Пятая колонна

Анатолий ОБЪЕДКОВ | Литературоведение

* * *

Пятая колонна
Рвёт российский флаг…
Воздух раскалённый,
Словно саркофаг,
Грудь сдавил до боли,
Как теперь дышать?
А солдат не волен
На курок нажать…

Пятая колонна
В Кремль толпой идёт,
Веря непреклонно
В чох, а не в народ.
Что там, на Рублёвке,
Кто на званый пир
Устремился, ловко
Гладя свой мундир?

Пятая колонна
Это не балласт, –
Завтра отстранённо
Родину предаст,
И возьмет со злобой
Всех нас на прицел
Важная особа, –
Пришлый офицер.
06.04.2019

* * *

К предкам я своим иду
По ночной Поповке,
Поправляя на ходу
Свой пиджак неловко.

Звёздный Ковш встаёт с луной,
Спит моя деревня,
Дух струится избяной,
Жуть в сараях дремлет.

Запоздалый гаснет свет,
Ни души не видно.
Щёлкнет клювом мне вослед
Филин безобидно.

Шёпот слышится ручья.
Под мостком дощатым
Вспыхнет ведьмина свеча,
Рот её щербатый.

С ней навряд ли подружусь,
Кыш с моей дороги!
Мне сегодня светит Русь
С месяцем двурогим.

Но куда же я бегу
С радостью беспечной?
Мне б теперь храпеть в стогу
Под сияньем млечным.

Пусть вся нечисть отлетит
За бурьян колючий,
Холодок могильных плит
Пусть разгонит тучи,

Что порой терзают край
Со времён Батыя.
Скрипнет дверцею сарай
И вздохнёт вития…

Заглядевшись на звезду,
По чуть видной тропке
К предкам я своим иду
По ночной Рублёвке.
17.05.2019

* * *

Слился месяц молодой
С купами деревьев,
Убаюкал край родной
Колыбельной древней.

Чувства к небу понесли
С радостью нетленной,
И степной простор земли
Стал моей вселенной.

Ветроград мой, виноград…
Гул встаёт далече, –
Край зовёт к себе назад
И спешит навстречу.

В люльке солнечных небес
Мать меня качала,
Чтоб я жил счастливо здесь
С самого начала.

Но такое не сбылось,
Я давно не здешний,
И теперь спешу как гость
К дремлющей Алешне,

К той избе, где жил мой дед,
Чуть пораньше – прадед.
Месяц смотрит мне вослед,
Вётлы видеть рады…

Я скажу с любовью им:
«Как же вы прекрасны!»
Божьей волей край храним,
Свет его не гаснет.
20.05.2019

* * *

Солнечные искорки
В голубых глазах,
Как стрекозки быстрые,
Кружат в небесах,
Облетают к вечеру
Весь простор земной
И хотят беспечные
Говорить со мной…
08.06.2019

* * *

Майский жук упоённо жужжит,
И грачи ходят важно по пашне,
В хоботовской забытой глуши
Им с людьми обживаться не страшно.

Здесь простор напоён синевой,
Жаворонки поют не смолкая,
Каждый житель – почти что он свой,
И закваска в нём бродит мужская.

Верит он и в потерянный рай,
Что он сможет в избу возвратиться,
И подмогой послужит сарай,
Где петух ярче сказочной птицы,

Где овцы золотое руно
Виснет в тёмном углу за насестом,
И в амбаре томится зерно,
И с экрана раздастся: «Фиеста!»

И коррида всплывёт на престол,
Бык взревёт и закрутит рогами.
В этой жизни совсем непростой
Чудо вновь создаётся руками.

Радость жизни и праздник труда –
Всё слилось в васильковом порыве.
Предок смог мне его передать
И прядь конской заезженной гривы…

Майский жук устремился к ветле,
И закат за рекой догорает.
Здесь, в глуши, на душе мне светлей
И волнует меня жизнь другая.
27.05.2019

Встреча в степи
Из Павла Любаева, Мордовия

По степи, по Заволжью, кибитка пылит,
Пушкин едет в тот край, где гулял Пугачёв.
Под дугой колокольчик надрывно звенит,
Словно поп отпевает лихих мужичков.

А навстречу бредет старый нищий мордвин,
Посох в смуглой руке и сума за спиной:
– Далеко ли Богдашкино?
– Нет, господин!
Вон оно, в трёх верстах, – и махнул он рукой.

Оую шкай пас с вами!

Улыбнулся поэт и к себе подозвал:
– Ты откудова родом?
– Из Урюма сиречь.
По словам, по обличью эрзю он узнал,
Слышал в Болдино Пушкин мордовскую речь.

– А скажи-ка, старик про свои ты слова,
Как такое понять: «Оую шкай пас?»
– Это, барин, наш Бог, его чтит вся Мордва,
Добрый ты человек для него и для нас.

И пошел продолжать свой нелёгкий он путь,
Что даётся непросто, как хлеба кусок.
Вон деревни стоят, подойти б и взглянуть
На уют обжитой, на ночной огонёк.

Вот в знакомой избе он теплом обогрет,
Разговоры ведёт он о встрече своей.
А ему: «Барин твой – знаменитый поэт,
Скачет он на Урал по делам давних дней».

– То-то чувствую я, он – другой человек:
И меня расспросил, и к себе записал.
А о чём? Не понять… Пусть дорога вовек
Не покинет его!
И ещё он сказал:
– Дай ему, оую шкай пас, удачи!

И, молитву прочтя, спать улёгся старик,
Снятся кони ему и восходит заря,
И орлиный над степью разносится крик,
О великом, о вечном нам всем говоря.

* * *

Месяц светит цыганской серьгой,
Табор спит в серебристом тумане.
Мне ль подумать о жизни другой,
Что в лугах зазвенит и поманит?

Всё мне чудится – тлеет костёр
И летят голоса из эфира.
Сумрак тени деревьев простёр,
И закрыл он собою полмира.

И селенья пропали вдали,
И река незаметно исчезла,
И хочу я мгновенья продлить,
Обнимая полуночи чресла.

Смугловаты они и мягки,
И по-женски уступчивы даже…
И мелькнут вдруг светло огоньки,
И гудок тепловоза протяжно

На секунду прервёт тишину,
Где железная ветка проходит.
Только я никуда не сверну,
Мне привычней в своём жить народе.

Пусть цыганский закружит мотив
И шатры голубые поманят, –
Я порадуюсь им, отпустив
Грусть свою в серебристом тумане.
04.07.2019

* * *

И ты в своём краю необозримом
Когда-нибудь вновь вспомни обо мне,
Что жив ли я,
Зовусь ли я любимым
В далёкой, неприметной стороне.

Я, успокоясь, встрепенусь душою,
Другой с любовью принесу цветы.
Но ты одна,
Одна всегда со мною,
Тобою переполнены мечты.

Забудусь я, как будто нет разлуки,
Но вдруг пойму – так больше жить нельзя.
И вспыхнет в сердце
Тайный пламень муки,
И не от счастья упадёт слеза.
1970

* * *

В тёмный омут упала звезда
И причал и паром осветила.
Вспоминаю я наши года, –
Ты меня до конца не простила.

Я, наверно, и впрямь виноват,
Коль ты видишь во мне Дон-Жуана,
Будто женский ловлю каждый взгляд,
От него загораюсь нежданно,

Что давно мне пора на покой,
В платонических чувствах купаться…
Но кому же я нужен такой –
Без объятий и в сонме простраций?

Обрывается наша стезя,
Нет любви у обоих. И точка.
Ничего изменить нам нельзя,
Вытри слёзы душистым платочком.

Ни к чему дорогие духи,
И навряд ли «Шанель» здесь поможет…
И летят в тёмный омут стихи,
Наши годы забвеньем итожа.
28.07.2019

* * *

Уснули рощи. Шёпот льёт волна.
Горит закат. Безжизненна луна.
Туман, как тень египетских гробниц,
Красавцем Нилом, криками ослиц
Привидится у дальних берегов.
Вот львиный рык из глубины веков
Мне слышится. И девственный огонь
В пещере лижет смуглую ладонь.
Уснули рощи. Шепот льёт волна,
У ног моих бежит, волнуясь, Цна.
17.07.1972

Тополиный пух

В памяти живы ребячьи забавы,
Вряд ли их можно забыть, –
Белое облачко село на травы,
На верстовые столбы.

Спичкой я чиркну – и красною змейкой
Вьётся огонь вдоль дорог,
Слышу, как зяблик тревожно затенькал,
Где-то ждёт отчий порог…

В роще года мне считает кукушка,
Столько их быстро прошло!
Скоро приблизится лета макушка,
Ляжет на стог тяжело.

Пух же кружится, подхвачен он синью,
Словно для всех напоказ,
Неба высокого, неба всесильного
И молодого для глаз.

Ныне в него я пытаюсь вглядеться,
Многое в жизни приняв,
Вижу я в нём от забытого детства
Игры и шалость забав.

Спичкой зажгу я собравшийся ворох –
В блеске спешащего дня
Пух белоснежный вдруг вспыхнет как порох
И опалит вновь меня…
09.08.2019

* * *

Вечер. Мгла. Крупой снежок
Сыплет с неба неустанно.
На лугу стоит стожок,
Он – с картины Левитана.

Даль темна и глубока,
И не нужно много света,
Лишь бы плыли облака
И звезда мерцала где-то.
26.09.2019

* * *

Тепловозные гудки
Где-то сгинули в тумане.
Смотрит мать из-под руки, –
Сын приедет. Не обманет.

Ждёт она его давно,
Скрипнет жалобно калитка,
Звякнет в горнице окно
И в руках порвётся нитка.

Навещает каждый год,
Обещает ездить чаще
И к себе давно зовёт
Словом добрым, настоящим.

Только как оставить дом,
Как там жить в одной квартире?
Все когда-нибудь уйдём,
Не спастись в огромном мире…

Загрустит под вечер мать,
Снова выйдет на крылечко, –
То ведро с водой убрать,
То своё унять сердечко.
28.11.82

* * *

В окна льётся свет зари,
Томик Пушкина читаю.
Ничего не говори,
Я немного помечтаю.

В мудрой сказке князь Гвидон
Правит городом с царицей
И Салтану шлёт поклон,
Чтобы царь смог подивиться –

Как на острове крутом
Вырос город златоглавый
И хрустальный с белкой дом
Близ дворца стал чудом главным…

Как из вод морских не зря
Стража верная выходит –
Тридцать три богатыря
При честном при всём народе.

И, затмив весь небосвод
Так, что свет вокруг струится,
Вновь лебёдушкой плывёт
К князю юная царица.

Сказку с радостью прочёл,
В ней Его блистает Лира
Ослепительным лучом
И струится в глубь эфира.

Догорает свет зари,
Дальше Пушкина читаю.
Ничего не говори…
Я понять его мечтаю.
26.09.2019

* * *

В зорьке алой есть чувства простые
Без потерь и прощальных гудков.
Наше солнце навряд ли остынет
В лабиринтах бегущих веков.

В нём играют небесные силы,
Заполняя собою миры.
Мы о встрече его попросили,
И оно золотые шары

Посылает в открытое небо,
И они в неоглядность летят
Мимо церкви Бориса и Глеба,
Мимо царских державных палат.

И они звоном трогают душу,
Вижу в них полноту новых дней,
И мне хочется долго их слушать,
Становиться от звуков светлей.

Пусть парят над родимым простором,
Над недолгим приютом земли,
Появиться на радость в котором
Мы однажды с тобою смогли.
17.10.2019

Об авторе:

Объедков А. Р., член Союза писателей России, член-корреспондент ПАНИ, автор 12 поэтических сборников.
Стихи его публиковались в газетах «Литературная Россия», «День литературы»,» в «Литературной газете», в журналах «Наш современник», «Невский альманах», «Север», «Российский колокол», «Литературная столица», «Российская литература», «Новгород литературный», «Поэзия. XXI век от Рождества Христова», в альманахах «День поэзии», «День русской поэзии», «Невская формула», «Вече», в сборниках «Антология русской поэзии», «Литературная Евразия», «Все поэты Новгородской области», «Поэт года». Также переводились на английский язык и были изданы в журнале Рашн Белл (Russian Bell).  Лауреат Международной премии им. Владимира Набокова, награждён медалью «За заслуги в области культуры и искусства» и медалью А. С. Пушкина.

«Писать стихи – это праздник души и сердца»

Интервью с Анатолием Объедковым

У каждого поэта свой путь – не только творчества, его развития, но и осознания собственного таланта, которое приходит в назначенный срок. История этого самопостижения, рассказанная одарённым человеком, может оказаться не менее интересной, чем его творения.

Анатолий Объедков – сложившийся поэт, награждённый медалью «За заслуги в области культуры и искусства». Его стихи публикуются в газетах, журналах, альманахах, поэтических антологиях, в том числе связанных с крупными литературными премиями, и, конечно, в авторских сборниках. Поэт также активно участвует в жизни и деятельности общества, не оставаясь в стороне от важных проблем. Анатолий Объедков делится со своими читателями не только подробностями творческой биографии, но и взглядами на важные вопросы современной действительности.

– Как вы начали писать? Помните ли ваши первые стихи? О чём они были?

– Помню, мальчиком лет шести я сидел под грушей утром, солнышко ласково касалось моего лица, я ещё как следует не проснулся, и вдруг во мне появляется какое-то рифмованное четверостишие безо всяких моих усилий, как дуновенье ветерка… И такое происходило не раз. В девятнадцать лет осознанно потянуло к поэзии, и я обратился к классике. Первые опыты были связаны с природой. Родился я в селе, у меня крестьянские корни, естественно, я всегда чувствовал близость со своей землёй, с её неповторимыми красками.

– Стихи каких поэтов вы любите читать? Тот же вопрос о прозе. Есть ли книги или поэты (авторы), которые как-то особенно повлияли на вашу творческую или даже жизненную судьбу?

– Много лет я был под влиянием поэзии А. Блока, С. Есенина, Ф. Тютчева, А. Фета, А. Пушкина, А. К. Толстого, И. Бунина, И. Никитина, А. Кольцова и других. В советское время внимательно прочитывал всех поэтов, чьи книги мне попадались в книжных магазинах. Особенно повлияли на меня лучшие стихи наших классиков, из зарубежных – Г. Гейне, Ф. Г. Лорка, И. В. Гёте, Ф. Петрарка. В более близкое к нам время – лучшие стихи Н. Рубцова, Ю. Кузнецова, Н. Тряпкина, Б. Примерова.

Из прозы – выделяю и люблю Бунина, его лирические отступления в рассказах порой написаны так, что многим хорошим поэтам не под силу в стихах с такой красотой и музыкальностью передать свои чувства. А он умел. Люблю также А. Чехова, с большим уважением читаю Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Куприна. Замечательна и проза А. Пушкина и М. Лермонтова. Из более близких к нам (современных) писателей выделяю В. Шукшина, В. Распутина, В. Лихоносова, В. Астафьева.

– Сейчас стало традиционным говорить об упадке литературы, чуть ли не о том, что художественная словесность и книга в целом уходят в прошлое. Какова ваша точка зрения?

– Сейчас и в любое настоящее время литературный поток вместе с золотыми крупинками несёт много шлаков, песка, глины. Он замутнён, но это не страшно, время отсеет всё ненужное. Художественная словесность не может уйти в прошлое, она всегда в настоящем, например, истинная поэзия всегда есть рождение нашей духовной культуры, если её не будет, то нация начнёт вымирать. Книга тоже нужна, она останется, я испытываю особое чувство, когда листаю свежие страницы.

– У вашей поэзии широкий диапазон тем и направлений: гражданская лирика, любовная, пейзажная, религиозная. О чём вы пишете легче и охотнее всего?

– Пишу о том, что более всего волнует.

– А есть темы, которых вы избегаете?

– В принципе, любая тема может лечь на бумагу, если она запала в душу, лишь бы в строчках дышала поэзия.

– Как вы обычно пишете – легко, по вдохновению или, наоборот, медленно и кропотливо? Как вы настраиваетесь на литературную работу?

– Писать стихи для меня – это не работа, это праздник души и сердца. Изначально я улавливаю в пространстве какой-то звук или тихую мелодию или же перед глазами встаёт яркая картина из прошлого или настоящего. Потом неожиданно могут появиться строчки, создаётся какой-то образ, требующий завершения. Без вдохновения я не касаюсь листа бумаги. Хотя стихи после написания могу править много раз.

– Вы состоите член-корреспондентом в Петровской академии наук и искусств. Расскажите, пожалуйста, об этой организации, о её истории, области работы. Каков ваш род деятельности в академии?

– 28 января (8 февраля) 1724 года по указу императора Петра I была основана Императорская академия наук и художеств, прекратившая свою работу в 1917 году. В декабре 1991 года при содействии Глазунова И. С., Свиридова Г. В., Распутина В. Г., Майбороды Л. А., Калашникова М. К., митрополита Иоанна, Воронова Ю. А. была основана Петровская академия наук и искусств, которая является как бы продолжателем традиций Императорской академии. Она объединяет учёных, представителей искусств, деятельность которых направлена на сохранение и улучшение жизни, обеспечение свободного творчества на благо людей, духовное возрождение России. Члены академии занимаются самыми разными вопросами, например демографической и национальной безопасностью, участвуют в работе различных конференций, в частности в Донецкой Народной Республике по наиболее значимым и важным вопросам для её развития. В своё время мне предложили вступить в академию, я согласился. Как я понимаю, меня приняли как поэта, и я должен быть на своём месте – писать хорошие стихи, продолжать лучшие традиции русской литературы. Как это у меня получается – судить и оценивать вам…

– У вас вышло уже более десяти поэтических сборников. Не могли бы вы рассказать подробнее о тех из них, которые для вас наиболее важны? Как вы составляете свои поэтические книги, объединяете ли стихи по дате, по тематике или по иному принципу?

– Каждая моя новая книга – это моя новая веха на моём жизненном пути, в неё входят и мои прожитые годы, и мои чувства на данный момент, и мои переживания. Каждая из них служит ступенью для другой книги. Я не могу выделить их по степени важности. В психологическом плане, может быть, первая. В любой из них я вижу и свои удачи, и свои недоработки. Книги я составляю так: объединяю стихи по темам в каждом разделе, а последние книги – по общности звучания.

– Вы активный литературный деятель в том, что касается публикаций. А со своими коллегами, собратьями по перу вы часто общаетесь?

– Провожу литзанятия при Новгородском региональном отделении Союза писателей России, участвую в различных конкурсах в составе жюри.

– Вы лауреат значимых литературных наград. Расскажите, пожалуйста, что подвигло вас начать участвовать в литературных мероприятиях? Какие награды лично для вас представляются наиболее значимыми?

– Подвигло меня участвовать в тех или иных мероприятиях желание включиться полнее в литературную жизнь. Ваши настоящие оценки моего творчества мне кажутся объективными и, конечно, значимы для меня.

– Чем вы ещё занимаетесь или занимались помимо поэзии? Находит ли ваша деятельность то или иное отражение в творчестве?

– Люблю песни певчих лесных птиц, держу дома соловьёв, славок, дроздов, щеглов, юл. Иногда выхожу на бескровную охоту, чтобы поймать для себя ту или иную птицу. Пернатым я посвящаю стихи, пищу очерки о них.

– Ваша поэзия очень выразительна и красочна, вы зачастую буквально рисуете словом. Не увлекаетесь ли вы живописью и вообще изобразительными искусствами как зритель или создатель?

– Люблю живопись, при каждом удобном случае посещаю выставки, часто бываю в Русском музее. Волнуют картины Врубеля, Саврасова, Рериха, Брюллова, Куинджи, Нестерова и других художников.

– А вообще какие у вас есть увлечения?

– Увлекаюсь рыбалкой, например, в октябре 2019 года поймал судака на 7 килограмм 140 грамм. Хожу под настроение за грибами, люблю выращивать огурцы…

– Традиционный вопрос напоследок – каковы ваши творческие и жизненные планы? О чём вы мечтаете?

– Хочется писать дальше, а там – что Господь даст…

Беседу вела Вероника Лапина

Любовь Анатолия Объедкова

Противостояние Поэта и гражданина, вероятно, не закончится никогда. Найдётся тот, кто упрекнёт Поэта и напомнит, что он «о любви не должен петь», ибо «есть в мире темы поважней».

Что ответит Поэт? Может быть, такими словами:

А я молчу, что тут сказать?

Я лишь о ней могу писать…

Анатолий Объедков пишет о любви. Но не об одной её разновидности. Есть у него прекрасные стихи, обращённые к женщине:

Всё говорило о любви,

И страстной, тёплой негой

Дышали все слова твои

Там, у морского брега…

Но столь же проникновенно он признаётся в любви родной земле, её скромной природе:

Сумерки встали у края небес,

Рядом с избушкой, где видится лес.

Что в ней такого? Никак не пойму,

Только её не отдам никому…

Интонация стихотворения почти есенинская, отчасти блоковская. Объедков охотно вступает в диалог с классиками, обращаясь к «есенинской грусти», вспоминая красоту, которую «тронул лирою Рубцов». Но иногда поэт полемизирует с поэтами прошлого.

Вместо блоковского «золотого, как небо, аи» в стихах появляется просто «стакан наполненный в руке» женщины, в которой «вино рождает сексуальный зуд». Эта «незнакомка» – вполне своя среди «пьяных чудовищ».

У поэта не выдерживает душа, и он просит за любимую Родину:

Господи, народ благослови

Разобраться в диком беспределе.

Арготизм приобретает новое значение, эпическое звучание, превращает безвременье девяностых в ещё одну битву русского народа с врагом.

Битв в истории Руси и России было много, и их запечатлевает Объедков. Гражданская война, Великая Отечественная, а чаще и ярче всего – сражения со степняками, печенегами, Ордой. Но наперекор всему

Нет, ничто нас не разбило,

Не о том кругом кричат, –

в битвах сражаются мужчины, а женщины ждут и скорбят. Сострадая им, их великой любви, Объедков перекладывает стихами «Плач Ярославны»:

Светлое, тресветлое ты солнце,

Всем с тобою красно и тепло,

Что же осушило ты колодцы,

Войско князя жаром обожгло?

Бережное отношение к тексту, фольклоризм и глубина чувств безупречно передают суть великого «Слова».

География стихов Объедкова, как и история, обширна: и Киммерия, и Италия, и Петербург, и горы юга. Но всего чаще – София Новгородская, прекрасный, величавый собор:

Звон колокольный над рекою

И над Софиею плывёт,

Я звоном душу успокою,

Он за собой меня зовёт.

Стихи Объедкова полны звона, молитв, света свечей. Всего, что составляет русскую веру и воплощает любовь к Богу. Без которой нет иной любви. И которой нет без любви к ближнему.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии журнала «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email: