Винил. Ретро

Александр АНАЙКИН | Поэзия

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Винил. Ретро

Пластинка медленно вращалась.
Игла раскручивала вальс.
Ты трепетно ко мне прижалась.
Судьба моя сменила галс.

Я изучал тебя прилежно,
Запоминал твои черты.
Сомкнулись наши души нежно
В один порыв без суеты.

Остановилось вдруг мгновенье,
И ночь зашторила окно,
Я сохраню те наслажденья,
Любви пластичное кино.

Когда мы станем пожилыми,
В тот миг, когда не станет сил,
Губами чуть… чуть-чуть живыми
Шепну тебе: «Я не забыл».

Я воскрешу воспоминанья,
Печаль и радость пополам,
Я подведу черту желаньям,
Сказав тебе: «Спасибо Вам».

***

Я знаю, Настя, мы не те уже с тобой.
Года бегут, любовь идёт на убыль.
Мужчины за тобой уже не мчат гурьбой,
И твой задор на них изрядно убыл.

Но я пришёл, прости, не секса ради.
Хотелось просто поглядеть в твои глаза.
Но ты, я вижу, вовсе мне не рада.
Твой взгляд — на задушевность тормоза.

Ты разуверилась в любви, а это плохо,
А дружба с мужиком тебе смешна.
Я для тебя обычный выпивоха,
Хотя когда-то ты была со мной нежна.

Прости, старею, стал сентиментален,
Воспоминания как грелка мне порой.
И аномально стали ближе дали,
Когда я был тебе любовник плюс герой.

Я ухожу, не тронув одиночества.
Я знаю, тишина тебе милей,
Хоть посидеть с любовью прошлой хочется,
Хотя вдвоём тоска, наверное, сильней.

Девчонка по имени Лизка

Берег моря и белый песок
И звучит для меня голосок
Такой милый и чуть своенравный,
Беззаботный, весёлый, забавный.

Шёпот волн, скрип песка под ступнёй,
И ласкает нас ветер с тобой.
Ветер лета и ветер любви
Вдоль волны, где плывут корабли.

Я завидую смелости бриза —
Беспардонно он может резвиться
В волосах, что желанны и близки
У девчонки по имени Лизка.

Как он смеет опять и опять
Целовать золотистую прядь?
Хватит, ветер, оставь свою прыть —
Лизка будет меня лишь любить.

Лизка будет меня целовать,
А я буду ласкать её прядь,
Что свежее и лета и бриза.
О, девчонка по имени Лиза.

Визави

Поражал интерьер в стиле ретро.
Платья дам имитацию ветра
Создавали под звуки оркестра.
Прижимались здесь в танце все тесно.

Но однако ж вдвоём, визави,
Плыли мы в толчее у любви.

Размыкали огни полумрак.
На певце с переливами фрак.
И оркестр от натуги потел,
Управляя движением тел.

Но однако ж вдвоём, визави,
Были мы в толчее у любви.

Звон фужеров малиновый плыл,
Остужая горячечный пыл,
Но духов дорогих аромат
Распалял вожделением взгляд.

И однако ж вдвоём, визави,
Плыли мы в толчее у любви.

Были женщины все превосходны,
Все одеты изящно и модно.
Женский смех, как прелестные фуги,
Без натуги развязывал руки.

Но однако ж вдвоём, визави,
Плыли мы в толчее у любви.

И нам было безумно легко,
Были мы ото всех далеко,
И ласкающий душу куплет
Утверждал, что мы здесь тет-а-тет.

Да, мы были вдвоём, визави,
В толчее, но одни у любви.

***

В свете луны, проникавшей сквозь тюль,
Пляску теней представлял нам июль.
Тесные тени на бледной стене,
В ритме азарта, на всей ширине,
Как на экране, для двух лишь персон,
Двигались в страсти легко, в унисон.
Всё колыхалось в том лунном свеченье,
Всё отдавалось здесь страсти влеченья.
Лица сближались, затем отдалялись,
Груди твои надо мной колыхались.
А между ними, на тонкой цепочке,
Крестик изящный метался сквозь ночку.
Понял тогда я, любовь ощущая:
Пусть ты земная, но ты и святая.
Крестик при этом качался, качался,
Я ж упоённо на тень улыбался.

Об авторе:

Александр Анайкин, родился в 1948 году в Самаре, где безвыездно прожил всю жизнь, не считая срочной службы. Служил в Московском военном округе в строительных частях в качестве инструктора передовых методов труда. Говоря обычным языком — работал преподавателем штукатурного дела, потому что имел строительное образование. Читал лекции по субботам, в остальные дни читал и писал статьи в ротную стенгазету и боевые листки. После службы окончил плановый институт. Работал и на заводах Самары и на стройках.

Писал больше для себя, чем для публикаций. Печататься начал после развала СССР в местных изданиях и даже выпустил сборник стихов под названием «Глаза кошачьи». В данный момент на пенсии.

Печатается в социальных сетях. Был принят в Союз писателей. Творческим стимулом является семья. Очень много стихов посвящено жене. Написано большое количество детских рассказов, весьма весёлых, которые хорошо воспринимаются детьми.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat