Неожиданный подарок зимним утром

Ирина БАККЕ | Проза

Не знаю, что я в ней нашел. Худенькая, невысокая, точно подросток, а ведь ей уже исполнилось 18. Ничем не примечательная с первого взгляда, но мне хотелось ее увидеть вновь и вновь. Мне хотелось заглянуть ей в глаза, улыбнуться смешинке, спрятанной в глубине чуть раскосых, но удивительных своей непостижимостью глаз.

Впервые мы встретились на подготовке к празднику «Прием в студенты». Эйфория от поступления в институт уже прошла. Ликование от того, что я победил в конкурсе «три человека на место» на факультет иностранных языков педагогического института сменилось чувством, называемым взрослением. Мужского населения среди первокурсников факультета иностранных языков в тот набор было немного. Мне ничего не оставалось, как согласиться на предложение куратора группы принять участие в эпохальном для нас мероприятии «Прием в студенты». Что я мог делать? Ничего. Я как-то не увлекался декламацией стихов, петь особенно я не умел, поэтому я согласился участвовать в танцевальном номере. Нас было две пары. На первой репетиции я скромно стоял в сторонке, наблюдая за всем происходящим скорее снисходительно, нежели с интересом. Вдруг появилась она. Я сразу понял, что это она. Девушка медленно пробиралась по залу, выискивая глазами будущего напарника. Я сделал ей шаг навстречу. Она приветливо улыбнулась и сказала:

– Марина.

– Олег, – ответил я, несколько смущенный тем, как быстро она сориентировалась.

Потом мне объяснили, что ей уже описали мою внешность, и Марина примерно знала, в чем заключается наш танцевальный номер. Как я догадался позднее, она занималась танцами прежде.

Начались наши репетиции. Вторую пару составили Ильдар и Таня. Репетиции проходили чуть ли не каждый день, так как ни я, ни Ильдар толком танцевать не умели. Марина по-деловому объясняла ритм движений, соответствие их музыкальным тактам. Я внимательно слушал и старательно повторял за ней. Не хотелось отставать от второй пары и тем более не хотелось провалить выступление на празднике. На более тесное знакомство времени не оставалось. К тому же мы с Ильдаром больше обращали внимание друг на друга. Впереди – 5 лет учебы, и мы стремились подружиться.

Наконец настал День первокурсника. С утра мы просидели на парах в ожидании вечера. Днем ни я, ни Ильдар не столкнулись с напарницами, хотя волнение нарастало и неопределенность в какой-то степени пугала. Учебное время было распределено таким образом, что мы успевали сходить домой, пообедать и, переодевшись, вернуться назад.

Обычно обед, приготовленный мамой, всегда придавал бодрости и отличного настроения на вторую половину дня, но в этот день обед не вызывал аппетита. Есть вообще не хотелось. Я почему-то решил дома порепетировать перед зеркалом самостоятельно. Мысленно представил Марину и под свой аккомпанемент закружился по комнате. Волнение охватило меня, от старания на лбу выступил пот. Видела бы меня мама в этот момент! Она бы сразу почувствовала что-то неладное. Но, к счастью, я был дома один. Взглянув на часы, я осознал, что пора собираться. Костюм уже был наготове. Мы должны были выступать во всем черном, но в моем гардеробе не нашлось черной водолазки. Выручил школьный друг Алик. Придирчиво осмотрев себя в зеркало, я прищелкнул языком и решил, что готов к выступлению.

Дорога в институт заняла не более получаса, так что я прибыл даже раньше условленного времени. Вскоре подошли Таня и Ильдар. Они успели уже снова порепетировать и были веселы. К нам подошла ведущая праздника и поинтересовалась:

– Как дела?

Ильдар бодро ответил:

– Все o’key!

Марина опаздывала. Я начинал беспокоиться. Вдруг что-то случилось. Нет, я не боялся срыва нашего номера. В конце концов, это была не моя идея, я лишь согласился поддержать честь первого курса и не жаждал публичной славы. Нет, мне просто хотелось танцевать с Мариной, выверяя шаг за шагом, ведя ее за руку и чувствуя, как она уступает мне в такте.

Минуты тянулись утомительно долго. Я начал ходить по сцене, в движении скрывая волнение, время от времени посматривая по сторонам. Открыто выражать беспокойство стали Ильдар и Таня. Конечно, им не хотелось выступать одним. Может, Марина заболела и у нее неожиданно поднялась температура? Я где-то читал, что в стрессовых ситуациях может подняться температура. «Она не могла попасть под машину», – успокаивал я сам себя.

Наши напарники снова начали репетировать. До начала праздника оставалось 15 минут. В зале зажегся свет в полную мощь. И в свете всех ламп, озаренная искусственными светилами Марина буквально на крыльях влетела в зал. Черный свитер красиво облегал ее тонкий девичий стан, юбка разлеталась от быстрого движения. Марина уже неслась в танце, призывая и вовлекая меня в свой ритм, не оставляя мне ни минуты на размышление. Я так долго ждал этого момента! Кровь ударила мне в лицо. По телу пронеслась горячая волна, и я поспешил к ней, единственной.

Я не помню, как мы выступили. Нас хвалили, наш танец понравился всем. А я лишь помнил блеск ее глаз, трепет губ, отточенность движений и единый ритм ног и рук. Я верил, что мы кружились по сцене одни во всем мире. Только музыка, только движения, только соприкосновение рук и ног. Порой казалось, что наши движения сливались в едином порыве, и тогда радость пронизывала все мое тело. Никогда я еще не чувствовал себя таким счастливым.

…Мы стали встречаться вечерами. Днем мы избегали друг друга, а вечером бродили по улицам, не могли наговориться. Мне в ней нравилось все: ее было интересно слушать, Марина умела рассмешить, могла вызвать сопереживание, вовлекала в диалог. Я впитывал каждое слово, и она становилась мне все ближе и ближе.

В зимнюю сессию, когда я был дома один, готовясь к экзаменам, раздался звонок в передней. Со смешанным чувством я открыл дверь и ахнул. На пороге стояла Марина. Как она узнала мой адрес? Смущенная, запорошенная снегом, она протянула мне на ладошке маленькую красную помидоринку.

– С Новым годом! – чуть слышно прошептали ее губы. – У нас на окне растут помидоры. Сегодня утром я заметила, как покраснела одна-единственная помидоринка. Я сорвала ее для тебя, – более громко и уверенно добавила она.

Я не нашелся, что ответить. Я смотрел на нее. Словно электрический разряд, ударивший в самое сердце, на секунду парализовал все мое тело. Мне захотелось крепко-крепко прижать ее, единственную и родную. Но я стоял и молчал. Расценив мое молчание по-своему, она повернулась и исчезла в морозе декабря и, как оказалось, навсегда.

В эту сессию Ильдар меня убедил переводиться в Саратов на переводчиков. Он грубо высмеял мои чувства, назвав их детскими грезами. Я сумел побороть в себе первую влюбленность, не думать о Марине, забыть наш танец и не вспоминать о помидоринке.

Прости меня, Марина. Жизнь закружила меня в своем танце, но моей напарницей стала другая. Не могу сказать, что жизнь не удалась: интересная работа, любящая жена, умница-дочь. Почему же я все чаще и чаще вспоминаю тот праздник, испытанное мною тогда сильнейшее желание жить и маленькую красную помидоринку – неожиданное чудо морозным утром?

Об авторе:

Ирина Бакке, в 2011 году вступила в Союз журналистов России и РБ. Есть почетная грамота Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации и Российского профсоюза работников культуры. Обладатель почетной грамоты Управления по культуре и искусству Администрации ГО город Уфа РБ. Имеет диплом участника городской общественной премии «Достояние столицы».

Литературные пристрастия: мир природы и человеческих переживаний; история и преемственность поколений; юмор и активная жизненная позиция.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat