Онори

Диилврин ОКН | Современная проза

Безызвестным мастерам, создавшим

шедевры на древних камнях Монголии,

посвящаю

Гоби. Манящая Гоби. Бегу от себя, своих проблем, пытаюсь спрятаться в барханах? Рассталась с любимым человеком. Не смогла простить. Бегу в пустыню, чтобы забыть? Надеюсь встретить нового человека, увлечение, любовь? Получить подсказку – как жить дальше? Ну да, конечно, за здоровье ребенка помолиться – это единственно разумное. Поразмышлять о вечном? Ведь в песках нет того, кто может помешать. А может, все сразу. Женщины привыкли решать все проблемы одновременно, так уж устроен их мозг.

Гоби… Загадочная Гоби. Одни только древние наскальные изображения чего стоят!

Рассматривая древние петроглифы (некоторые из них напоминали монгольские тамги или фрагменты букв старокалмыцкой письменности), я обратила внимание на рисунки с колесницами. Показалось, что один из рисунков я где-то видела. Сначала подумала, что в учебнике истории, но потом вспомнила: следуя по миру за своим Учителем, не только постигая буддизм, но и открывая для себя новые страны, знакомясь с их культурой, обогащая свой мир, в 2013 году я побывала в Швейцарии на учениях Далай-ламы. В Швейцарии, посещая музеи, библиотеки, гуляя по улицам и рассматривая скульптуры, а их там великое множество, я открыла для себя известнейшего в мире швейцарского скульптора – Альберто Джакометти. Есть у него знаменитая работа – бронзовая скульптура «Колесница»: величественная богиня управляет легкой колесницей.

Поразительно – скульптура один в один похожа на рисунок, оставленный древним художником тысячи лет назад в Монголии. На камне четко видна легкая мчащаяся колесница, которой стоя управляет высокий худощавый мужчина. Я почти уверена, что древний художник переродился в двадцатом веке в Альберто Джакометти.

А вот и другой изящный наскальный рисунок – здесь художник Средневековья с любовью запечатлел карету с княгиней. Карета запряжена грациозными скакунами, ее сопровождает вооруженная охрана. Рисунок свидетельствует о том, что Гоби всегда, даже много веков назад, манила людей своими таинственными барханами.

Тысячу лет назад знатная женщина в этой пустыне одна… Что ее привело сюда? О чем она думала? И ведь захотелось ей запечатлеть этот момент свидания с великой пустыней…

Среди барханов, разрисованных ветром в виде волн, двигалась карета, в которой, покачиваясь в такт движению колес, ехала княгиня Онори, женщина по тем временам «преклонного» возраста, тридцати пяти лет, хорошо сохранившаяся. Стройная, высокая, с четко обозначенными скулами, с глубокими черными глазами, одетая в красивые богатые наряды.

Она с грустью вспоминала свою жизнь: некогда молодой красавец-князь влюбился в нее, тогда ей было пятнадцать лет. Онори тоже была влюблена в князя. Они поженились. Счастливая молодая женщина родила ему двух сыновей. Дети быстро подросли. Когда им исполнилось семь и восемь лет, князь привел в дом вторую жену – семнадцатилетнюю миниатюрную смуглую девушку с пухлыми губами.

Онори очень ревновала супруга ко второй жене, но таковы были традиции. Смирившись с выпавшей ей долей, но глубоко переживая свое положение, Онори старательно выполняла обязанности первой жены. Но когда стало невыносимо тяжело и тоскливо, решилась на отчаянный шаг. Женщина решила отправиться в дальнюю дорогу. Но это себе могли позволить только мужчины. Ей необходимо было забыться, отвлечься, но главное, она будет просить величественных богов, чтобы они вернули любовь супруга.

Онори долго убеждала мужа отпустить ее в священные места Гоби помолиться за здоровье детей. Но князь не давал ответа, потому что женщинам не положено ездить без мужей в дальние поездки. Неожиданно помогла вторая жена, уговорив хозяина за одну ночь. Князь дал свое согласие и распорядился снарядить целый караван повозок для первой жены. Он выделил вооруженную охрану (путь был неблизким и опасным), слуг, даже художника, который должен был запечатлеть ее путешествие, не говоря уже о провианте и одежде.

Онори в первое время думала о своей дальнейшей жизни. Как ей быть? Она постарела. Так же страстно любила мужа. Такими же мучительными были длинные ночи, проводимые в одиночестве. Она знала, что без ее мудрых советов мужу не обойтись, ведь благодаря ее уму князь успешно властвует в своих владениях.

Чем дальше карета продвигалась вглубь пустыни, тем интереснее становилось ей. Наблюдая из окна своего экипажа за меняющимися картинами жизни природы, все меньше и меньше она думала о муже. Онори даже не подозревала, что пустыня может быть столь прекрасной и величественной! В один из дней она поймала себя на мысли, что ей хочется изложить свои впечатления на бумаге. Она поняла, что мир не ограничивается только домом, семьей, княжеским двором, на свете много прекрасного и удивительного, существуют иные ценности и понятия. Путники, встречавшиеся в дороге, рассказывали о других странах и чудесах, которые ей были неведомы. Жизнь Онори резко изменилась.

Вернувшись, Онори заказала дархану-кузнецу новое колесо для своей кареты.

Проходят годы, века, тысячелетия… Но вопросы, волнующие женщин, остаются неизменными…

Гоби…

Продолжила свой путь и я, «мөрнǝ чикнд нар урhаҗ» – едва солнце проснулось и коснулось лучами кончиков ушей наших низкорослых выносливых лошадей.

Гоби… Вглубь Гоби…

Пепельница-мулатка

Моей старшей сестре

Светлане посвящается

Ее привезли издалека, она поселилась в доме, где часто беседовали за чашкой кофе и хорошей сигаретой. Она регулярно наполнялась легким пеплом, и соседки завидовали ей. Особенно старая жестяная банка, которая когда-то была наполнена мягкой молодой кукурузой, которую, опустошив, отправили на балкон, изредка наполняя пеплом.

Мужчины, как правило, долго рассматривали пепельницу, еще бы – красавица-мулатка с талией как у кувшина, упругой грудью, в красивых одеждах, необычных украшениях сидела перед большим плоским чаном. Что еще можно желать пепельнице? Каждый день она дышала сигаретным дымом, была полна нежным пеплом, но ей это не нравилось. Ей нравился лишь запах ментоловых дамских сигарет, но он был редок. К дыму у нее была аллергия, она часто чихала, недовольно пищала своим тоненьким голосочком, но люди ее не слышали. Ей не нравилась такая жизнь. В своих мечтах она пребывала в спокойствии и роскоши. Ей часто снились сны, где она была в блеске, богатстве и восхищении толпы.

Постепенно люди перестали наполнять ее пеплом, убрали со стола на полку, затем – в шкаф, а потом и вовсе в коробку и в чулан. С одной стороны, пепельница избавилась от дыма, а с другой, стала совсем никому не нужной. Она предалась забвению, и так, в полудреме, протекала ее жизнь в темном углу.

Однажды в коробку проник свет: это заглянула молодая девушка. Она взяла незнакомую вещицу, повертела тонкими пальчиками и понесла наверх. Девушка бережно
оттерла пепельницу, удалила оставшийся запах, поставила на комод и накинула на руку мулатки колечко. На шею повесила золотую цепочку. А чан наполнила дорогими украшениями с бриллиантами и сапфирами. Лицо мулатки как будто расплылось в широкой улыбке. Теперь она заняла центральное место на комоде среди дорогих пузырьков и вещиц, сияла драгоценными камнями и украшениями, купалась в ароматных тонких запахах. Сбылся ее сон.

Поистине, некоторые рождаются не для серой жизни.

Арка

Форма арки настолько опровергает

неотвратимость рока, что рок как бы

отчаяннее стремится ее разрушить.

И все же арка мощно и грандиозно

витает по воздуху от опоры к другой опоре.

И мне всегда видится в ней символ

и аллегорический образ нашего собственного

краткого жизненного пути.

Луис Салливен

Аймак Дорногов в Монголии начинался с величественной белой арки на четырех двойных опорах, с гербом на верхушке. Архитектурное сооружение в виде арки – явление, несвойственное степи, но почему-то люди воздвигают их.

Вот и в Калмыкии, в родных Кетченерах, тоже стоит белая арка в римско-греческом стиле. Воздвигли ее при въезде в Кетченеры в 1959 году, когда там была старая грунтовая дорога. Все, кто въезжал в Кетченеры или выезжал оттуда, проезжали или проходили через эту арку. Дорога шла из Кетченер на юг, в сторону Обильного, Ергенинского,
до Элисты и на север, в сторону Аршань Зельмени, Малых Дербет и в Волгоград. Эта дорога древняя, по ней несколько веков скакали наши предки.

Мой отец рассказывал, что раньше добирались в Элисту на быках. Запрягали пару мощных быков, погружали шерсть, мясо, и несколько таких обозов медленно выдвигались в Элисту или Астрахань, а потом, груженные всяким товаром, возвращались домой.

Местом встречи и проводов всегда была арка.

Арку начали строить, когда кетченеровцы вернулись домой из ссылки. Что двигало этими полуголодными, изможденными Сибирью людьми? Сила духа? Какой-то ниспосланный сверху коллективный разум? Может, триумф Победы? Тринадцать лет немыслимых страданий?

Да! Да! Это была Триумфальная арка! Арка, которая символизировала несгибаемость духа! Арка – поклон родной земле! Арка в память тех, кто навечно остался на чужбине, тех, кто замерз в товарняках и выброшен из вагонов в сибирские снега.

Поразительно то, что люди, еще не оправившись от ссылки, от холода, голода, лишений, наскоро строившие глинобитные землянки, начали строить, казалось бы, на тот момент никому не нужную, праздную арку. А жилье, по рассказам стариков, строилось так: в строгой очередности: сначала старикам, многодетным, больным, а потом остальным. Строили сообща, с большим энтузиазмом, никто не отлынивал от работы, и знали, кому предназначено жилье. К первой зиме на родной земле готовились всем миром. Многие семьи договаривались построить общую землянку и перезимовать вместе. Иногда это были три-четыре семьи.

Белая величественная арка возникла на возвышенности, притягивая взор с любого конца села. Каждого вернувшегося она обнимала белыми крыльями и будто шептала: «Ты дома!» Переступив арку, мы физически ощущали возвращение: земля предков! Родная земля!

Отсюда Кетченеры были как на ладони: большая дорога от арки тянулась вглубь поселка, разделяя его на две половины, посередине которой был большой мост через любимую детворой речку.

Я была маленькой, но помню, как мы ездили на автобусе в Элисту. Чаще всего транспорт задерживался. Уставшие тетеньки сидели на своих узлах в узкой тени арки, скрываясь от солнца. Перемещалась тень, перемещались узлы и люди. Старики занимали место у оснований двух опор и не бегали за тенью.

Каждый год, ранней весной, мы – маленькие ребятишки – бегали в степь за тюльпанами. Местом сбора была арка. Выходили рано, с собой брали еду – хлеб, сало, яйца и калмыцкий чай. В степи сначала всегда встречались красные тюльпаны, потом желтые, оранжевые, розовые, редко – фиолетовые и белые. Было очень круто найти белый тюльпан. В каждом походе мы говорили о черном тюльпане. Его никто не видел, может, кто-то и встречал его, но мы только мечтали. Домой шли уже на закате с охапками цветов. У арки все прощались и обменивались тюльпанами. За один белый отдавали самые крупные розовые или оранжевые.

Однажды мы прослышали, что Байирта, девочка из нашей ватаги, едет в Элисту, все ей завидовали, ведь из местной детворы никто еще не был в столице. Байирта очень волновалась и в ночь перед отъездом не могла заснуть. В четыре утра она в красивом светлом платье, в белых больших бантах на косичках, в белых гольфах и светлых башмачках стояла с мамой у арки. Наконец подъехала машина, в кузове которой поперек были сделаны деревянные скамейки. Когда все расселись, женщины повязали на голову платки. У Байирты тоже был белый ситцевый платок с собой, который она повязала на голову от пыли. Когда все расселись, сидящий в первом ряду одноногий фронтовик Нимя стукнул по крыше кабины – и машина тронулась. Байирте казалось, что арка машет им и благословляет: «Белой дороги! Обязательно возвращайтесь!» Ехали долго, Байирту подбрасывало под самую крышу на кочках, но она держалась. Ни пыль, ни кочки, ни утомительная жара не портили Байирте настроения, оно ликовало в ней в ожидании увидеть город. Ведь город она видела только в кино.

Наконец они въехали в Элисту! Горячий асфальт, переполненные автобусы, растаявшее мороженное – вот что запомнилось! Байирта была так разочарована! А когда ехали назад, как только Байирта увидела свою белую арку, вот тогда по-настоящему заколотилось ее сердце! Ей казалось, что арка улыбается ей и говорит: «С возвращением, моя девочка, теперь ты дома, где так любят тебя и восхищаются тобой!» Байирта выросла, влюбилась в местного парня, бегала на свидания к арке. Люди, замечавшие девушку у арки, знали, что скоро их пригласят на очередную свадьбу. Так и вышло: красавица Байирта вышла замуж за красавца Бадму, родила ему двоих детей. По сей день счастливо живут в Кетченерах.

Недавно мне приснилась кетченеровская арка. Она как будто напомнила о себе, что она еще стоит на том же самом месте, где когда-то была оживленная дорога. Уже давно проложена асфальтированная дорога в Кетченеры, и все ездят по ней, это совсем в другой стороне. А арка все стоит… Она постарела. Облупились опоры, потемнели основания. Опала штукатурка, оголились кирпичи, на которых сохранились имена, выцарапанные детворой стекляшками, железками. Наверху ласточки свили гнезда. Но она по-прежнему гордо возвышается над поселком. Ее опоры помнят и женщин с узлами, и мужчин с быками, она помнит радость встреч и горе разлук, первые свидания под луной и ранние весенние тюльпаны.

Где теперь эти люди? Где эти тетеньки с узлами? Ребятишки с тюльпанами? Первые ласточки, прилетевшие весной и свившие гнезда? А когда-то арка объединяла всех. Была символом свободы, несломленного духа кетченеровцев, надежды на светлое будущее. Символом верной дороги предков, живших достойно. Она была молчаливым свидетелем нашей жизни. А сейчас она одинока.

А может, мы не той дорогой пошли?

Об авторе:

Ользеева Елена Викторовна. Псевдоним – Диилврин Окн, что в переводе с калмыцкого языка означает «Дочь Победы». Родилась в 1964 году в привольных кетченеровских степях Калмыкии. Из рода Джамчахн, одного из тринадцати родов Кешнеряхн дервюдов Кетченеровского района.

Большую часть своей жизни посвятила благородной профессии врача.

После того как в 2011 году попала на учения Его Святейшества Далай-ламы XIV в Индии, затем посетила Тибет, изложила на бумаге свои впечатления и эмоции. В итоге получилась небольшая книга «А я пойду к тебе, в Тибет», которая вышла в свет в 2015 году. Затем, после путешествия в Монголию, была написана вторая книга – «Дорога в Гоби» (2018 год).

Рассказы и очерки Диилврин Окн печатались в газете «Хальмг Унн» Республики Калмыкии, в интернет-журнале Asia Russia Daily (2014 год). С 2015 года по 2019 год рассказы и очерки публиковались в литературно-художественном и общественно-политическом журнале «Теегин герл» в Республике Калмыкии.

С 2019 года кандидат в члены Интернационального Союза писателей. За активное участие в литературном процессе России имеет благодарность Государственной думы РФ. В 2020 году – номинант Международной литературной премии имени Александра Грина.

 

 

 

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat