Встреча со счастьем

Елизавета ПИНАХИНА | Проза

Пинахина

Встреча со счастьем

Новелла

Конец сентября выдался солнечным, все вокруг в желтых листьях, и город кажется светлее. А в сердце стучит дождь.

Стрелки сметают минуты. Он говорил что-то еще, а она смотрела ему в лицо, держа его руку в своей, и не могла оторвать от него глаз. Секунды после жизни. Жизнь не будет такой, как прежде. «Ты расскажешь мне, кто ты?»

Бывают дни, когда больше чувствуешь, чем мыслишь, и бывают времена, когда влечешься скорее правым полушарием вселенной, чем левым. Это просто данность. Он не хотел ее видеть. Может, кто-то другой и мог бы переступить через все принятые нормы жизни, приличия, постулаты — отчаяние беспредельно! Но для него сейчас это было нереально.

Некоторое время они, уже молча, разглядывали друг друга. Она стояла как прикованная, готовая пожертвовать многим, чтобы в корне изменить свое мировоззрение. «В тебе есть что-то особенное. Я просто хочу быть здесь, рядом с тобой».

Его огорчение длилось недолго. Он был счастлив, что видит, что ощущает ее, что она тут. Все в ней давало ему счастье. В голове звучит вопрос: «Почему так быстро прошло лето? Неужели это я сказал?» Оба стояли и смотрели друг на друга, как и в тот раз, когда он увидел ее, а жестокой их ссоры словно и не было. Взглядами и жестами объяснялись лучше, чем словами. Порой слова только осложняли отношения.

Снегурочье морозное сердце согревает простая улыбка. Маленькая и неугасимая искорка тепла.

Как солнце любовь защитило

Новелла-сказка

Как говорят, давно, еще в те времена, когда обещания исполнялись, а желания сбывались, случилась в наших местах, богатых на чудеса да диковины, одна история.

Ходил по широким лугам со стадами пастух Тимофеюшка: парень ладный, пригожий да работящий. Батюшка с матушкой его умерли, когда Тимофей был ребятенком несмышленым. Может, поэтому привык он полагаться на руки свои сильные, голову светлую и сердце доброе. Любил Тимофеюшка без памяти девицу-свет Дарьюшку, да и она в нем души не чаяла. До того хороша была Дарьюшка, что даже солнце, которое столько видело на своем веку, и то заглядывалось на ее личико.

И все бы у них как у добрых людей было — и семья, и дети, — если бы не опекун Дарьи. Был он мужик зажиточный, с крепким хозяйством и железною волею. Не желал он отдавать Дарью за «голь перекатную», у которого все богатство — кнут, свирель да изба, своими руками срубленная. Лились слезы горькие из ясных глаз Дарьи, вздыхал тяжко Тимофеюшка, но не смели они воле старших перечить. Долго ли, коротко ли, не смогли терпеть сердца влюбленных, и решились они на побег в другую деревню. Собрались Тимофей да Дарья, помолились и двинулись с Богом на заре к лесу.

Прознал про то опекун Дарьюшки, осерчал, снарядил погоню. Увидала это ласточка, что жила под крышей амбара, да решила предупредить Тимофеюшку. Полетела, увидала их в березовой роще, заметалась над головами, захлопала крыльями. Смекнули тогда беглецы, что не иначе как предупредить их ласточка хочет. Влез Тимофей на дерево да и увидел глазами зоркими погоню близкую. Обняла Дарья березу белую и взмолилась: «Березоньки белые, девичьи заступницы! Помогите нам сберечь любовь нашу чистую от опекуна моего бессердечного! Укройте, спрячьте нас!»

Отвечали ей тогда березы: «Укрыли, защитили бы вас, да не встало солнышко ясное: мы без него бессильные». Побежали они что есть мочи и достигли скоро леса дубового. И Тимофей просить решил у дубов защиты: «Эй, дубы-богатыри! Помогите нам! Укройте, сберегите любовь нашу чистую!» Отвечали ему дубы тогда: «Защитили бы, укрыли бы вас, да не встало солнце ясное: мы без него бессильные».

Уж совсем погоня близка, вот-вот настигнет Тимофея да Дарью. Выбежали на поляну светлую, а тут и солнышко взошло. Взмолились беглецы: «Помоги нам, ясно Солнышко! Спаси, укрой, защити любовь нашу! Хотим мы только сохранить ее, хотим радоваться и грустить вместе, хотим под тобой быть и благословлять все живое и любящее вокруг».

Услышало светило их, протянуло лучи свои и обратило в березу белую Дарьюшку и в дуб могучий Тимофеюшку. Сплелись туго корни их, обнялись стволы, поднялись к солнцу кроны зеленые: «Спасибо тебе, Солнце!»

***

До сих пор стоят эти чудо-деревья обнявшись. Со всех сторон обступила цивилизация. Нет уже давно того леса, кругом дома, а им все нипочем. Радуются солнцу, зеленеют… Говорят, ездили сюда женихи с невестами, вязали на ветки ленты да платки и просили любовь благословить. Жаль, что традиция эта, да и легенда тоже, забываться стали.

Об авторе:

Пинахина Елизавета Анатольевна, родилась 12 ноября 1977 года в Воронеже. В 2001 г. окончила факультет художественного образования Воронежского государственного педагогического университета. 2001-2015 гг. — работа старшим преподавателем на кафедре дизайна факультета художественного образования ВГПУ, лекции по истории искусства, практические занятия по академической живописи. 16 научных публикаций, 6 учебно-методических изданий.

Участник городских, областных, региональных художественных выставок (2001-2015), персональных выставок в Воронежском областном Художественном музее им. И.Н. Крамского (2002), Воронежском Доме архитектора (2006, 2012) и многих других. Член Профессионального союза художников России (2015).

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat