной, до безумия звезд своевольной,
И прочнейшим алмазом, всегда к совершенству стремясь,
Стану частью тебя. Неотъемлемой. Краеугольной.

ТЕНИ ОДНОЙ СВЕЧИ

Я будто теряю в тебе
Ту жажду
Меня
Встретить.
Тихо тает в ладонях снег
И смелость
Поймать
Ветер.

Сила меня победивших снов
Разбудит
Мои
Страхи
И чувство, когда не нужно слов,
Читая
Судьбы
Знаки.

Тонуть под волною каждый миг,
Желая
Рывок
Вдоха,
Но улыбаться, давя свой крик
Под прессом
Стихов
Блока.

Бедная Лиза, Сибилла Вэйн –
Одна суть.
Один
Финал.
И за собой я закрою дверь,
Заметив,
Что ты
Отстал

В страхе, не соизмерив высь
С жаром
Души
Планет.
Но, исчезая, все же вглядись
В яркий
Вдали
Рассвет,
Чувствуя мощный накал стихий,
Крутое
Пике
Крыла,
Знаю, что будет трудно простить
Потерю
Того
Тепла.

Нет здесь изломов оси прямой,
Кричи ты
Или
Молчи.
Может, мы навсегда с тобой –
Две тени
Одной
Свечи…

Я

Я могу быть только – Одной. Насовсем.
Раритетная вещь.
Ничто не заставит меня. Ни с кем.
Без чистой любви – лечь.
Я могу быть острейшим ножом. Насквозь
Вскрывая твой мир,
Дабы лавой по венам бурлила кровь.
А не… аперитив.
Штормом дичайшим. Нежной волной. Собой
В потоке дождей.
Только не буду ничьей глупой игрой
Второсортных ролей.
На переходах станций метро. В ночь.
Мыслям ищу приют.
Может быть, даже и мне смогут помочь.
И где-то давно ждут.
Мокрым снегом в лицо. Питерский шарм.
И предмартовский вброс.
Я нахожу в рюкзаке – «Шантарам» –
Вместо россыпи звезд.
Кто я среди шумящих бегущих лиц?
Среди чужих теней?
Стоит ли против сармá пытаться плыть,
Мимо всех кораблей?
Но… риторический – мой всплеск. Это – Я.
Нет мне иных путей.
Только одна-единственная стезя –
Быть – вопреки. Своей.

УЙТИ & ОСТАТЬСЯ…

Я знаю, что мне нужно уходить…
Но, черт возьми, как хочется остаться,
Так хочется глазами прикасаться,
Смеяться, отпуская боль в груди…
Но Гиппократ сказал: «Не навреди!»

Я хоть не врач, но стоило б поклясться…

Ты видишь те качели вдалеке?
Скрипят натужно в пенистом тумане,
Звеня о край, как лед в пустом стакане,
Как будто призывая нас к себе –
Присесть вдвоем у зарева небес
И поменяться временно телами…

Ты слышишь, чайка плещется одна,
Голодный, жадный крик – совсем как детский…
Но что душа? Душа, она все стерпит,
Окаменев, как Лотова жена.
А после грома грянет тишина

И разорвет на атомы нам сердце…

Дороги будут вымощены ватой
И в целлофан обернуты мосты.
Вокруг запястий – жесткие жгуты,
А послемрак в глазах похож на пятна
Пролитого на бархат суррогата

Из дрогнувшей нечаянно руки…

Ты знаешь, что я знаю – обо всем.
И чувствую сложнейшие этюды…
Мощнейшей хаотичной амплитудой,
Живительным мерцающим дождем
Пройду. Прольюсь. Останусь чудным сном,

Чье воплощение – непосильно трудно…

Возможно, за кордоном тех высот
Все чувства обнажатся запредельно,
Соединив земные параллели,
Поймем – исконность сложного – в простом,
Познаем тайну странных голосов

И встретимся у призрачных качелей…

ИДИ, ИДИ, ВЕЧНАЯ ДЕВСТВЕННИЦА

Иди, иди, вечная девственница,
На Ватерлоо или крышу Токио…
Или, может быть, лучше повесишься
На алюминиевом флагштоке, и

Не начнется цветение сакуры
В сердце, насилием выжженном,
А спасительный робкий шаг за угол –
Оборвется под смех Всевышнего.

Но попробуй коронным эндшпилем
Не дать маху в последней партии,
Если давит веревка шею, ты
Разруби ее к чертовой матери.

Иди, иди, вечная девственница,
Раздерни яростно снасти прошлого.
За углом же – к Началу лестница
И фисташковое мороженое…

Продолжи свой шаг… и продолжись в нем…

СЕКУНДА ДО НЕБЕС

На небе только и разговоров, что о море…
Соленом дожде на щеках и шуме прибоя,
Разомкнутых звеньях тяжелых вериг заплечных,
О наших редких, но незабываемых встречах,

Когда я сгорал от жара, будто испив солнца,
Касаясь губами прозрачных запястий тонких,
Как переливались реликтовые озера
В глазах твоих, бездонно в меня влюбленных…

Море внутри танцевало с морем снаружи,
Воздух пропитан теплом был лучистых веснушек.
Мы сердцем познали, что в этом и есть – Вечность,
И больше не страшно ничто и каяться – не в чем.

Теперь понимаешь, что глупо бояться смерти?..
Секунда бывает мощнее порыва ветра,
Длинней, чем Блэкторна путь к берегам восточным,
И даже самца звонаря на порядок громче…

Но разве можно сберечь страхом сжатые нервы…
Память пробьет нутро, пролившись шипящей серой.
Ты станешь кричать до стертых на нёбе мозолей,
Пытаясь на выдохе выплеснуть пинту боли.

На море только и разговоров, что о небе…
Секунда до края – твое бесконечное время.
Поймай ускользающий огненный шар рассвета,
Птицей пари над волной. А я полечу – следом.

КОВЧЕГ УПЛЫВАЕТ БЕЗ НАС

Сделай Ковчег нам из дерева гóфер
и осмоли изнутри и снаружи…
Видишь, мой мозг умирает «на стопе» в мире, что мудростью не перегружен.
Я захвачу свою умную кошку, ты подберешь ту голодную псину,
Что от всех втайне сосисками кормишь, ну и, конечно, бутылочку джина,
Книжек любимых, блокнот, пару ручек, шахматы, кроссы и душ постижение
Наших друг в друге, пока не наскучит,
греть пока сможем без самосожжения.
Будем в карманы рассовывать счастье,
смешивать краски в палитре рассвета,
Спорить, оттаптывать пальцы бачатой,
чувствуя, что не насытимся этим…

«Сможешь?»
Но нервно пожал ты плечами…
«Слышишь?»
Ковчег отплывает с причала…

ВНУТРИ РАЗБИТОЙ ГОЛОВЫ

Что же ты ночью бодрствуешь,
проверяя себя
на прочность,
Плачешь, моя хорошая,
не зная, чего сама
хочешь?
Что же ты давишься криком
пустотелой тоски
стрессовой,
Тонешь в музыке Грига
и чертовых скользких
«если бы».
Звезды в ладонях держишь,
нежные, как голос
свирели,
Веришь в души безбрежность,
в миров неземных
параллели.
В сияние вечного разума,
чистого, как слезы
Венеры,
В боль, что крутыми спазмами
кидает тебя
об стены,
В силу теплого взгляда,
пробившего брешь
в сердце,
И дикую мощь разряда
начертанных слов
бессмертных.
Слышишь в сознании странном
задумчивый шепот
эха,
Что даже страшные раны
есть шанс излечить
смехом.
И, ставя чашу истины
над светлым началом
жизни,
Ты, по стезе холистики,
ярче горишь и
ближе
Целого Пути Млечного,
танцуя одна
несмело
Вне времени бесконечного,
чувствуя язык
тела.
Бездною и раздумьями
плещутся в глазах
океаны…
Умная моя… глупая…
не скрывай от меня
изъяны.
Не ныряй, не измерив дна,
остроты не теряй
зрения,
Даже в лютые холода
не спеши отвыкать
верить мне.
Я давно уже – часть тебя,
мне осталось пройти
немного,
Знай, что будешь ты счастлива
по нетленным моим
канонам.

То ли тень молчит, то ли страх
взглядом пристальным
в зеркалах…

БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ

Мне нужно рассказать бесконечную историю
Выдуманных реалий и беспечно искренней лжи,
Когда значимые слова, падая в пустое
Облако туманных смыслов, не смогли ночь пережить…

Я заблудилась внутри лабиринтов сознания,
Веря в эльфов и троллей волшебные голоса…
А знаешь, самые лучшие воспоминания –
Те, что не сможем и спьяну никому рассказать,

Самые чувственно-глубокие откровения –
Те, что бьются о камни гордо, не раскрывая рта,
Высший пик безнадежности – это верить тебе, но
Понимать, что на Земле мы не сбудемся. Никогда.

Я выжигаю на пока еще красивом теле,
Впитывая всю боль до жжения воспаленных век,
Кельтские руны, узлы, спирали и параллели,
Запечатлев в знаках ускользающий силуэт

Мятежно танцующих душ под сенью звездного неба
И пальцев свечение в дымке ночных фонарей…
Безумно страшно принять не то, что со мной ты не был,
А ощущение потери, невосполнимой впредь…

Мы, не прощаясь, скрылись в надрывном плаче моря,
Познав недоступную многим бескрайнюю мощь волны…
К нам бесконечность ринулась вылечить сердца сбой и
Показать излучину, где сбудутся тайные сны.

Бессмертна ли та история, что не закончена
Ни в разумах наших, ни в бьющих под дых стихах?..
Наверное, она некой субстанцией устойчивой,
Дыханьем теплым осядет в написанных мной строках.

Об авторе:

Варвара Лачек (Санкт-Петербург): «Я – это Я. Не нужно искать в себе множество форм и содержаний. Важно, чтобы своя собственная форма соответствовала внутреннему содержанию. Важно смотреть правде в глаза и ни в коем случае не отступать от своих убеждений. И уметь истинно чувствовать, видеть, слышать, сопереживать, находить чистейший отклик в каждом мгновении».

Чувствование – это тот редкий дар, который, как нож, вскрывает любую защиту. И люди бессильны перед такой силой. Лирика Варвары Лачек несет в себе все это, имеет смысл… Это путь познания себя через обретение спокойствия, через мощную внутреннюю энергию, через полное раскрытие…

Победитель III Международного поэтического конкурса «Слово талантам» (2020), автор сборника стихотворений «Рывок из бездны» (2020), публикации в ряде сборников поэзии XXI в.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat