Одиночество

Татьяна КОШЕЛЕВА | Современная проза

Петров аккуратно положил очки на стол и надавил подушечками пальцев на прикрытые веками глаза. Одиночество царапало ему душу. Нет, больше, чем царапало, оно медленно и верно, высчитанными в определенном количестве дозами яда убивало его. Это не был моментальный гнусный порыв, внезапно настигнувший его в случайном месте. Нет. Это накапливалось часами, днями, неделями, месяцами. Когда-нибудь это должно было во что-то вылиться. И вовсе не по той причине, что Петров, как могло бы показаться, был психически неустойчивой личностью или с какими-то отклонениями, признанными клинической психиатрией. Он был обычным человеком по меркам обычного общества.

Но одиночество, породившееся в глубинах его души и возросшее до гигантских размеров, готово было лезть через горло, олицетворившись в безумный, истеричный вопль, а то и того хуже. Но хуже ему не представлялось. Пока.

Он только сейчас, сорок два года прожив на земле, задумался над своей жизнью. Она вся состояла из одиночества, была соткана из кусочков одиноких моментов. Из движений и действий, проделанных в полном одиночестве.

Петров привык так жить, так дышать, так сосуществовать с этим чувством, которое доселе было для него самым родным до такой степени, что стало его вторым «я» и заставляло жить его по своим правилам.

И Петрову мерещилось, что это и есть настоящее счастье – независимость ни от кого и ни от чего.

И даже в своей работе он зависел только от себя, от своих мыслей и поступков.

Но сегодня, когда он сидел за своим одиноким столом в одинокой комнате с приглушенным одиноким ночником и думал о завтрашнем дне, в нем что-то лопнуло, как туго натянутый трос.

Он взял со стола фотокарточку. На ней был изображен человек. Мужчина. Тот улыбался. Словно улыбался ему невыносимой радостью, нестерпимым счастьем, отсутствием тревоги за свою жизнь.

Петров тяжело вздохнул. Он очень хорошо знал этого мужчину. До скрежета в зубах ему были знакомы эти черты лица.

Это был он сам.

Завтра, ровно в семь утра, его должны были арестовать. Так доложила советская разведка. Его личность была раскрыта. Он провалился. За столько лет безупречной службы. Враг планировал уничтожить его. Уничтожить в подвале одного из отделов Тайной государственной полиции.

Петров знал: за ним поминутно следят, за дверью приставлены офицеры гестапо.

И одиночество раздирало его на куски. Одиночество человека в безвыходном положении. Одиночество одинокого человека в нацистской стране.

Об авторе:

Родилась в городе Калининграде в 1988 году. Здесь же и проживает. Окончила ФГБОУ ВО «Калининградский государственный технический университет» по специальности «зоотехния» и АНОПО «Калининградский бизнес-колледж» по специальности «юрист». Работает в Министерстве образования Калининградской области на должности юриста. Стихи стала писать с семи лет. В литературных журналах ранее не публиковалась. Есть публикации на сайте «Стихи.ру».

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat