Вальс богов

С.Г. МАЛИНОВСКИ | Голоса провинции

С.Г. Малиновски

Вальс богов

Тёплый крымский вечер. Таких летних вечеров много, и ни один не разочаровывает отдыхающих. Ведь это – Крым.

В ресторан вошла пара.

Пара как пара, ничего примечательного. Ну, что может быть необычного в том, что двое взрослых симпатичных людей, решили приятно провести время? Единственное, что могло привлечь внимание, так это необычный подбор цветов в одежде – мужчина в белом, женщина в чёрном. Но, даже если и так, что в этом странного?…

– Мило, – улыбнулась она, окинув взглядом двор, перед тем как присесть за столик.

– Надеюсь…, – её спутник развернул меню, поданное официантом.

Мужчина выбирал долго, то и дело советуясь с подругой. Наконец, сделав заказ, он полностью переключился на свою спутницу, развлекая её тихой неспешной беседой.

Фонтаны рассыпали вокруг мириады мельчайших капель воды, которые, переливаясь в лучах заходящего солнца, каждая, играли свою негромкую ноту, объединяясь в одну журчащую симфонию. Наступали сумерки. В сгущающихся тенях дорогим мрамором белели статуи богинь. Из ажурных беседок, спрятанных среди живописных кустов, слышались тихие голоса, сливающиеся в лёгкий гул людного места. Бесшумно сновали официанты. В углу двора, рядом с небольшой площадкой танцпола, тихо перебирал клавиши музыкант.

– Живая музыка…, – иронично усмехнулась она, поглядывая на синтезатор.

– Звучит неплохо, – поддержал её тон мужчина, – но всё-таки здесь есть и настоящие инструменты…

На столике лежали футляры с флейтой и кларнетом, у стены примостилась акустическая гитара, чуть поодаль стояли барабаны, не новомодные электронные драмы, а именно барабаны, полный комплект.

– Главное, чтоб караоке не устроили, а то бежать придётся…

Они переглянулись и негромко рассмеялись.

Белое вино в высоких узких бокалах скрашивало ожидание заказа. Они были влюблены, влюблены друг в друга, влюблены в этот вечер, даже в этот уютный ресторанчик, который, так кстати попался на их пути.

Слова были не нужны. Они просто смотрели друг на друга не отводя глаз, как будто впервые встретились, как будто эта встреча последняя. Его рука лежала на её руке, и их пальцы легко касались друг друга, даря нежность и любовь.

Незаметно появившиеся музыканты пробовали инструменты, и тихие робкие ноты начали сплетаться в мелодию. Под темнеющим небом, среди благоухающих цветов медленно поплыл вальс.

– Вы позволите?

Они с сожалением оторвались от созерцания друг друга и подняли головы. Возле столика стоял молодой человек, нет, скорее, мужчина. Лицо его только казалось молодым. Зрелось четко очертила губы, разбросав вокруг них едва заметные морщинки. Молодость и мудрость неуловимым образом переплелись в его облике, а золото волос странно контрастировало с тёмно-вишнёвыми глазами, придавая властному лицу какое-то скорбное очарование.

– Прошу прощения, позвольте повторить вопрос.

– Поскольку вальс я не танцую…, – усмехнулся сидевший, – то решение за тобой, дорогая.

– С удовольствием, – она встала и протянула руку темноглазому блондину.

Они вышли на площадку и медленно закружились в танце.

Гибкая, стройная фигурка партнёрши, затянутая в чёрную футболку и джинсы, слилась в неистовстве вальса с мощным мужчиной в бело-золотом.

Кто сказал, что джинсы не подходящая одежда для вальса. В них каждый шаг, каждый изгиб тела, каждое движение видны во всей красе.

Вальс ускорил темп. Две фигуры неслись по волнам музыки. Небо стремительно темнело, наливаясь фиолетом. Золотым сполохом прочерчивал его танцор, прижимая к себе партнёршу. Платье тяжёлого тёмно-сиреневого шёлка вилось вокруг стройных ног, сливаясь с бархатной чернотой ночи…

Кто сказал джинсы? Где вы их видите?

Белоснежный свет разрывал наваливающуюся со всех сторон ночь. Волна каштановых волос разметалась по безупречным плечам. Вальс уже ревел. Волны музыки вздымались вверх, отражались от стен, взмывали к небесам и могучим водопадом обрушивались на землю, захлёстывая всё вокруг.

Посетители замерли в оцепенении, не в силах пошевелиться.

В волнах тёмных волос, на шее, плечах, руках, в складках юбки зажигались сияющими бриллиантами звёзды. А солнечные лучи с неистовым блеском прорывали ночную тьму, ведь что такое тьма, всего лишь, отсутствие света…

– Довольно!

Густой, глубокий голос заполнил собой весь мир, погасив посторонние звуки. Танцующие замерли, и, сияющий как солнце, бог почтительно поцеловал руку своей партнёрши  и только затем, смеясь, посмотрел на неё и вставшего рядом мужчину.

Женщина в платье густого сиреневого цвета с разметавшимися по плечам локонами с улыбкой смотрела на обоих огромными невероятно прекрасными глазами. Звёзды мерцающими бриллиантами вплелись в её волосы сияющим венцом и сложились в причудливый узор из павлиньих перьев на её платье.

Её спутник, поднявшийся из-за стола, поражал своей мощью. Его простая одежда, непостижимым образом превратилась в дорогой костюм серебристо-белого цвета. Откуда взялись золотисто-русые кудри и ухоженная борода, не понял никто. Ворот рубашки был расстёгнут. На уголках воротника, на застёжке нагрудного кармана и на перстне нестерпимым золотом сияли молнии. Гравировки были столь искусны, что казалось, будто они трепещут от переполняющей их энергии.

– Отец, – негромко сказал младший мужчина, – время пришло. Мы ждём Вас.

– Все пробудились?

– Нет. Но большинство…

– Тогда ещё рано, – так же негромко ответил ему тот, кого он назвал отцом, – кто мы такие, чтобы нарушать предначертанное.

– Вы – владыки!

– Осталось немного, поверь мне. Но пока не проснутся все, путь домой закрыт. К тому же мы стары и задумались о том, что, возможно, пора передать Мир молодым.

– В каком смысле? – золотое сияние вокруг его собеседника тревожно замерцало.

– Мы с твоим отцом пришли к выводу, что нельзя так долго препятствовать двум влюблённым в их стремлении друг к другу, – пояснила она.

– Но обычаи!

– Обычаи устаревают, и многие из них пора менять, – она пожала великолепными плечами.

– Да будет так! – голос её спутника громом прокатился по небу и осыпался мельчайшими кристалликами инея в воздухе…

 

…Всё исчезло.

Взмокшие музыканты откладывали свои инструменты, до сих пор не веря, что ВАЛЬС играли они. Посетители с трудом пытались понять, что это было, от чего так кружится голова, и пробирает озноб в этот тёплый летний вечер.

– Вы не согласитесь разделить с нами ужин? – с лёгкой хитринкой в голосе спросил сидевший за столом мужчина, когда молодой франт отвел партнершу на место.

– Вы уверены?

– Конечно, – подтвердила она, – тем более что мы ожидаем одну нашу давнюю знакомую, которая будет рада видеть Вас.

– Точнее дождались, – поправил её супруг.

Молодой человек стремительно обернулся и увидел приближающуюся к столику молодую женщину. Светлые кудрявые волосы пышной шапочкой обрамляли прекрасное лицо. На груди с тёмно-синей туники взирала на мир голова Медузы. Её ярко-синие глаза заблестели затаённой радостью, когда она подошла к столу.

– Ну, здравствуй, Кифаред…

05.07.15 г., пос. Песчанка, панс. «Пират».

Посольство божье

Первый, по-настоящему весенний день, по счастливой случайности выпал на воскресенье. Настроение было приподнятым, хотелось любви, цветов, музыки. И хотя вокруг все еще лежал снег, во всем чувствовалось пробуждение природы. Громоподобно орали воробьи, коты самозабвенно метили территорию, а влюбленные парочки целовались на каждом углу.

И вот, среди этой феерии, мое внимание привлекла скромная вывеска на стене.

Посольство Божье

Часы приема:

Четверг с 13.30 до 18.30

Воскресенье с 10.30 до 13.30

Выдача виз:

Понедельник с 10.30 до 13.30

Встреча с полномочным представителем

по поводу вида на жительство

пятница – суббота с 17.00 до 18.00

 

Пару минут я пытался сообразить, что это вообще такое. Так и не придя ни к какому выводу, раздираемый любопытством, я вошел в неприметную дверь.

Офис как офис. Ничего особенного. Большой стол, компьютер, милая секретарша и две двери с табличками:

 

«Полномочный представитель Д. Вол» и «Консульский отдел. Прием заявок и выдача документов»

 

– Вам назначено? – не отрываясь от компьютера, осведомилась дева, сидящая за столом.

Именно «дева», просто никакой другой эпитет к ней не подходил.

– Видите-ли, я…

– О, прошу прощения, вы первичный, – она наконец посмотрела на меня, – тогда вам сюда.

Я и рта не успел раскрыть, а она, с немыслимой грацией выбравшись из-за стола, взяла меня под руку и увлекла в нужный кабинет.

Первое, что мне бросилось в глаза – отсутствие всякой оргтехники. Одна из стен оказалась полностью закрыта стеллажами с папками-сегрегаторами. Помещение разделяла ажурная стойка. За ней стоял массивный стол, сплошь заваленный кипами бумаг. За столом сидел импозантный молодой мужчина с лицом юноши эпохи Возрождения. О, с таким лицом можно объясняться в любви, резать горло и заниматься чем угодно, причем с добровольного согласия жертвы. Впечатление портили только глаза, абсолютно холодные и пустые.

– Господин Аз, к Вам посетитель, – сообщила она.

– Благодарю Вас, Ирочка, – ответил хозяин кабинета.

Мило улыбнувшись и стрельнув глазками, секретарша удалилась.

– Здравствуйте, Александр Александрович, – радостно улыбаясь, сказал господин Аз.

Он так лучился теплом и радушием, что оставалось только удивляться, почему еще минуту назад он казался настоящим убийцей, а уж о том, что я ему не представился, я даже и не вспомнил. А хозяин кабинета продолжал:

– Присаживайтесь, пожалуйста. Вы, я так понимаю, у нас впервые? Скажите, пожалуйста, вы твердо решились на переезд?

– Да я, собственно…

– Понимаю, понимаю и не тороплю вас с решением. Но хочу обратить ваше внимание на ряд несомненных преимуществ. Уровень жизни у нас несравненно выше, чем в любых странах Европы. К тому же вы можете получить несколько вариантов виз, в зависимости от того, какими средствами располагаете. И еще у нас действует очень выгодная бонусная программа.

Я хотел что-то сказать, но не успел, поскольку господин Аз продолжал:

– Первый уровень. Виза туристическая. Ну, сами знаете, посмотреть, определиться, понять, что вас интересует.

– Демоверсия, короче, – наконец-то вставил я свои пять копеек.

– Ну, можно и так сказать, – деликатно согласился господин Аз, – конечно, для серьезного человека это не вариант. Если реально хотите ознакомиться с местом будущего жительства, нужна гостевая виза. Это более выгодно. Во-первых: расходы оплачивает принимающая сторона. Во-вторых: у вас есть возможность более подробно ознакомиться с бытом и укладом жизни нового мира. И третье: если вас что-то не устроит, миграционная служба гарантирует возвращение на прежнее место жительства.

– Боюсь, это не для меня. Ведь за это время я могу лишиться работы.

– Не беспокойтесь. Все зависит только от условий контракта. К тому же не забывайте, все оплачивает принимающая сторона. Вас еще что-то беспокоит? – прервал он сам себя.

– Видите ли, я не уверен, что в вашей стране найдется кто-то, кто меня пригласит.

– За это не волнуйтесь. Вы даже не представляете, какое количество людей будет радо вас видеть. Если вас устраивает такой вариант, попрошу заполнить анкету.

Передо мной, словно из воздуха, материализовался лист бумаги.

– А у вас только две программы? – неизвестно почему поинтересовался я.

– Сразу видно солидного клиента. Ну что ж, откроем карты полностью. Во-первых: могу вам предложить рабочую визу. Но для этого у нас должна найтись фирма, которая гарантирует ваше трудоустройство. Это довольно долгий процесс, но, если вы захотите вступить в один из Легионов, для вас решатся сразу все проблемы. В том числе и с гражданством.

– Звучит заманчиво, – согласился я, – а что требуется от меня?

– Сущие пустяки. Первоначальный взнос в оговоренное финансовое предприятие и гарантия достойного погребения тела.

Последняя фраза мне не понравилась, и я спросил:

– А служба очень опасная?

– Я бы не сказал, но алягер ком алягер… Сами понимаете.

Он вопросительно посмотрел на меня и разочарованно вздохнул, когда я задал следующий вопрос.

– А что же у вас во-вторых?

– Во-вторых, этническая программа. Если вы чувствуете себя, например, правоверным иудеем или истовым последователем другой религии, то на скорое решение вопроса не надейтесь – праведники нужнее здесь. Хотя и в этих случаях бывают исключения. А вот если вы просто христианин, мусульманин, атеист или язычник, то добро пожаловать. Но на общих основаниях.

– И сколько же ждать? – я увлекся.

– По-разному, – пожал плечами господин Аз, – от нескольких минут до нескольких лет.

– А что такое – общие основания?

– Да как везде, подъемные, не менее полугода пребывания в распределительном лагере и обязательный карантин, затем три года на социале, а дальше все зависит только от вас.

– А еще что-нибудь есть?

– Конечно, но это, скорее всего, не для вас. Бизнес-эмиграция. Вы должны иметь определенную сумму и твердое намерение открыть собственное дело, подтвержденное документально – бизнес-планом, например. Есть еще один вариант, но в этом случае вы должны послужить будущей Родине здесь, и тогда там вас ждет почет и уважение…

– А вы, похоже, сами этой программой пользуетесь, – съязвил я.

Глаза его на мгновение превратились в бездонные провалы, но тут же, вновь, стали добрыми и внимательными.

– Вообще-то, я в этом не нуждаюсь, но это не ваше дело. Лучше скажите, вы что-то выбрали?

Я задумался, как-то все это было слишком обтекаемо и привлекательно. Как бы не обманули, да и вывеска…

– А скажите, почему посольство Божье? Что это за страна такая?

– Страна как страна. Те же люди, тот же воздух… Но вы не о том думаете, – он секунду помолчал, внимательно глядя на меня и подытожил, – значит, я так понимаю, вас ничто не привлекло.

Помявшись, я ответил:

– Понимаете, такие вопросы с кондачка не решаются, мне надо все как следует обдумать.

– Ну, как знаете. Надумаете – приходите. Все равно, все там будем. Так, может, лучше определиться заранее?…

11.03.12 г., г. Симферополь

Об авторе:

Малышев Сергей Никандрович, родился в 1967г., в пгт. «Большой Камень», Приморский край, в семье морского летчика. С 1970 года живет Крыму, г. Симферополь. Женат, имеет двоих детей.

Имеет два высших образования. Инженер-энергетик. Работает начальником службы в Симферопольских Магистральных Электрических сетях. Писатель. Публикации статей по истории оружия и историческому фехтованию в журнале «Крылатый вестник» и в интернете. Последнее время пишу в соавторстве с женой Малышевой Галиной Леонидовной. Рассказы в журналах «Порог», «Крылатый вестник», «Искатель. Украина», «Шалтай-Болтай», «Фанданго». Опубликовано два романа в издательстве «Шико». Фотохудожник.

Малышева Галина Леонидовна, родилась в 1966 г. в г. Симферополь, АР Крым, в семье офицера-подводника. Живёт в г. Симферополе. Образование высшее, замужем, двое детей. Инженер-метролог.

Публикации в журналах: «Порог», «Крылатый вестник», «Наука и жизнь», «Искатель. Украина», «Шалтай-Болтай», «Реальность фантастики», «Фанданго»; в сборниках фантастики «Нордкон»; критические статьи и рецензии под псевдонимом Галина Каргальская регулярно публикуются в журналах: «Реальность фантастики», «Шалтай-болтай». Пишет в соавторстве с мужем Малышевым Сергеем Никандровичем. Опубликовано два романа в издательстве «Шико».

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat