В ПРЕДЧУВСТВИИ С. Н.

Вера КОЛОМЕЙЦЕВА-ФИРОНТИ | Современная поэзия

Авторская редакция.

* * *

И мне какой-то год не пережить,
Оставив жизнь – иным стихотвореньям.
И только не порвётся эта нить,
Одной тоскою и одним стремленьем
Связавшая мою с другой душой
Больною и неверием и верой,
Не знающей ни времени, ни меры,
Так в мире и не найденною мной.
1992

Зима

Закружилась разгульней, хмельнее
В пляске вольной, с платком бело-синим…
Застывают деревья, чернея,
И застывшее небо над ними.
1983

Чайка

Срок придёт – затянутся все раны
На душе и теле у земли.
Но со дна морей и океанов
Из времён не встанут корабли.

Рассветёт – и будет всё иначе.
Но над зыбкой глубью синих вод
Не изменит чайка голос плача
И тоской изломанный полёт.

Чудом мир воспрянет, как воскреснет,
И узнают песни новый строй.
Но она одна всё ту же песню
Будет петь над синею водой,

И казаться будут в боли тайной
Ей – среди здоровых душ и тел –
Облака в небесном океане
Белой стаей шхун и каравелл.
1996

Огарок

Зачем хранишь сгоревшую свечу?
Зачем тебе теперь бесформенный огарок?
Как бесполезен он! Как безобразен, жалок!
Зачем хранишь сгоревшую свечу?

Зачем храню сгоревшую свечу?
Ей больше не светить и этим не согреться.
Она одна сестра непонятого сердца.
Затем храню сгоревшую свечу.
2000

Виновник

В. И.
Смотри, что ты наделал: я читаю
Всё только о любви и всё стихи одни.
Что целые часы! пренебрегаю
И тем, что, как часы, за чтеньем тают дни!

Я хмеля полными засыпана горстями.
А кем душа моя приведена на пир,
Где близ любви сидят почётными гостями
И Тютчев, и Толстой1, Петрарка и Шекспир?

Тобой! Вот Пушкин сам мне преподнёс две розы,
Вот Баратынский вслед протягивает мне
Лиле́ю белую… И гибну я для прозы…
Невинная душа! Всё по твоей вине!

Утешной сладости в привычном предвкушенье
Едва начну давно знакомый стих –
Дыханье заглушит внезапных слёз рожденье
И строки растворит. То дело рук твоих!

Из-за тебя не здесь и не сейчас я где-то,
В мечте живя вполне, – не то что обмануть
Хотела бы себя, а – помнишь ли у Фета? –
«Как будто вне любви есть в мире что-нибудь!»
____________________________
1 Алексей Константинович Толстой. – Примечание автора.
2005

Солнце

Посвящается Русскому Артисту
В. И. Честнокову
Оно восходит на востоке.
И больше не глядит в тоске
На недописанные строки
Перо засохшее в руке.

Тускла, пуглива, одинока,
Свеча задута… Свет иной
Плывёт со рдяного востока
Земли отрадой неземной!

Как траурный покров унылый,
Свевает он с юдоли слёз
И ночь слепую, как могила,
И ночь, исполненную звёзд!

Всё разгораясь яром вящим,
Всей ширью неба становясь,
Победой радости слепящей
Свою он утверждает власть!

Будь ей во тьме равно послушна,
Легко б восторглась1 на свету
В волшебный сад земная пустошь,
В сад яблоневый весь в цвету!

Пылает запад – Солнце гаснет,
Синь червленицею2 заткав…
И я не знаю, что прекрасней:
Восход его? зенит? закат?

Но Человек с сияньем Божьим
Высокой думы на челе –
Вот Солнце, что ещё дороже,
Ещё отраднее Земле!

Лишь стоит раз того увидеть,
Кто благоличием лучист
И духом плотен, как иридий3,
И как алмаз, им твёрд и чист, –
Душа чудесного коснётся,
Мир оправданьем одаря,
И в небесах её займётся
Багрянородная4 заря!

И сам Александрийский ангел
Главу склоняет с высоты
Пред властью – Русского Таланта
И тайны Русской Красоты!
__________________________
Примечания автора:
1. Восто́ргнуться: исторгнуться, изойти из себя, подымаясь вверх; отсюда слово «восторг» в переносном смысле: мощный взрывом, высший подъём чувств, духа.
2. Червлени́ца – здесь: червлёная, то есть окрашенная в тот или иной оттенок красного цвета, пряжа.
3. Иридий из всех известных элементов обладает самой высокой плотностью.
4. Багрянородный: царственно-рождённый, тот, кому положено облачаться в багряни́цу, или порфиру.
1998

Ранняя осень

Ах, какая ранняя осень!
Странно мне: холода… холода…
Сердце даже надежды не просит…
Ветер мёртвые листья уносит,
Сам не зная зачем и куда.
Кратко, зыбко блаженство на свете,
Притворилась удачей беда…
Жаль, не может осенний ветер
И меня, как вот листья эти,
Унести – низачем, никуда…
1990, Италия

* * *

Не слабостью твоей и не улыбкой,
И не игрой без страсти и без цели –
Всё было лишь опять моей ошибкой
И странной вьюгой первых дней апреля.
1991, Италия

Русская Звезда

Теперь со всех сторон, из всех пределов
Идёт на Русь монгольская орда.
И меркнет день, во тьме слабеет тело,
Но ты – «гори, гори, моя Звезда!»

Среди менял, в разгаре римских оргий,
«Распни её!» – Змей шепчет о Руси,
Но поднял уж копьё святой Георгий!
Мгновение – и Змея поразит!

Хотите, за собою увлекая,
Вести нас гладким и кривым путём?!
В ад вашего игрушечного рая
Идите вы! Мы с вами не пойдём!

Идите все своей дорогой торной!
А мы пойдём за нашею Звездой!
Она – Рублёва «Спас Нерукотворный» –
Святит наш путь тернистый и прямой!
1994

* * *

Для тела изнурённого кровать
Ещё не гроб, но сходное созданье.
О, если б можно было так устать,
Чтобы лишиться силы на страданье.

Рука убийц безжалостна не столь,
Как хладные уста противной воли.
О, если б то была такая боль,
Чтоб потерять сознание от боли.

Не сразу, жаль, вонзилась шпага в грудь,
А позже в спину кортик откровенья.
О, если б можно было так уснуть,
Чтоб обрести не забытье – забвенье.
2007

Отрывок

…Ах, эти рифмы, рифмы-озорницы!
Попробуй-ка их удержи в узде.
Они, как молодые кобылицы,
Без привязи хотят скакать везде.
Смотри: вон повод рвёт одна, другая,
И, на просторе весело играя,
Проказницы тем остальных зовут
Порвать узду себе составить труд.
Но – нет нужды: отпустим повода,
И, как о том бы глупость ни судила,
Пускай ещё неведомо куда
Несёт их поэтическая сила…

Скажи, поэта есть ли что дороже
Земли на всё прелестных берегах?
А что поэту дорого быть может
Так, как ему свобода дорога,
Минуты своенравных вдохновений
И строки, где блажен и волен гений?
Кто счастлив здесь? Он счастлив: он – поэт.
Но… чертит вновь: «На свете счастья нет…»,
О ком, о чём всё грезит и тоскует?
Смеётся желчно, ропщет, негодует,
На пени на судьбу и на укоры Небу
Растрачивая чувств и мыслей пыл.
Какой творец собою счастлив не был?
А всё же прав творец великий1 был:
«Ни музы, ни труды, ни радости досуга –
Ничто не заменит единственного друга».
________________________
1«Творец великий»: А. С. Пушкин. – Примечание автора.
2003

Об авторе:

Вера Коломейцева – поэт, автор прозы, драматургии, философских произведений; автор музыки. Родилась в Москве, в семье потомственной интеллигенции. Окончила с отличием факультет русского языка и литературы педагогического института. Отлично окончила Государственные курсы иностранных языков. Работала преподавателем, переводчиком, однако недолго, и все последующие годы уже целиком отдала творческой деятельности.
Стихотворения и статьи публиковались в периодической печати. В 1998 году вышла первая книга стихов «Праздник зимы», а в 2015 году автором было осуществлено ее исправленное и уменьшенное переиздание. В 2017 году была напечатана книга «Избранное. Поэзия. Философия. Критика».
Художественное творчество разворачивается в двух направлениях: литературном и музыкально-поэтическом.

 

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat