Конец света

Арсений ЖУРАВЛЕВ | Проза

Конец света


(православный рассказ)

Возле мегамаркета «Обжора» суматоха. Люди как муравьи на стеклянных дверях магазина, съедают друг друга взглядом, повсюду бесплатный мануальный массаж локтями…
Охрана из десяти бравых ребят у входа в магазин крепкой вереницей сдерживает кишащие, как черви, тела…
— Люди, выпустите покупателей! — кричит в толпу начальник охраны, одетый в черно-белый костюм. — Магазин не резиновый!
— Ничего, сынок, все поместимся! — тетка с широкой фигурой, маленьким ростом, поправляет капюшон на меховом пальто из бегущего барса на боку. — Сначала жор, затем успокоительное, так всегда, сынок, попробуй-ка мужика вовремя не покормить!.. Он те устроит Варфоломеевскую ночь!..
Муж с женой, выходя из магазина, озираются по сторонам:
— Клава, смотри, чтобы курицу не стащили, ишь голодных развелось!
Женщина подтягивает к себе сумку с едой:
— Не говори, Миш, хоть напоследок поужинать по-человечески!.. Индианка предсказала по ящику про конец света, вот результат!..
Слышно в толпе:
— Да что ж такое, изуродуют! Ну-ка, отодвиньтесь от меня! — круглолицая женщина лет тридцати, в черном зимнем пальто и красной шляпке, вытаращив глаза, отпихивается от окружающих сумочкой.
Мужчина в белом помятом костюме, оборачиваясь, с перекошенным лицом:
— Гражданка, каким образом отодвинуться, мы вообще-то в давке!
— Не знаю, просто отодвиньтесь, и все!..
Возле молодой парочки, чуть опрокинуто, вибрирует в толпе одна женщина лет пятидесяти. Лицо как моченый горох, она по-утячьи хрипит:
— Имейте совесть, люди вы аль еще что?! Того и гляди повидло вылезет! И мороз их не берет, окаянных…
— Скажите спасибо, что на глаза не давят! — ухмыльнулся рябой паренек в синтепоновой желтой куртке и достал сотовый. — Мам, я у «Обжоры», за «Ките-Кэтом», костлявая завтра, Барсику тоже поляну накрыть надо. Давай, все будет в шоколаде!..
Небо, укрывшись рваными тучами, прячет в своих перинах солнечные лучи. Налетевший ветер шаловливо играет с воротниками одежд и непокрытыми прядями волос людей. Звездочки-снежинки белым порошком опрокинулись с небесного лона, подгоняемые ветром, залепляли гримасы лиц, вырисовывая белесые бороды, ресницы…Большинство снежных сказочных героев в толпе были со злыми мордами… метель волшебной кистью прошлась по городу…
— Скорее бы добраться до входных дверей! — старичок в полушубке, как ветряная мельница, локтями уверенно протискивается через толпу. — Свечи нужны! Астероид — бац, и не увижу округлых бабкиных форм.
— Говорят, завтра, 8 декабря, к нам существа прилетят, женщин своруют, а мужики да не солоно хлебавши! — завязывает в толпе разговор среднего роста мужичок лет сорока пяти.
— Пусть попробуют! — примыкает к разговору высокого роста бодибилдер, из-под тоненькой футболки выплясывает мышечный корсет, на шее китайский оберег — дракон удачи.
Хмурое небо чихнуло артиллерийским выстрелом, отдающим бубенцами в барабанные перепонки.
Кто-то в толпе падает в обморок. Недалеко от входных дверей магазина раздается женский голос:
— Нюска в кому вдарилась! Нет, милочка, мы еще с тобой повоюем! Ну-ка, поднимите ее!
Народ не обращает на этот конфуз внимания. Все как бы заняты своим делом…
Высокая крупная девушка Женя, со свежим, как майская роза, лицом и изумрудными глазами, пролезает к подруге, с легкостью берет под мышку и держит обмякшее тело. — Реанимация уже близко… — несколько пощечин — и дело в шляпе.
— Ой, — очнувшись, бормочет Люда, ее лицо, как убежавшее тесто, собирается в прежнюю форму, веснушки обратно ползут к носу. — Мир кончается ненароком… а, Жень?
— Еще рано! — с бодростью тепловоза проговаривает подруга. — Нам поесть надо да в бункер успеть. Я немного золотишка поднакопила. Если выживем, с нуля начинать придется, а тут какая-то копейка!..
Возле дамочек, смотря в бинокль в небо, парень лет двадцати, шмыгнув носом, с уверенностью профессора астрономии поясняет:
— Нет, нарушится гравитация, парад планет завтра, мы как божии одуванчики улетим в космос. А там кислорода нет!
— Дурехи вы молодые! — раздался возле Жени с Людой хриплый голос. Девушки обернулись и увидели в каше человеческих тел бабушку, лицом похожую на грушу, с карими глазами-пуговками.
— А что делать? Бабуля, твой совет? — спросила Женя.
— В храм идти! Вижу я, православные, да дети на голову! Вы крещеные?
— Да, крестили нас в младенчестве… Вот в храм не ходим.
— Спасение не в бункерах и свечах! Час близок, судья спускается на землю, вы как тараканы без покаяния и причастия. Как в бане мыло, так в церкви, вместо мочалки, — исповедь.
— Бабуль, ты как здесь оказалась? Не раздавили тебя? — спросила Люда.
Бабушка выпрямилась, раздался музыкальный хруст позвонков.
— Дед у меня не ходит. Я за помидорами приехала, а вы хреновиной занимаетесь! Ходу в магазин нет! Как вороны за добычей! Вот терплю вас, очередь геморройная, а в животе государственный переворот!.. Девчата, послушайте песочного человека, пойдите в храм, за черную дыру в душе принесите покаяние! А тем, которые за свечами, я, ежели карта ляжет, посоветую им, куда их вставить, чтоб ум прибавился!..
Бабушка, как на тройке, понеслась по дороге жизни.
—…Хоромы с хозяйством имеем, но не жадничаем, помогаем кому можем… Все умираем, не все живем по-настоящему. С огоньком в душе, с благородством… У жизни много путей. Порой кажется, идешь по верной тропе, а она незаметно уводит в дремучий лес… Тут рассуждение нужно, а не слепое подражание всем подряд…
Бабушка потерла высохшей, как виноградная лоза, рукой орлиный нос и, глубоко вздохнув, продолжила:
— Сколько ни бегай, от кого ни прячься с харчами наперевес, — смерть придет, все в мясорубку бросит; ни денег, ни дворцов не возьмешь с собой, в ту жисть в подоле богатство не пронесешь!.. Церковь — компас жизни!
Девушки переглянулись, та, что больше калибром и круче нравом, сказала:
— Спасибо, бабуля! Отправимся-ко мы в храм!
Девушки просочились сквозь оголтелую толпу к автобусной остановке, а бабушка пролепетала:
— Хоть кто-то выгнал тараканов из мозгу…
Тем временем в сутолоке то тут, то там раздавалось мелодичное похрустывание позвонков и сломанных конечностей… Толпа, как большие меха баяна, то вздыхала, то стонала под натиском сопряженных тел. Разные мысли живого организма, с множеством рук и ног, с отчаянным взглядом, больше рассеивались на мелочи и паутиной обволакивали сознание… Безумие продолжалось…

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat