Наша русская зима

Георгий МЕДИНЦЕВ | Поэзия

Наша русская зима

Снег кругом. Сугробы дыбятся.
Звёзд сиянье в небесах.
Свет в снежинках ярко зыблется.
В белом саване леса.

А мороз трещит, старается,
Не скупится на добро.
Месяц ясный улыбается,
Рассыпает серебро.

Белым инеем кудрявятся
И деревья, и дома.
Красотой морозной славится
Наша русская зима.

Это родина моя

Сладки мне родные звуки
Ветерка, ручьёв, тайги.
Окуну я свои руки
В воды светлой Баляги.

Как же мне вкусна водица
Вод хрустальных Баляги!
Наяву, а может, снится
Аромат лугов, тайги?

В зарослях берёз и сосен
Вижу кварцевый карьер.
Красота там летом, в осень.
Это в недра сопок дверь.

Чуден лес, а сколько света,
Ягод, птиц, цветов! И тишь!
Солнечным теплом согреты
Муравей, медведь и мышь.

Склон Двадцатки[1] пламенеет
От курчавой сараны,
И пьянит меня сильнее
Вид родимой стороны.

Сопки, скалы, лес и долы,
Чую сладость бытия,
Дорогие мне просторы –
Это родина моя!

16 марта, 1997 год. Ессентуки

Картины родины моей

Люблю я слушать звуки леса,
Песнь звонких струй и шёпот трав,
И синей манит даль завесой,
Загадки тайн в себя вобрав.

Люблю я песни нежной девы,
Качелей скрип по вечерам
И эха звучные напевы,
Кузнечиков немолчный гам,

Ручья весёлое журчанье,
Черёмух белую вуаль,
Громов средь чёрных туч ворчанье,
Берёзок стройных пастораль,

Дождя звучащие потоки,
Сиянье солнца в небесах,
И стрекотание сороки,
И Баляги[2] луга в цветах,

Средь камней мшистых куст рябины,
Калины пламя у ручья.
Всё это – милые картины.
Всё это – родина моя.

1 февраля, 1997год, Ессентуки

О, Родина!

О, Родина, истерзанная вами,
Шакалами и жадными волками!
Кровоточишь ты, слёзы льёшь и молча
Страдаешь от набегов этих волчьих,
Там, где деревни были и сады, –
Развалины, безлюдные дворы
И цепь полей теперь осиротелых,
Глазницы чёрные громад
Заводов, фабрик опустелых –
Следы злодейства твоих чад,
Плоды умов скупых, незрелых.
Когда-то край любви и красоты
Есть ныне край страданий, нищеты.
Здесь бедная скитается вдовица,
Там слышен вопль младенца-сироты.
Реформ жестоких душит их десница.
Жиреют власть имущие скоты.

12 августа, 1998 год, Ессентуки

А всё-таки люблю я Русь…

А всё-таки люблю я Русь
И Среднерусскую равнину.
И потерять я их боюсь.
Люблю я их, люблю ревниво.

Люблю я юную весну,
Ручьёв её звонкоголосье,
И нашу жёлтую луну,
И лета красного колосья,

И маков, как рубинов, цвет;
Обширное ромашек поле;
Зимы морозной яркий свет
И снежное её раздолье;

Осенний ситцевый наряд
И астр щемящее цветенье.
Здесь рай земной и дикий ад,
Бесправье, рабское терпенье.

20 августа, 1998 год, Ессентуки

Родины истоки

Люблю зарю на небе голубом,
И всплески алые зарницы,
И маков россыпи в краю родном,
И лета красного границы.

Жарков в кустах люблю я угольки,
Вергулек синь на солнцепёке,
И ночью звёзд на небе огоньки,
И в школе первые уроки,

Смолистый запах кедра и сосны,
Младого листика берёзы,
Начало в марте бурное весны
И первые зимы угрозы,

Алмазный блеск искрящихся снегов;
Лес, утопающий в сугробах;
Узоры птичьих на снегу следов

И ели в белоснежных робах,

И солнце яркое среди зимы,
Весною шумные потоки,
На масленицу вкусные блины –
Всё это Родины истоки.

4, 5 мая, 1997 год, Ессентуки

Всё это Русь любимая моя

Река течёт медлительно и ровно.
На берегу церквушек купола
И хат пустых чернеющие брёвна –
Всё это Русь любимая моя.

А вон курень под камышовой крышей –
Очаг всех предков моего отца.
И летний день жарой несносной дышит.
Степей простор без края и конца.

9 марта, 2004 год, Ессентуки

Синий вечер

Тихий вечер. Синий вечер.
Лист берёзовый молчит.
Лишь ручей в траве лепечет
Да осина шелестит.

Мышь летучая, пронзая
Воздух синий надо мной,
То резвится и играет,
То исчезнет в тьме густой.

Месяц выплыл из-за тучки,
Позолотою блестит,
Рассыпая свет летучий,
Мир подлунный золотит.

В небе высыпали звёзды,
Как цветочки на лугу.
В этом мире тоже создан,
Я и в нём теперь живу.

29 июня, 1998 год, Ессентуки (Курортный парк)

В Курортном парке

Воспоминания

У Верхних ванн опять звучит
Весёлый перезвон капелей.
Под снегом уж ручей журчит,
Выводит жаворонка трели.
Ноябрь. Погода как в апреле.
В тени таёжной стройной ели
Давид стоит, всегда нагой,
Могучей каменной рукой
Дубину каменную держит.
Вдруг раздаётся рёв и скрежет…
И лев поверженный лежит
У ног его окровавленный.
Полуразрушенный, забвенный,
Фонтан струями не шумит.
В одеждах, сотканных из света,
Лицо своё рукой прикрыв,
На нём, улыбчив и стыдлив,
Сидит малыш уж многи лета
(А время всё бежит, бежит)
И в чашу пыльную глядит,
Былые годы вспоминая,
Когда вода здесь голубая,
Цветами радуги играя,
Струями звонкими лилась,
Прохладой чашу наполняя.
И хор наяд резвился в ней –
Нептуна дивных дочерей,
Их песня нежная звучала,
И в небе полная луна
(О, как светла была она!)
Таинственно всё освещала;
Жасмина куст благоухал
(Он дарит всем в июне радость,
Напоминая жизни сладость);
Дриады голосок шептал;
Средь роз прекрасных соловьи
Слагали милым рубаи;
Восторгом жизни всё дышало
И красотою обольщало,
И серебрился след луны,
И средь деревьев жили сны,
И звёзды яркие сияли;
Огни далёкие мерцали;
Любовью сердце наполнялось,
И с красотой душа сливалась.
И приходил сюда не раз
Я в ночи сказочный тот час.
Здесь с Афродитою встречался,
Её глазами любовался,
Цветов букеты ей дарил
И красоту боготворил.
Нередко прихожу сейчас
И вижу: вот кряжистый вяз,
И слышу мне знакомый голос.
Вот рог – и мох как серый волос.
– О Пан! да это твой наряд –
Царь леса и хранитель стад!
В прозрачных камнях вас, наяды,
Я узнаю. И вас, дриады,
Я слышу в шорохах берёз.
Картины всюду сладких грёз.
О други младости далёкой,
Весны прекрасной синеокой,
Ушедших тех чудесных лет!
Привет! Привет вам! Всем привет!

3 ноября, 1997 год, 16 марта, 1998 год, Ессентуки

Музыка гор

Давно, в далёкие года,
Был молод, помню я, тогда,
Не раз в ночи мечтам внимал
И летом в горы уезжал
Томимый юности желаньем
И страстной жаждою познанья,
И зрел с заснеженной вершины
Кавказа дивные картины,
Где плечи древних скал орлы
Когтистой лапой попирали

И с поднебесной высоты
Округу властно озирали,
И слушал музыку небес,
И песни слушал Серафима.
Внизу внимал тем звукам лес.
Молчали горы и долины,
Сверкали льдом края стремнины.
И я в восторге, чуть дыша
(Волненьем полнилась душа),
Как лист осины трепетал
И звукам тем рукоплескал
В молчанье среди серых скал.
И лишь ручьи, спеша, звенели,
Вздымая влаги хладной пыль,
Веков рассказывая быль.

Мгновенья словно онемели
Пред ликом вечного Эльбруса,
И в сердце юного уруса.
Была божественна она.
Теперь во мне звучит струна
Тех чудных звуков неземных,
Что слышал я в горах родных.

29 сентября, 2012 год, Ессентуки

Балягинский рудник

Приветствую тебя, родной любимый край
Цветущих лет восторженного детства!
В моих воспоминаньях ты, как прежде, рай.
Прости, о родина! Прости за бегство!

Разорено жильё и люди не живут.
Всё предано давно уже забвенью.
Здесь лоси по ночам пасутся и ревут
Да рыщет волк – зубастое творенье.

Сиянье прелести к тебе меня влечёт,
Воспоминаний страсти безответной.
И синий колокольчик меня ждёт.
Черёмуха зовёт цветущей веткой.

На старых гарях здесь кипрей цветёт в лесу.
И в алостях багульника все сопки.
Как эхо, слышится знакомое «ку-ку!»,
А за спиной лежит путь не короткий.

Гляжу я в неба синь. Слежу в ней облака.
Вокруг меня лесистые всё сопки.
А облака плывут, как лёд несёт река.
Поёт кузнечик громко в травах, робкий.

За бугорком речушка серебром блестит
И манит влагою к себе хрустальной.
Лохматый шмель сердито над цветком жужжит.
Гудок я слышу из-за сопок дальний.

И в сердце чувствую такой прилив любви!
И грудь моя в волнении трепещет.
Душа моя, мгновенья счастия лови!
Пусть край родной в твоих воспоминаньях блещет!

3 марта, 1999 год, Ессентуки

Зима в Хараузе[3]

Помню я село Харауз:
Деревянные дома,
Бесконечные просторы.
Беспредельная зима!

Синь. Мороз. Сугробы снега.
На деревьях снег лежит.
По наезженной дороге
Тройка весело бежит.

Обуяны кони бегом.
Под санями снег скрипит.
За санями клубы снега.
Снег летит из-под копыт.

Коренник рысист и гладок,
Пристяжные хороши.
Бег стремительный мне сладок,
Как восторг моей души.

Гей, вы, кони удалые!
Колокольчики звенят.
Эх вы, кони вороные!
Эх, сибирская зима!

17 января, 2005 год, Ессентуки

Тоска по российской глубинке

Нет, не нужно мне счастья другого.
Буду жить я в Хараузе снова,
Средь холмов забайкальской степи,
Где волнуются рожь, ковыли
И где ветер качает головки
Тёмно-красных цветов кровохлёбки,
Где течёт безымянная речка,
Ключ хрустальный под сопкой кипит,
В нём воды можно вкусной испить,
В избах топятся русские печки,
И в них хлеб можно русский испечь.
Там слышна ещё русская речь.

12 октября, 1996 год, Ессентуки

Край бревенчатых домов

Край любимый. Край поющий.
Край берёзок и осин.
Край черёмухи цветущей.
Солнце, речка, неба синь.

Край сугробов и метелей.
Край морозов, белых вьюг.
Край сосёнок, стройных елей.
Ты красив, как эха звук.

Сколько зреет сочных ягод!
Сколько здесь растёт грибов!
Репа – плод сладчайший грядок!
Край бревенчатых домов.

8 октября, 1999 год, Ессентуки

Зима в деревне

Закуржавели деревья.
Закуржавели дома.
В белом саване деревня –
Лихо царствует зима.

В синей дали лес белеет.
Прячется в снегу забор,
Только верх его чернеет.
Утонул в сугробе двор:

И сараи, и телега.
Тропка узкая кружит
По седым сугробам снега,
От двора к двору бежит.

Дым из труб спокойно вьётся.
В дом войдёшь – теплынь, как рай,
И давно уже печётся
В русской печке каравай.

Славно печка спины греет.
Дай ещё подброшу дров.
Щи наваристые зреют.
Самовар уже готов!

16 сентября, 2005 год, Ессентуки

Прекрасное утро

Уже туманится восток.
Алеют горные вершины.
Согнулся под росой росток.
И говорливые осины

В молчанье утреннем стоят,
В прохладе росной сладко дремлют.
Хозяйки утро уж приемлют
И струйки молока звенят.

Вот лёгкий ветерок дохнул,
Прошёл легко по травам росным,
В окно открытое впорхнул,
Дымок развеял папиросный.

Светлей, светлей всё небеса.
Уж луч коснулся влаги зыбкой.
Проснулись сонные леса,
И засияла дня улыбка.

Как бриллиант блестит роса.
И чую трав я запах терпкий.
И весело поёт коса
В руках мозолистых и крепких.

А в утра чистой синеве
Уж слышны жаворонка трели.
По свежескошенной траве
Стекают медленно капели.

25 марта, 1999 год, Ессентуки


[1]Двадцатка – название сопки в 20 км от г. Петровска-Забайкальского
Читинской области (ныне Забайкальский край) по дороге в пос. Балягинский рудник, в районе которого добывали железную руду для Петровского завода (основан в 1789 г.), находившегося в Петровске-Забайкальском. Ныне нет ни Балягинского рудника, ни завода.

[2]Баляга – небольшая речка, впадает в реку Хилок, который впадает в реку Селенгу. Селенга впадает с юго-востока в озеро Байкал, на территории города Петровск-Забайкальский в Балягу впадает речка Мыкырта.

[3]Харауз  – староверческое село в 60 км о т г. Петровска-Забайкальского (Забайкальский край).
город Петровск-Забайкальский в прошлом рабочий поселок. Петровский Завод, куда были сосланы декабристы после восстания на Сенатской площади.

Об авторе:

Георгий Мединцев, родился 6 октября 1939 г. в Северной Осетии, в конце января 1941 г. уже выходил на станции Петровский Завод (г. Петровск-Забайкальский).

«Жил в Петровске-Забайкальском, на Балягинском руднике, в посёлке Мойса, в селе Харауз – и снова Балягинский рудник и Петровск-Забайкальский. Был в Заиграево, в Улан-Удэ, в Хилке, проезжал Ямаровку, село Черемхово (Красночикойский район), жил короткое время в верховьях р. Ясутай (левый приток р. Чикоя). Там же, в Забайкалье, пошёл в школу, продолжил учёбу в станице Александровская (ныне Пролетарский район г. Ростова-на-Дону), окончил школу в г. Ессентуках. В Новочеркасске окончил политехнический институт. Работал в Забайкалье пос. Новый Курултыкен в 18 км от рабочего посёлка Хапчеранги, Узбекистан (недалеко от г. Ангрена), участвовал в гидрохимическом обследовании полосы Кавказского побережья Чёрного моря от Джубги до Дагомыса, работал в Тляратинском районе Дагестана; служил: в Казахстане на Курдайском перевале (Панфиловская дивизия) и в с. Узунагаче, в Совгавани, Оренбурге. 

Сейчас живу в Ессентуках. 

Печатался в газете «Советская звезда» (г. Советская Гавань), на Кавминводах в газетах «Ессентукская панорама» и «Кавказская здравница», постоянно печатаюсь в альманахе «Литературный Кисловодск». В 2003 г. вышла моя книга «Эолова арфа». Мои стихи были напечатаны в сборнике «Библиотека» литературной газеты «ЛИК» в городе Ленинск-Кузнецк Кемеровской области, в литературном альманахе «Современник» № 20 (май 2012 г.). В Москве в издательстве Интернационального Союза писателей неоднократно печатался в альманахе «Российский колокол», там же были изданы мои книги в серии «Современники и Классики».

1) «Я вам дарю свой стих певучий», за которую мне присвоили Московскую литературную премию в номинации «поэзия им. М. Ю. Лермонтова».

2) «Ты неба милое творенье».

3) «Аудиокнига».

За публикацию своих стихов в спецвыпуске альманаха «Российский колокол», посвящённом А. Мицкевичу, который был представлен в Варшаве на всемирном фестивале славянской поэзии, проходившем под эгидой ЮНЕСКО, мне присвоили литературную премию им. А. Мицкевича. Мои стихи в издательстве Интернационального Союза писателей переведены на японский, греческий и английский языки».

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat