Поцелуй росомахи

Михаил ИГНАТОВ | Проза

Михаил Игнатов

1

Женился Трофим сразу после окончания войны. Родились дети, два мальчика. Но тоска от одиночества и собственной никчемности не отпускала, не покидала его… Хотелось продолжения войны. Не хватало воздуха. Так бывает… Он желал войны, он желал врага и свободы… как одинокий гордый воин. Пьянки и постоянная смена работы не помогали. В отпуск ездить было не к кому и некуда. Из родственников почти никого не осталось: кто-то почил, кого-то расстреляли при Сталине, кто-то потерялся на необъятных просторах Родины. Как у многих, если не у всех…

Для сжигания грядущей тоски и одиночества Трофим очередной отпуск брал постоянно в феврале. Загодя собирал рюкзак, ступу для льда, лыжи. Ружье и собак не брал, а брал с собою именной пистолет «Вальтер», подаренный ему лично за боевые заслуги маршалом Рокоссовским. Мешочек с крупой, картошку и другие продукты поглотил большой рюкзак, десять маленьких, каждая емкостью двести пятьдесят граммов «Столичной» дополняли груз.

Собравшись, уходил по маршруту Никель — Кандалакша. Дорога лежала через бывшую финскую территорию, Зеленые и Хрустальные озера, озеро Хуто. Возвращался из Кандалакши в Никель поездом. Приезжал усталым, успокоенным, профильтрованным февральскими ветрами и зимой…

Вот и в этот раз, положив в уже собранный рюкзак коробку новых блесен, выкованных лично, потрепав по загривку любимую собаку Ингуса, он один вышел за дверь в пургу.

Снег и снег… Сопки огородом кружили вокруг. Трофим хорошо знал этот край, он был его частью.

Остановка. Озеро. Затишье. Расчистив снег до льда, с помощью ручной ступы он сделал лунку. Распустил уже готовую удочку. Поклевка… Красноперый окунь взял почти мгновенно. Полчаса — и улов в несколько килограммов застыл рядом с Трофимом.

Разделав улов, вырезав «филе» на обед, он направился к виднеющемуся недалеко мысу. Там были дрова. Сосна качалась мачтой над мысом.

Разведя костер, Трофим приготовил жареную рыбу. Вкусно, с аппетитом поел. Выпил маленькую в несколько присестов. Перекусив, задремал. Очнулся. Взгляд упал на горизонт: две точки слева, а метров триста от них — черное пятно. Слева два северных волка, а справа — неожиданность для встречи с человеком — росомаха. В природе люди редко их встречают.

Ни те, ни другие на здорового человека не нападают, но Трофим насторожился, сжав в кармане пистолет.

Росомаха, перекатываясь и косолапя, двинулась к лунке, а волки растворились во мгле…

Трофим наблюдал за росомахой, которая, доев остатки рыбы, скрылась за гребнем сопки. Трофим ловил теперь уже больше, а росомаха регулярно доедала за ним. Все негласно были довольны. И росомаха, и Трофим. Завязалась «продуктовая» дружба. Трофим неожиданно быстро привык к росомахе. Вытаскивая очередную рыбину, он искал взглядом росомаху… и она появлялась из сероватой зимней дымки, с каждым разом все ближе и ближе.

Через несколько дней он добрался до конечного пункта — города Кандалакши. Росомаха километров за пять до этого растворилась за горизонтом.

Купив билет на поезд, Трофим вернулся в Никель. Очередной отпуск закончился. Продутый ветрами и пахнущий дымом костров, он вернулся домой спокойным и отдохнувшим.

2

Следующий год подошел незаметно. Обычная повседневная суета. Работа. Праздники. Наступил очередной февраль. Отпускной. Трофим засобирался в дорогу. Собаки и дети с удивлением подсматривали за ним. За окном выл ветер. Пурга накрыла город. Собрав наскоро рюкзак, Трофим ранним утром растворился в утренней мгле.

И снова долгая дорога по сопкам. Озера. Привалы. Росомаха появилась неожиданно… и с каждой рыбалкой подходила ближе к Трофиму. По-прежнему подбирала остатки пойманной им рыбы, плотно следуя за ним.

На очередном привале он решил побаловать себя, сварить кашу. Каша на костре вышла душистая и наваристая. После еды Трофима потянуло в сон. Очнулся неожиданно от прикосновения к лицу чего-то шершавого и теплого. Глаза не открывал. Не делая резких движений, сантиметр за сантиметром двинул руку к карману — там был именной «Вальтер». Через некоторое время прикосновения прекратились. Трофим открыл глаза и приподнялся на руке. Перевернутый котелок был вылизан до зеркального блеска. Росомаха, а это была она, неуклюже улепетывала через озеро.

Трофим улыбнулся. Нервное ушло куда-то вниз. Он был спокоен и сосредоточен. В душе появилось что-то новое… И снова они продолжили свой путь. Он ловил, она подбирала… И так до самой Кандалакши.

Больше он ее не видел, но, всматриваясь во вьюжную пелену, Трофим с улыбкой вспоминал… поцелуй росомахи.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat