Мама, услышь меня

Светлана РЯБИНИНА | Современная проза

Я сижу здесь тихо-тихо. Лишний раз боюсь дышать. Ну а вдруг со мной поступят так же, как вон с тем мальцом? Мы дружили с ним, весёлым, планы были, только вмиг… его мама погубила, враз избавиться решив. А малыш просил пощады и безмолвно всё кричал. Лишь завидев ту иголку, что несла смерть для него, обнял ручками, старался – отвернуть её хотел. Он горел желаньем жить! Только тщетны были все его старания, и мольбы, и слезы. Нет! Его последний крик отчаянья у меня в ушах стоит. Как же можно! Так бездумно! Он же твой родной сынок! Неужели все бездушны? Или все сошли с ума? Для чего тогда нужны мы в мире, где даже мамам дела нет? И лишь только чуть немного… Вы детей губить идёте не задумываясь. Нет. А ведь мы живые, люди, и хотим мы жить, любить. Своей мамы голос слышать, развиваться и взрослеть. Бегать в травке и по лужам. Мы хорошие, поверь. Неужели безразличие в вашем сердце и душе? А куда девались нежность, и любовь, и доброта? Мы живые и всё слышим! Вот опять ваш разговор. Снова холод до мурашек. Неужели? Мысли бегают вдогонку. Что же делать? Как тут быть? И унынье торжествует – без меня они решат. Я кричу – меня не слышат! Мама, милая, очнись!

И пытаюсь сделать то единственное из доступного – вести себя тихо-тихо. В надежде быть незаметным. Чтобы не то что догадаться, но даже не подумали. И только вздрагиваю снова и снова от вновь возникающих разговоров, после которых детей убивают. А они зарождаются постоянно, и то здесь, то там снова и снова звучат предсмертные крики. И уши от них закрывать бесполезно – они идут сразу в мозг. Там и остаются. От этого там поселилась и удобно, с комфортом, устроилась ключевая мысль – Я ЗДЕСЬ НИКОМУ НЕ НУЖЕН! А мир жестокий и несправедливый. Тогда зачем мы здесь вообще?..

– Аня, можно с тобой поговорить?

К молоденькой девушке обратилась её тётя. В ответ девушка напряглась и натянуто улыбнулась.

– Конечно.

Однако со стороны тёти разговор тоже был не из лёгких.

– Послушай. Я хотела с тобой поговорить.

– Да, слушаю!

– Даю слово, разговор останется строго между нами. Я никому не скажу.

Девушка посмотрела прямо в глаза.

– Аня… ты?..

И тут её собеседница взорвалась:

– Да не беременная я!

Вскочила и выбежала из комнаты. В ответ женщина сокрушённо вздохнула. У неё снова не получилось. А ведь только и хотела услышать правду, всё равно видно, зачем скрывать? И конечно же, поддержать племянницу. Если понадобится, встать на её сторону и настоять не делать аборт. Заверить, что поможет.

Через несколько дней Аня снова пришла в гости – Марина пекла пирожки и пригласила племянницу за выпечкой. Расчёт был простой – на это предложение она не могла ответить отказом, ибо выпечку Марины любили все. И действительно, Аня пришла. Марина посадила племяшку за стол, собрала пирожков с собой. Вот только та вела себя странно – почти ничего не ела, лишь выпила немного воды.

– Что с тобой?

– Мне нехорошо. Можно я пойду прилягу?

– Конечно. Ты не отравилась? Может, вызвать скорую помощь?

– Нет, нет. Наверное, просто переутомилась. В школе накручивают. Подготовка к ЕГЭ, да ещё выпускной.

Она легла. Марина хлопотала по кухне. Только Ане не лежалось. Вскоре она раз за разом стала ходить в туалет.

– Аня, тебя тошнит, понос?

– Нет. Ничего такого. Только живот тянет.

И тут она встала на кровати на четвереньки, рукой схватилась за живот и застонала. Больше Марина ничего не слышала. Бегом рванула к телефону и набрала скорую помощь. Боже! Как долго тянутся мгновенья! Ей показалось, что прошла целая вечность. Наконец-то на другом конце ответили:

– Служба скорой помощи.

– Девушка, срочно. Сильные боли в животе.

– В связи с чем? У кого?

– У девушки. Подозрение на беременность.

В трубке возмутились:

– Это как? Вы что, не знаете точно?!

Марине ничего не оставалось, как признаться:

– Скорее роды.

– Ну ладно, диктуйте адрес.

Быстро продиктовав адрес и выслушав в свой адрес всё, что о ней там думают, Марина отложила телефон. В мозг закралась мысль: «А вдруг я ошиблась? Может быть что угодно, хотя бы аппендицит, почему бы и нет!» Прошло десять минут. И тут Аня снова застонала! А скорой ещё нет. Марина вновь стала терзать телефон:

– Девушка, на адрес вызывали машину скорой помощи. Однако их до сих пор нет! В чём дело?

На её тираду спокойный голос осадил:

– Прошло лишь семь минут.

– Десять!

– Пусть так. Скорая едет. Зачем так паниковать? Ведь не сердечный же приступ! Скоро будут.

И… выключились! Вот те раз! Однако ещё через пять минут скорая прибыла. Зашли двое. Посмотрели и сходу:

– Когда были последние менструации?

– Год назад. Они еще не стабилизировались.

– Так мы, может, уже рожаем? Ну-ка!

Врач аккуратно осмотрела её. Переглянулась с помощницей, и обе выдали:

– Вы, собственно, её мать?

– Нет, я её родная тетя, а что происходит?

– Мы вашу племянницу забираем. Вы с матерью свяжитесь.

– Можно я с вами поеду? Что нужно с собой?

– Ну для начала как обычно.

–Я сейчас всё соберу!

За одну минуту Марина как ураган прошлась по квартире. Пакет собран. Можно ехать. Тихонько зашли в машину. Шофер, пожилой мужчина, кратко спросил:

– Куда?

Женщина ответила:

– В приёмный покой родильного.

И на немой вопрос добавила:

– Пока тихо, чтобы не растрясти.

Тронулись. Однако схватки стали повторяться всё чаще и чаще. Бригада забеспокоилась. Включили сирену. Машина понеслась. Попросили Марину им помочь. Марину между тем накрыло. Тем не менее она помогала чётко и слаженно. Подсказывала Ане, как дышать, где и как растирать во время схваток, но… как будто это был кто-то другой. Как будто она раздвоилась, и одна часть оказывала помощь, а другая, как ни странно, никак не могла поверить в то, что это действительно происходит. В ПРИЁМНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ внесли на носилках. Раздели. Марине отдали пакет с вещами. Медсестра механически спросила:

– От ребёнка будете отказываться?

У Марины волосы встали дыбом.

– Конечно нет!

– Просто роженица сама ещё ребенок.

– Я его себе заберу. – И с жаром добавила: – Я её родная тётя!

Медсестра с сомнением посмотрела, хмыкнула:

– Ну-ну. А теперь поезжайте домой.

– Подождите, но, может, я здесь подожду?

– Чего?

– Результата. Может, там ошибка какая…

В приёмном отделении хохот стоял невообразимый. Просмеявшись, ей ответили:

– Всё, тетя! Идите домой. Через тридцать-сорок минут она вам сама позвонит. Узнаете, усыновлять будете или удочерять, если не передумаете.

Марина тихо вышла. Кажется, ноги не только перестали слушаться, но ещё и стали ватным. Выйдя на воздух, она закрыла глаза. Медленно выровняла дыхание. В голове немного прояснилось. Паника улеглась. Появились чёткие мысли, что делать. Позвонила сестре:

– Алло, Нина!

– Да, Марин. Только быстро. Я на работе.

– Если быстро, то Аня находится в перинатальном центре.

– Где?!

– В роддоме! Аня рожает!

С той стороны возникла пауза. Время тянулось. Оно вообще сегодня жило по новым законам. Своим. Марина не выдержала:

– Алло, Нин, у тебя всё нормально?

В ответ услышала осипший голос:

– Как рожает?

– Как все. Сказали, стремительные роды. Через полчаса узнаем, мальчик или девочка.

Нине явно стало не по себе. Ещё плохо понимая, она уточнила:

– Нет, подожди. Он что, недоношенный?

– Да нет. Если я правильно поняла, то все в порядке. Роды своевременные.

– Я к тебе приеду.

– Это понятно. Буду ждать.

На следующий день к восьми часам утра сёстры приехали в роддом. Ага! Только передачи принимают лишь с девяти часов. Решили подождать здесь. На улице. А пока набрали Аню. В динамике услышали сонный голос:

– Алло?

– Как у тебя дела? Как малыш?

– У меня всё хорошо. Про малыша знаю только, что девочка. Я отказную написала.

У Марины в глазах потемнело, перехватило горло, и сдавленным голосом она задала вопрос:

– Аня… Можно я себе её возьму?

Ответа Марина ждала и боялась. Она живо себе представила, как бы она сама отреагировала, если б, избави Бог, ей кто-то предложил нечто хоть отдалённо напоминающее подобное. Да она этого человека!.. Но в ответ услышала ровный, спокойный голос:

– Хорошо. Я согласна.

Наверное, на удар молнии перед её глазами или вышедших из-за угла зелёных человечков реакция была бы более спокойной, чем на это простое предложение из трёх слов. Ничего не понимая, подняла глаза на сестру, связь была включена громкая, поэтому они обе слышали разговор. У Нины выражение лица было такое же. Она задыхалась. Единственное, что их отличало, – это внешняя выдержка Марины и взрыв эмоций Нины.

Стремительно побежали дни, в которых между работой, ежедневным походами в родильное отделение, семейными разговорами и магазинами детских товаров для самых маленьких вклинился ещё значимый пункт – сбор документов для усыновления да бесконечные вопросы – а почему не бабушка? Почему? Да потому что не всегда могут усыновить даже самые родные и близкие.

Это взрослые. Каково же было всё это время малышке? А она всё слышала и понимала. Хоть и сказать ничего не могла… и лишь немой вопрос «за что?» стоял у неё в глазках. Единственное, что ей оставалось, – плакать.

Наконец выписка. В родильное отделение приехали все взрослые члены семьи. Никого не было лишь со стороны папы ребёнка. Кто они? Этого так и не узнали. Дома с детьми осталась прабабушка, приехавшая по такому случаю из деревни.

Выглянула медсестра. Оглядела всех. Забрала вещи и плотно закрыла дверь. Родственники остались ждать. Ещё через полчаса выглянула снова. Обвела всех презрительным взглядом и выдавила сквозь зубы:

– Она у вас несовершеннолетняя. Кто её мать? Паспорт!

Ей протянули документы. Пристально их изучив, она позволила войти только Нине. Уже после этого, раздался детский плач и стало ясно – малышку переодевают. Минуты тянулись, словно решили взять реванш за прошлые дни разом. И вот свершилось! Наконец-то вышли. Сначала бабушка и мама, за ними вынесли малышку.

Своё презрение медсестра даже не пыталась скрыть! С брезгливостью спросила:

– Кто будет брать ребёнка?

Вперёд вышла Марина:

– Я.

– Держите! С новорождённой! – процедила она, скривив губы. Отдала маленький живой свёрток и скрылась за дверью. Марина улыбнулась малышке. Они впервые видели друг друга. Малышка смотрела во все глаза. В них читались растерянность и укор. Да ещё ожидание, чего? Похоже, она и сама не знала, но ничего хорошего не ждала. Малышка! Ведь ты только родилась!

Они провели небольшую фотосессию и поехали домой. Маленький комочек в руках у Марины словно ждал чего-то. Она была вся сжата как пружина. И никакие ласковые слова, улыбки и поцелуи не могли её расшевелить. Дома всех встречала прабабушка. С порога, как водится, благословила. И тихо добавила:

– Ты дома. Мы все тебя любим. Ты нам нужна!

И… малышка улыбнулась.

 

 

Об авторе:

Родилась в 1973 г. В связи с переездами за время учебы сменила несколько школ. Побывали во всех уголках Советского Союза. Папа – поэт. Имеет несколько литературных сайтов. Псевдоним – Дед Пахом. С самого детства в доме всегда была творческая, тёплая и дружеская атмосфера. Мои родители – истинные патриоты своей Родины. С седьмого класса вела драматический кружок, где сценарии писала сама. Печатаюсь как Фотиния. Дочка пошла по стопам отца – пишет стихи.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat