Сегодня утро было особенно нарядным…

Сергей НОСОВ | Поэзия

Носов

***

Сегодня утро было особенно нарядным
проходя по комнатам
оно теснило тени сомнения
сдувало пыль скорби
и охотно разговаривало со всеми на их языке
окна были широко раскрыты
точнее распахнуты
и за ними
на задумчиво качающихся зеленых ветвях
пели большие желтые птицы покоя
узоры памяти переливались на стенах
и поскрипывающий паркет бытия
казался особенно долговечным
лестница сбегала
как скромная белолицая девочка
в густой бормочущий с ветром сад
за которым —
это было отчетливо видно издали —
мускулистый человек
по пояс свешиваясь из окна черной башни
придерживал увесистую стрелку времени
на обнаженном циферблате городских часов.

***

За скобками ворот
укутанная в зелень
веранда
дорожка заползающая вглубь
размашистого сада
вся темна
а окна дома
освещены
в округе — никого
фамилия владельца различима
при свете фонаря
кусты сирени
касаются нечайно плеч и рук
звонка здесь нет
и глупо закричать
калитка заперта
приходится очнуться
услышать шум
и нервно зашагать
прочь от иллюзий
гулко каблуками
обозначая быстрые шаги.

***

На всех фантазиях расставлены штампы
порывы души заверены одинаковой подписью
а потные желания продолжают свой танец
семенят длинными ногами игриво выгибаясь
покручивая бедрами как гренадер усами
и некому сказать что это смешно
что это нехорошо и не надо
что желтое солнце светит только
молчаливым деревьям
покорно собирающим ультрафиолет
что мохнатый шмель уткнувшийся в цветок
разносит животворную пыльцу не рассуждая
что ветер фонари и дождь за окнами —
только факты
которые можно собрать в тяжелый чемодан
падающий с верхней полки
на голову твоего попутчика
в зеленом вагоне скорого поезда
облезлой ночью
под поддакивающий перестук колес.

***

Как странно
что поэт живет в стихах
как это несерьезно
лучше в бронзе
быть памятником самому себе
и восковой персоной
своей смерти
сидеть в высоком
каменном дворце
чтобы шагали мимо экскурсанты
как гуси
за своим экскурсоводом
а по ночам
когда ложится спать
большая полицейская охрана
вставать
во весь огромный рост
и мерными шагами
ходить по залу
что-то бормоча
быть может и стихи
«Я памятник себе…»

Но вот и утро
серое простое
уборщица с тебя стирает пыль
а ты опять сидишь
все в той же позе
как приговоренный
поэт и царь
один в своем дворце.

***

Прощенья не попросит
этот день
за то что он
на мятой простыне
лежит в кровати пасмурной весны
как будто болен
а на самом деле
ему конечно просто все равно
что происходит
с этой старой жизнью
которая идет с своей клюкой
по миру
бесконечными кругами
и никогда не знает
где конец
пути
а где его начало.

***

Забрать бы душу
с этих улиц шумных
и улететь
как улетают птицы
за горизонт
в другие времена
где рыцари идут
в тяжелых шлемах
на ту же битву
что давно была
и где король
в блестящем одеянье
приветствует толпу
он снова добрый
и бедняки
хватают на лету
сверкающие мелкие монеты
как голуби
хватают крошки хлеба
у церкви
за внушительной оградой
где колокол
давно уже звонит
к заутрене
и колокольный звон
как дым
стоит печально
над домами.

***

Я не запомнил колдовства
которое окутало как дымом
от древнего потухшего костра
я только помню
день был странно белым
как нежно распустившийся подснежник
растущий в тишине
в глухом лесу
где гномы всегда прячут
свои души
под старыми корнями
и в шкатулках
которые нам хочется найти
чтобы узнать
что эти души скажут
и каково
бывает их заклятье
на нашем долгом жизненном пути.

***

Мне знакомо
кукольное небо
и на нем
игрушечное солнце
как цветок
который кто-то добрый
на пиджак свой синий
нацепил
мне приятна
плюшевая радость
пусть она
погладит мою душу
так как гладят
маленькие дети
серого обычного кота
и пускай
придуманные люди
с нежными
бумажными цветами
меня снова
встретят на вокзале
на котором
я и не бывал.

***

Вокруг земли
проплыли корабли
когда они
вернулись на рассвете
все та же жизнь
туманилась вдали
все те же были
женщины и дети
и облака
поверх высоких мачт
все так же тихо
и красиво плыли
и слышен был
все тот же детский плач
и те же девушки
смеялись и любили
и это странно
круглая земля
конечно же
такой же и осталась
все так же
зеленели тополя
все то же небо
куполом казалось
и наша жизнь
в которой все смешно
по-прежнему
кружилась и кружилась
и это ведь
случилось так давно
а может быть
всего лишь снилось.

***

Я никогда не умел вписаться в окружность жизни
как слишком неправильная геометрическая фигура
некий издерганный избыточными мечтами многоугольник
состоящий из одичавших прямых
переломанных временем на мелкие колючие куски…
от этого я часто страдал и страдаю
каждый миг каждый день каждый вечер
когда гаснут окна
и становится так же темно
как наверное темно на том свете
о котором мы впрочем не знаем
ничего ровным счетом
хотя его страшно —
до боли в коленях —
боимся
с самого раннего
самого нежного детства.

***

Вспоминается юность
в коротеньком платье из грез
с упоительным вечером
в фетровой шляпе
в обнимку
и вокруг
реверансы уже отцветающих роз
и стеклянные слезы
на старом как мир фотоснимке
и плывут балерины
по сцене в красивом чаду
и танцующий клоун
взмахнул удивительной шляпой
я не помню
в каком это было году
помню —
плюшевый мишка
махал на прощание лапой.

***

У города так много улиц-рук
как щупалец у осьминога
площадь
напоминает голову гиганта
расплющенную там же на асфальте
где памятник низвергнутым вождям
как палец со звездой
уперся в небо
и требует вернуть назад ту жизнь
которой просто не было на свете
как не было и нет богатырей
нет гномов призраков
и все обычно дома
спокойно спят
и видят старый сон
о счастье
зацепившемся за вечность.

Об авторе:

Носов Сергей Николаевич, родился в Ленинграде в 1956 году. Историк, филолог, эссеист, литературный критик и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. Автор большого числа работ и ряда книг по истории русской мысли и литературы. Более тридцати лет (с 1982 по 2013 гг.) являлся ведущим научным сотрудником Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук.

Публиковал произведения разных жанров в журналах «Новый мир», «Звезда», «Нева», «Север», «Новый журнал», в литературном приложении к парижской газете «Русская мысль»  и др. изданиях. Стихи начал печатать  в 1980-е годы в ленинградском самиздатском журнале «Часы». Как поэт входил в «Антологию русского верлибра» и неоднократно издававшуюся «Антологию русского лиризма». Был финалистом премии «Поэт года 2015». Стихи переведены на ряд европейских языков.

Живет в Санкт-Петербурге.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat