Встреча с великим

Александр ПОПОВ | Современная проза

Кто решил, что именно мы, болгарские суворовцы, будем в почетном карауле на сцене ЦДСА им. Фрунзе, в честь 51 годовщины ВОСР в 1968 году, не имею понятия. Может быть, обстоятельства заставили. После парада на Красной площади русских ребят освободили на каникулы из-за окончания первой четверти учебного года. В корпусах Мс СВУ остались только мы и дежурные… Заранее предупредили, что даже те ребята из болгар, которые имели близких и родных в Москве, не пойдут в отпуск, пока не закончится мероприятие. Подготовка состояла в том, что нас переодели в парадные кители и проследили, чтобы все было изрядно в суворовской форме. И теперь вспоминаю ту колымагу военных времен, которая играла роль служебного автобуса, с особым чувством умиления. Погрузили всех десятерых после обеда и поехали на Суворовскую площадь города. До начала торжественного собрания и последующего концерта оставалось около четырех часов… Когда приехали и зашли в зал, шла генеральная репетиция. Как говорится, стояли за кулисами, когда пели и плясали знаменитые артисты ансамбля Александрова, при условии, что именно он и руководил, и дирижировал в этот момент. Оказалось, что для нашего выхода на сцену в сопровождении боевых знамен, которые выносили настоящие гвардейцы, на тренировку дали десять минут. То есть репетировали два раза под звуки фанфар и барабанной дробью, и выполняли это суворовцы музыкальной школы.  То, что сделали, очевидно удовлетворило режиссёра, потому что сразу после нас стали репетировать какие-то эстрадные исполнители, о которых я в то время ничего не знал. Посадили нас на стулья в какой-то гримерке и сказали: «Отдыхайте». С нами был сопровождающий офицер. Более двух часов разглядывали себя в зеркалах. Все обсудили по несколько раз и скучали        А потом время подошло, и все пошло аллюром. На сцене стояли вместе с гвардейцами, не смели даже пошевелиться, так как зал стал заполняться, а ужасно хотелось посмотреть на действительно боевые знамена, включая и то, что Егоров и Кантария развевали над Рейхстагом. Помню, потому что именно его я сопровождал, что на нем было навешаны многие ордена, но и только… А жалко… Потом сигнал, фанфары – и мы строем выходим на сцену.    Перед нами были расставлены столы и стулья торжественного президиума и трибуна. Официальные лица зашли и заняли свои места. Между ними были большое количество маршалов Советского союза, были и гражданские лица, между которых узнал Валентину Терешкову. К этому моменту Гагарина уже не стало. Интересно, что именно об этом подумал тогда, пятьдесят лет назад… Торжественное собрание шло, и маршал Гречко, министр обороны, зачитал торжественный доклад, в котором поздравил советских военнослужащих… Выступали и другие официальные товарищи. Потом упал занавес, и нас, болгарских суворовцев, вывели и какими-то тайными коридорами, и лестницами подняли в ложу режиссера. Она была рядом с ложей самых высокопоставленных лиц, к тому же ближе к сцене, и генералитет и их сопровождающие смотрели немножко нам в спину. Ситуация не из лучших. Шел концерт, и мы потихоньку и поодиночке стали выходить из зала.  Коридор был тесным, и мы вышли на площадку, на которой по краям стояли посты. Куда, куда, направились в туалетную… Старшие ребята из Первой и Второй роты вытащили сигареты и закурили. Это затяжное пребывание на сцене для курящих было тяжелым испытанием. Наверное, и теперь, как тогда, курение являлось абсолютным табу, и если кого-то поймают на таком прегрешении, следовали большие неприятности в дисциплинарном порядке. Те из нас, которые на тот момент не курили, отошли в сторону и смотрели в окно. Тогда вдруг в туалетную большой группой вошли семь или восемь маршалов Советского Союза, между которых я узнал Георгия Константиновича Жукова, Семена Михайловича Буденного, Ивана Степановича Конева, Александра Михайловича Василевского, Вороздата Карпетовича Абрамяна; и еще были двое или трое, которых я не узнал. Тогда услышали голос Жукова: «Ну-ка давайте посмотрим кто в нашей курилке курит?! Ааа… суворовцы?» Ослепленные блестящими парадными кителями, на которых не было места от орденов и медалей, а также и несколькими звездами Героя Советского Союза, мы потеряли дар слова, даже дух и стали по-партизански убираться из этой, оказывается, ВИПовской туалетной. Да, наш Огнян Велев получил и высочайший подзатыльник, при этом абсолютно незаслуженный, так как он был некурящим…

Вот так бывает в жизни… В необычной обстановке при необычных обстоятельствах, но мы были с ними рядом. С великими, которые сотворили нашу историю.

Суворовец Пятой роты МсСВУ, АЛЕКСАНДР ПОПОВ

Об авторе:

Попов Александър Кръстев  /“Саня“/,  проживает в Болгарии, в городе София. Жанр, в котором работает, проза. Достаточно квалифицирован, закончил военную журналистику в ЛВВПУ г. Львов УССР 1975 г. Наименование произведений  «Туманность», «Чеиз», «Встреча с великими», «Евангелие Марии из Магдалы», «Хендикап».

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat