Встреча

Игорь АССМАН | Современная проза

Это была обычная домашняя ссора. Мы с напарником переложили женщину на носилки и понесли к скорой помощи. У нее было ножевое ранение в брюшную полость. Женщина стонала, но перевязка была сделана вовремя. Еще бы чуть-чуть – и она умерла бы от потери крови. Таких «еще бы чуть-чуть» я навидался очень много, работая санитаром почти десять лет.

Когда-то я мечтал окончить медицинский институт, но неожиданная смерть родителей прервала все планы. Они уехали в отпуск, вернули же их в гробах: какой-то вылетевший навстречу грузовик сделал из них лепешку, оба погибли мгновенно. Платить за учебу было нечем, и я пошел работать обычным санитаром в госпиталь. Меня поставили на скорую помощь, самый трудный участок, и я тут и остался. Все другие уже перешли на новые места, но я остался. Я работал сутки, а потом два дня отдыхал. Со временем я привык к этому графику. В свои тридцать пять лет я был абсолютно здоров. Спортом я не занимался, но всегда был подтянут. Глядя в зеркало, я отдавал себе отчет, что у меня абсолютно обычная внешность: волнистые каштановые волосы, светлые зеленоватые глаза, немного пухлые щеки и подбородок с ямочкой. Иногда я отпускал маленькие усики, но через пару дней сбривал их.

Мои бабушка и дедушка давно умерли, еще достаточно молодыми, и я остался один из всей семьи на всем белом свете. Жил я в квартире родителей, довольно далеко от госпиталя и на работу выходил где-то за час. Женщин я стеснялся, я никогда ни с кем не встречался, а друзей у меня не было вообще. После смерти родителей я взял себе дорогую страховку, и это было основное, на что я тратил деньги. Зарплаты мне хватало, в основном я покупал только еду.

Все сели в машину и поехали в госпиталь. Носилки вытащили и положили на специальную подставку с колесиками, я повез ее в операционную. Все. На этом моя функция заканчивалась до следующего вызова. Иногда их было много, иногда мало. Я сел покурить. Эту дурную привычку я подхватил, когда пошел учиться, и до сих пор бросить не мог, да и не хотел.

– Поехали, – сказал мой напарник Джек. – Кто-то выбросился из окна. Здесь недалеко.

Я потушил сигарету и забрался в машину. Ехали недолго, минут пять. У небольшого трехэтажного дома старого типа уже стояла толпа. На асфальте лежала женщина, но крови не было. На вид она была моего возраста, в домашнем халате, с симпатичным лицом. Рядом валялся разбитый горшок с цветами.

«Наверное, просто выпала, – подумал я, – возилась с цветами и потеряла равновесие».

Я посмотрел наверх: действительно, перила у балконов были не очень высокие. Мне стало жалко женщину.

– Она с третьего этажа, – услышал я, голос был, видимо, соседки. – Марта. Она жила совсем одна.

«Упала она не на голову, значит, могут еще спасти», – подумал я.

Вместе с Джеком мы осторожно положили ее на носилки, а потом и в машину. В госпитале я повез ее в операционную.

В конце смены я зашел в регистратуру.

– Что там с женщиной, которая упала с балкона? – спросил я.

– Много переломов, но жить будет. Повезло, что не задела голову.

– А где она?

– На третьем, в десятой палате.

Не зная почему, я поднялся и зашел в десятую. На специальной кровати лежала Марта, так я прочитал на входе. Она спала. Все от пояса до конечностей было забинтовано. Но позвоночник тоже был цел. Видимо, она приземлилась на ноги.

– Спокойной ночи, Марта, – сказал я вслух и вышел.

Добравшись до дома, я купил себе поесть и поднялся в квартиру. Было очень тихо, а я любил тишину. Хоть у меня и был телевизор, включал я его редко. Больше всего я любил читать. Я погружался в другой мир и представлял себя на месте главных героев. Таким образом я обманывал свою серую, абсолютно пустую жизнь.

Через два дня я был опять на смене. Поднявшись к Марте, я увидел, что она уже не спала. Я вошел в палату и представился.

– Это я забирал вас. Вы, наверное, упали с балкона?

– Спасибо, – сказала она с благодарностью в голосе. – Да, я ухаживала за цветами и не удержалась.

– Я так сразу и подумал. Рядом с вами лежал горшок с цветами. А что, к вам еще не приходили? – спросил я, увидев, что столик был абсолютно пустой. Обычно оставляли цветы, соки, печенье.

– Ко мне никто не придет, – сказала Марта. – У меня никого нет.

– У меня, кстати, тоже. Если хотите, я буду к вам заходить. Только не каждый день. Меня зовут Питер.

– Спасибо, Питер.

Когда смена закончилась, я опять поднялся к ней. Она не спала.

– Как дела, Марта?

– Не знаю. Если выздоровею, наверное, дадут инвалидность. После смерти родителей я взяла страховку на всякий случай.

– И я тоже. Извините за вопрос, а что с ними случилось?

– Поехали в круиз и утонули.

– А мои погибли в автокатастрофе. И у вас вообще никого не осталось?

– Вообще.

– У меня тоже. Ну ладно, не буду вас утомлять.

– Что вы, Питер, наоборот, вы – единственный человек, который меня навещает, мне очень приятно, когда вы приходите.

– Спасибо, Марта. Просто у нас с вами такие похожие судьбы. Может, вам что-нибудь принести в следующий раз?

– Очень благодарна, но не стоит. Кормят здесь хорошо. Если можете, книжку.

– У меня много. Я принесу, только через два дня.

Я еще раз заметил, что у нее красивое лицо с голубыми глазами.

«Странно, что она не замужем», – подумал я.

Через два дня, когда я вышел из дома, идя на остановку, я уткнулся в цветочный киоск.

«Может, купить цветы? – подумал я. – А если подумает…»

Я остановился и грыз ноготь, я всегда так делал, когда нервничал. Но все-таки я решился и купил обычный, средненький букетик.

Марта не спала. Я зашел и поставил ей на столик цветы. Она молчала, но у нее были очень выразительные глаза, и вдруг я увидел слезинку.

– Питер, вы знаете, что я вас уже ждала. Вы меня так приучили. И огромное спасибо за цветы, мне их не дарили уже много лет.

– Марта, – я схватился за голову, – я забыл книжку!

– Ничего. Зато вы принесли цветы. Может, перейдем на «ты»? А то как-то неудобно…

– Конечно. Давай. Как тебе тут? Что говорят врачи?

– Нужно, чтобы срослись поломанные кости, а на это уйдет много времени. Питер, что ты все время стоишь у двери? Присядь хоть на уголок кровати.

Я так и сделал, Марта была прямо передо мной.

– Ты женат, Питер?

– Нет. И никогда не был. А ты?

– Нет. Не пришлось. А как ты попал сюда?

Я рассказал.

– А я по профессии писатель. То есть пишу статьи для газет и журналов. Поэтому все время провожу дома. Эта квартира мне осталась от родителей.

– Моя тоже. Я в основном читаю. Ты – писатель, а я – читатель. – Мы оба улыбнулись.

– А почему ты не женат, если не секрет? – спросила Марта.

Я отвел глаза в сторону. Что я мог ей ответить?

– Честно сказать – не знаю. Как-то не думал и не искал никого. А ты?

– Наверное, то же самое. Когда все время сидишь дома, уже привыкаешь.

– Ладно, Марта, я пошел, тебе уже пора спать.

– Так быстро?

– Скоро опять увидимся. Книжку я не забуду.

Я добрался домой и, как всегда, сразу стал читать. Потом оторвался и подумал: «Оказывается, есть точно такие люди, как я».

Через два дня, идя на работу, я зашел и купил баночку варенья и пачку вафель.

Зайдя к Марте, я увидел, что она плачет.

– Марта, что с тобой?

– Доктор сказал, что одна кость срослась неправильно. Сегодня опять повезут на операцию.

– Не волнуйся, все будет нормально. Я с тобой. Вот тебе. – Я поставил варенье и положил на столик вафли.

– А ты зайдешь вечером?

– Конечно.

– Зайди, я очень тебя прошу.

Вечером Марта спала, видно, еще не отошел наркоз. Я поехал домой.

Через два дня я не успел забежать к ней. Это был сумасшедший день: смерти, аварии, тяжелые травмы. Мы работали без передышки. Только когда пришла смена, я сел и выкурил сигарету. Поднявшись к Марте, я застал ее в глубокой печали, но, увидев меня, она расцвела.

– Питер, я уже думала, что никогда тебя не увижу.

– Все нормально, Марта, – сказал я, присев на краешек ее кровати. – Просто сегодня был очень тяжелый день.

– А я уже думала, что надоела тебе и ты больше не придешь. – Она положила свою руку на мою. Меня как будто ударило током. Я еще никогда в жизни не чувствовал женской руки.

– Нет, Марта. Я буду приходить к тебе.

– Сегодня приходили из страховой компании. Как хорошо, что я взяла эту дорогую страховку. Теперь я буду получать гораздо больше, чем работая. Хотя и работу свою я не брошу.

– Я тоже взял дорогую страховку, но, надеюсь, она мне не пригодится. Хотя кто знает?

– Питер, как плохо днями лежать одной. Если бы не ты, я, наверное, сбежала бы.

– Сбежать ты не сможешь, по крайней мере, сейчас. Хочешь, я буду приезжать к тебе еще один день? Мне все равно нечего делать дома.

– Питер, я не могу просить тебя об этом. Но я была бы очень рада. – И она сжала мою руку.

Мы еще поговорили, и я уехал.

Шли дни, и вдруг я заметил, что мысленно я ехал уже не на работу, а к Марте. Мне было очень приятно встретить человека, похожего на меня. И еще приятней – что я был кому-то действительно нужен. Может, для кого-нибудь это ничего не значило бы, но не для такого отшельника, как я. Марта встречала меня уже большой улыбкой. А один раз, когда я заболел, а потом пришел к ней, – даже тихонечко плакала.

– Марта, я опять принес тебе цветы, только красивее. – Я поставил их в вазу.

– Питер, нагнись ко мне на секунду. – И поцеловала меня в щеку.

Щека горела, наверное, дня два. Это было у меня впервые, и я не имел понятия, как реагировать. Набравшись смелости, в следующий мой визит я зашел, подошел к ее кровати, нагнулся и поцеловал ее в щеку. Она рассмеялась, но сказала:

– Спасибо.

Она уже пыталась садиться, и я видел, что в любой день ей это удастся. Я носил ей книги, и она проглатывала их за день. В один день она наконец села и была счастлива.

– Видишь, Питер? Еще немного, и я начну ходить. И все это благодаря тебе.

– Врачам, а не мне.

– Врачи меня лечат физически, а ты – духовно. – Она улыбалась.

Так как я сидел радом, она вдруг обняла меня и замерла. Я чувствовал запах ее волос и тепло ее головы. Руки сами поднялись и обняли ее тоже. Мы сидели так минут пятнадцать, и я молил Бога, чтобы Он продлил это мгновение.

– Питер, мне было очень приятно, – сказала она.

– Мне тоже. Очень.

– Тогда будем так делать всегда, когда ты будешь приходить. Я уже могу сидеть и даже обниматься. – Глаза ее сияли.

Я не мог поднять глаза. Мне было очень приятно, но как-то стыдно. Если бы не она, я бы себе такого никогда не позволил.

Когда я ехал домой, я зашел в книжный магазин и купил книгу: «Как вести себя с женщинами». Дома я прочитал все от корочки до корочки. Полкниги мне показались полным абсурдом. По крайней мере, я бы себя так никогда не повел. Остальная половина была неплоха в области самообразования.

В следующий раз мы не только обнимались, но я еще гладил ее волосы. Мне было очень хорошо как никогда.

– У тебя были девушки, Питер?

– Да, – соврал я.

– И что ты с ними делал?

– Гуляли, целовались…

Она рассмеялась.

– Тогда поцелуй меня. – Она закрыла глаза.

Я не знал, с какой стороны подойти и как это сделать. Мне было стыдно, а Марта ждала.

Наконец она открыла глаза:

– Не обманывай, Питер. Ты такой же, как я, но у меня был парень один раз в жизни. А у тебя никого не было. Но не надо этого стесняться, всегда будет первый раз. Иди ко мне.

Я подошел, и она поцеловала меня в губы.

– Видишь? Вот он и был, первый раз.

Я стоял как ученик перед учительницей, которая поймала меня на лжи. Неожиданно я развернулся и вышел. Я проклинал себя за все: за то, что не умею даже поцеловать женщину, за свой страх и за свое одиночество.

«Кому ты такой нужен?» – спрашивал я себя.

Я даже не заметил, что уже прошел остановку.

В следующий раз я не знал, что делать: идти к Марте или нет. Мне было стыдно. Я зашел к ней только после смены. Она с укором смотрела на меня и вытирала слезы.

– Что случилось, Марта? – спросил я.

– Ничего. Сядь, пожалуйста, рядом.

Я сел, и она обняла меня.

– Прости меня, Питер, я, наверное, чем-то обидела тебя в прошлый раз.

– Нет, Марта, все было нормально.

Она заглянула мне в лицо, ее губы были напротив моих, и я невольно поцеловал ее. Несколько секунд она не отпускала мои губы, и у меня все задрожало.

– Спасибо, Питер, – сказала она. – Мне очень понравилось. Кстати, завтра доктор будет пробовать, чтобы я встала. Я так волнуюсь.

– Марта, ты встанешь. Если не завтра, то послезавтра. Я знаю, что скоро ты будешь ходить.

– Спасибо, Питер. Сколько мы уже знаем друг друга?

– Четыре месяца.

– А доктор сказал, что лежать мне тут максимум шесть. Осталось совсем немного.

– Через два месяца мы с тобой расстанемся? – спросил я.

– Питер, ты хочешь со мной расстаться? Навсегда?

– Не знаю. У тебя будет своя жизнь, у меня – своя.

– Но я же живу близко отсюда. Ты не хочешь меня навещать?

– Хочу, но только если я не буду мешать.

– Ты не будешь. А я тебя буду всегда ждать. Как тут.

Прошло два месяца, и Марту действительно выписали. Она ходила хорошо, только прихрамывала на одну ногу. Но в остальном доктора постарались. Я как раз дежурил в этот день.

– Питер, ты зайдешь ко мне после дежурства? – спросила Марта.

– А не будет поздно?

– Для тебя нет, – улыбнулась она.

После работы я немного нервничал. Дом Марты я нашел сразу. Она меня ждала и крепко обняла. Я тоже.

У нее была небольшая квартира, наверное, как моя. Я увидел ее стол, где она пишет, кровать, где она спит, диван и все остальное. В квартире сладко пахло женщиной.

– Марта, можно я тебя поцелую? – вдруг спросил я.

– А разве мужчины спрашивают? – Она улыбалась.

Мы стояли и целовались, и я молил, чтобы это не закончилось.

Потом мы пили чай с вареньем. Все было замечательно. Но когда я глянул на часы – я понял, что автобусы уже не ходят. Марта поняла это тоже.

– Питер, оставайся.

Я не знал, что делать. Остаться первый раз у женщины – может, это неприлично? Но она сама приглашает.

– Питер, ничего не думай. На диване спать плохо, но у меня огромная кровать. Разделим одеяла, и все.

– Но…

– Иди ложись, потом лягу я.

Я был как в тумане. Но лег и укрылся. Скоро пришла Марта и тоже легла. У каждого было свое одеяло. Уснуть я не мог, тем более Марта повернулась в мою сторону и  смотрела. Я немного подвинулся и обнял ее, а она меня. Так мы и уснули.

Наутро я встал позже, Марта уже возилась на кухне.

– Правда было хорошо? – мягко спросила она меня, когда я вошел.

– Очень.

– Придешь сегодня? А то я замерзну.

– Конечно, если можно.

– Но ведь я тебя пригласила.

Мы поцеловались, и я на крыльях полетел домой. Так хорошо я себя еще не чувствовал. Перебегая по переходу, я посмотрел налево и увидел летящую на скорости машину. Ей был красный свет, но она была уже в метре от меня. Удар – и больше я уже ничего не помнил.

Открыв глаза, я увидел лампу. Ноги были перевязаны, но голова и тело нет. Тут я вспомнил, что случилось.

«Интересно, – подумал я, – меня привезли в мой госпиталь или в другой?»

Я скосил глаза и увидел номер палаты: десять. Я не мог не узнать ее, это был мой госпиталь, и это была палата Марты.

«Какая-то судьба», – подумал я.

Вскоре зашел доктор:

– Как дела, Питер? Всегда ты мне привозил пациентов, а теперь привезли тебя.

– Это серьезно? – спросил я.

– Счастливчик, ты легко отделался. Водитель был пьян и гнал на красный свет. Но капот у машины был низко, и тебя стукнуло только по ногам. Головой ты тоже ударился о лобовое стекло, но сотрясение мозга мы тебе уже вылечили. А на переломы уйдет месяца полтора, не больше.

– Спасибо, доктор.

Я лежал и рассматривал комнату. Значит, меня привезли уже дня три назад, если успели вылечить сотрясение. День прошел, и я уснул.

Когда же я проснулся назавтра, то не поверил глазам: на краешке кровати сидела Марта.

– Это не сон? – спросил я.

Она нагнулась и поцеловала меня в губы.

– Наверное, точно сон.

– Питер, что ты наделал? Ты разбил мне все. Когда ты не приезжал два дня, на третий я пришла узнать, все ли с тобой нормально. И узнаю такие новости.

– Вот и моя страховка сработает.

– Питер, скажи мне, что у тебя есть?

Я подумал и сказал:

– Квартира и работа.

– А у меня есть квартира, работа и ты. Ты понимаешь?

– У меня тоже есть только ты. Больше у меня никого нет.

Она чуть-чуть всплакнула и обняла меня. А я – ее.

– Марта, ты мне нужна, мне без тебя плохо. – Я загрустил.

– Я буду сидеть здесь сутками, пока тебя не выпишут. А потом заберу к себе.

– Забирай. Но только сутками ты тут завянешь.

Марта приходила каждый день и что-нибудь приносила. Моя тумбочка уже не вмещала всего.

Я шел на поправку. Доктор предупредил, что одна кость раздроблена и хоть и сделали операцию, но работать больше в госпитале я не смогу. На днях зашел мужчина из страховой компании, и я подписал документы. Я буду получать ровно в два раза больше, чем я получал работая. Это меня устраивало, но только если рядом будет Марта. Один дома, без работы – можно было повеситься. Теперь Марта значила для меня все.

Когда пришла Марта, я рассказал ей про страховку.

– Неужели ты сможешь сидеть дома без работы? – спросила она.

Я подумал и ответил:

– И да и нет.

– Как это понимать?

– А ты не обидишься? Да, если рядом будешь ты. Нет, если тебя не будет.

– А как ты хочешь? – лукаво спросила она.

Я взял ее за шею и потянул к себе. Затянувшийся поцелуй был моим ответом.

– Ты стал отважней, – улыбнулась она.

– У меня есть хороший учитель.

– Тогда тебя еще многому надо учить, – засмеялась она.

Время пролетело быстро. Я ходил хорошо, но прихрамывал, как Марта. Завтра меня должны были выписать. Марта была со мной целый день.

– Питер, давай жить у меня.

– А что мне делать с моей квартирой?

– Пусть пока будет стоять закрытой.

– А что я у тебя буду делать?

– Будешь помогать мне.

– С удовольствием.

Назавтра меня выписали. Мы с Мартой пошли к ней домой. Я ощутил тот же запах, и мне опять, как в тот раз, захотелось ее поцеловать, но я уже не спрашивал разрешения.

Вечером мы сходили в недорогой ресторан и отлично провели время.

– Ложимся как всегда? – спросил я.

– Конечно, – сказала она, и я заметил улыбку.

Я забрался под одеяло, потом она. Оба не спали.

– Готов продолжать учебу? – ласково шепотом спросила она.

– С такой учительницей – да, – ответил я тоже шепотом.

Вдруг я почувствовал ее руки на моем теле, она переползала под мое одеяло. Дальше было как во сне.

Утром я проснулся рано и повернулся к Марте. Она уже тоже открывала глаза.

– Марта, хоть так не говорят, но спасибо, что ты упала с балкона.

– А тебе за то, что ты дежурил в тот день.

Мы обнялись и опять заснули.

Об авторе:

Родился в начале 60-х в белорусском городе Гомеле. Здесь же окончил школу № 8, поступил в университет на экономический факультет. Работал по специальности, затем на руководящих должностях районного и областного масштабов.

В 1993 году, после распада СССР, иммигрирует в Аргентину. Здесь начинает все с нуля: работает простым рабочим на японском шинном заводе, после занимает руководящую должность в одной из фирм.

Тяга что-нибудь написать возникает с появлением достаточного количества свободного времени, но уже к пятидесяти годам, хотя в юношестве был опубликован один фельетон в «Литературной газете». Пишет для себя, но по совету друзей и знакомых, которым его произведения понравились, начинает издаваться.

Объехал всю Европу, много стран Южной Америки, побывав в дивных местах и заповедниках, в джунглях и на вулканах. Наверное, поэтому многие его произведения в чем-то созвучны фильмам об Индиане Джонсе.

Просто как человек прошел интенсивный, разнообразный жизненный путь. В книгах опирается на свой опыт, рассказы друзей и знакомых и на бесконечное воображение. Написал на данный момент более ста произведений, среди которых романы, повести и рассказы.

Жанры книг разнообразны: детективы, боевики, приключения, фантастика, любовная проза, драма. Наверное, больше всего написано романов в приключенческом жанре.

Публикуются и реально продаются произведения автора на интернет-сайтах: «ЛитРес», Amazon, Ridero, Ozon.ru, «Проза.ру» (на последнем сайте опубликовано больше всего произведений).

Имеет свой сайт литературного творчества: https://johnvictor.nethouse.ru.

В настоящее время пишет и проживает в Буэнос-Айресе, Аргентина.

Номинирован на соискание национальной литературной премии «Писатель года» за 2020 год (сайт Proza.ru).

 

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat