Зонты

Майкл УЛИН | Современная проза

Это была щедрая планета. Жители её постоянно посыпались золотым дождём – той особой субстанцией, которую ещё называли удачей, успехом, счастьем, и т. п. неопределённостями.

Однако жители, как правило, даже не подозревали о существовании этого чудесного свойства – ведь это было так обычно: с этим рождались, жили и умирали. Это являлось фоном жизни на планете. И каждому всегда(!) перепадало что-то, – маленькие золотые брызги постоянно попадали на всех жителей и по меньшей мере некоторая малая толика этого золотого дождя гарантированно перепадала всем.

Всё бы так и продолжалось, но… как-то начали появляться люди с какими-то необычными загадочными механизмами, которые в принципе пока не мешали окружающим, однако некоторых любопытных наблюдательных обитателей интриговали до той поры, пока те сами не «появлялись» с подобными штучками-приспособлениями.

Так медленно и неуклонно происходила трансформация жителей планеты в какую-то чудную сторону. Механизмы, слегка напоминающие зонтики от обычного дождя, постоянно трансформировались, становились всё более совершенными, объёмными и чудными. И уже никто не вспомнит, когда впервые появились механизмы, под которыми собирались не один индивид и даже не семейная пара, а уже несколько человек. Постепенно группы увеличивались и росло их количество, а также они приобретали различные экзотические формы и свойства. Наряду с этим оставались как люди без зонтов, так и одиночки с непомерно большими механизмами, к тому же имеющими очень замысловатую форму. Вся среда обитания стала внезапно меняться. Количество людей без каких-либо механизмов стало совсем небольшим. Это была как бы вымирающая прослойка. Некоторые действительно вымирали, а часть ассоциировалась в новые или уже готовые группы.

Зато группы под механизмом процветали и преумножались. Начали появляться ассоциации групп, соединённых ещё более тонкими и  незаметными на первый взгляд связующими механизмами.

Никто и не заметил, что количество одиночек стабилизировалось на таком уровне, когда ещё нельзя было сказать, что их уже нет вообще. Однако длительность их существования стала аномально малой. Примерно такой, какая, как это было вычислено неким странным грамотеем древности, оставалась у обитателя этой планеты при экспериментальном лишении его такого обычного и незаметного золотого дождя.

Это была щедрая планета.

КлЕт – анализ. / Негативные странички – 2

 глава из 3-й части повести «Шёлк лоскутный, или Книга Падших»

 …этот подарок отличался от иных полученных Ангелом Преисподней Бес Саттани для Сакласа от представителей цивилизации рептилоидов. Он имел форму короны. Со сменными кристаллами-камнями. Набор камней был велик. Приложение было похоже на шкаф. Каталожный шкаф. Многочисленные ячейки были особым образом обозначены. В обозначения входили параметры времени, интервалов, астрологические объекты, спецметки объектов наблюдения, пространственно-временной маяк для нахождения ключевых периодов, триггеров изменений. Были и другие. Но особенными были три реквизита:

Один – персонифицированный (на особь Б) маяк.

Второй – кристалл желаний, который впитывал желания высказанные, произвольно обозначенные и даже сокрытое от мира и только мысленно представленное

Этот кристалл перестраивал систему предвидения вариантов реальности в положение приближения к желаемому, выставляя на векторе к желаемому будущему ключевые рычаги их достижения.

Третий[1] – конвертор вероятности, способный превращать любой процесс с вероятностью ≥1% в 99%! Вероятности менее 1% конвертировались на два порядка… (по сути эти два последних кристалла являлись своеобразными пультами некоторых невероятно грандиозных машин судьбы. – Прим.авт.).

Для удобства индивидуальных работ прилагалось также своеобразное облачение с множеством ячеек-карманчиков для используемых кристаллов – Эфод.

За то непродолжительное время, пока подарок находился в его руках, Ангел Преисподней Бес Саттани бегло изучил его, примерив на себя корону со вставленными кристаллами, включавшими Третий, в течение земной недели перебирая варианты будущего как функцию «большого Если». Специальным приспособлением для работы с этими объектами был особый удлинённый предмет со сменными модулями-«головками» (описываемый как жезл либо посох. – Прим. авт.). Некоторые функции были, как он обнаружил, воспроизводимы использованием аналогичных инструментов самих аггелов Миссии.

Понимая неизбежность жёсткой приостановки Миссии на первых четырёх планетах солнечной звёздной системы, он искал… свой вариант. Что-то миссианское было уже ему дорого, и столь тотального результата для планеты Земля, он хотел бы избежать. Была единственная возможность спасти новый посев Миссии, предоставив атлантов и порождённых ими гигантов самих по себе. Он знал, что его друзьям – Аменаферу Саттани, его сестре Лилитис и, конечно, самому Амезараку – этот сценарий не покажется приемлемым. Они, скорее всего будут возражать, спасая не только и не столько человеков цивилизации, но прежде всего атлантов.

Свой сценарий он выбирал долгими ночами, пробираясь витиеватыми тропинками ненаписанной пока истории с помощью этого супердевайса.

Ему удалось найти способ, включающий любой, даже самый невероятный вариант спасения, а вернее использования второй расы (для себя) с её долгой и противоречивой историей развития. Долгое время шёл перебор вносимых вариантов событий, которые были бы способны дать желаемый, прогнозируемый с достаточной степенью достоверности вариант.

Однако до поры до времени никакого приемлемого прогноза для развития этой второй расы не получалось. В просматриваемых временных прогнозах кратковременные циклы развития быстро заканчивались войнами, голодом и разрухой, погребающими в руинах всё наработанное. Нужен был КЛЮЧ к их будущему. Тот Ключ, который позволял бы этим диким, агрессивным созданиям как-то развиваться до уровня хотя бы низшей цивилизации.

И он нашёл этот КЛЮЧ! Тому способствовали его наблюдения, опыт общения с аггелами Миссии и этого их сомнительного во многих отношениях продукта, называемого человеками цивилизации. Он преуспел в этом, говоря современным языком, благодаря своему дьявольскому таланту ≡ гениальности.

Введение Ключа меняло картину будущего.

КЛЮЧ включал саму сущность человеков как необходимый атрибут его Судьбы. Однако этот атрибут в изделии рептилоидов-дарителей был шунтирован. Ведь они, рептилоиды, не заинтересованы в успехе человеков Миссии и потому инактивировали, обнулили эту важную часть вводных данных пользователя. Убрав этот шунт, Ангел Преисподней просмотрел «свой ракурс». Свои действия, по крайней мере до периода ожидаемого потопа, он просмотрел детально. И сделал выводы.

Бегло осознав структуру КЛЮЧА, его основные грани и режимы, возможное соавторство в режиссуре, Ангел Преисподней Бес Саттани приступил к выбору временных параметров и мест в послепотопной истории для фиксированного шага в просмотрах через Третий кристалл. Надо было только закамуфлировать под спонтанность процесс прогнозного просмотра.

Некоторые периоды приукрашались в этой драматичной и длительной истории. Требовались «красивые картинки» на пути исторического следования. Этими картинками были: дикие места с роскошной обильной природой с многообразным животным и растительным миром, выбранные отрезки времён династии страны фараонов – Та-Кемет (Египта), истории шумеров – Древнего Вавилона, блеск Персидского двора, избранных царств Индии и многих других образов будущего, при просмотре которых напрашивалось одобрение всего этого. Эти временные зоны и места будущей картины прописывались в камнях-кристаллах. Подделкой это считать нельзя – камни показывали близкий и многовековой прогноз реальности. Подделкой, строго говоря, была та конкретная малость в выборе времени и места, а также просмотра событий на планете.

Добросовестно выполняя волю комиссии Господа – «Стереть посев Миссии», было достаточно включить в список спасения фауны планеты такое животное, как человек цивилизации, хотя бы в размере одного семейства, одной ключевой пары (Ноах с супругой и сыновьями с их жёнами). А чтобы Ключ сработал, эта пара должна была быть особенной. Эти особенности были уточнены при беседах и обсуждениях с Лилитис. Вмешательство было бы совсем незаметным, если бы сам Ламех, отец Ноя, не усомнился в своём сыне. Так был закреплён феномен подражания (так свойственный приматам) как базовый и необходимый компонент наследования. Этот феномен был далее усилен до естественного бытового актёрства, артистизма. Такой особенностью обладал избранный Ной с сыновьями его. Работая над соответствующей настройкой кристалла, он заметил некоторые особенности его устройства. В принципе Третий кристалл был идеален для его задачи. Подозрительно идеален! И только закончив свою работу с ним, он понял причину такого подобия. Кристалл изначально был предназначен для такой цели, он нёс в себе исходно иной вариант сценария, конечно, без всяких там человеков цивилизации в исполнении Миссии, а также без части, нескольких сотен вариантов, видов допотопной фауны. Что же их объединяло?! Это он понял также! Все виды, подлежащие исключению водами потопа по предыдущему, исходному сценарию, были потенциально опасны для ранних рептилоидов.

Слабыми местами их являлись:

– стадия яйца, относительно беззащитная перед повреждающими воздействиями почти безобидных зверюшек;

– животные с приспособлениями для травматического поражения их конечностей. Две ноги ящеров, при почти полном исключении для этой цели передних конечностей, делали летальными даже незначительные повреждения одной из опорных;

– зимняя угроза. При сезонности на поверхности планеты охлаждение тел рептилий приводит к нарушению подвижности, скорости реакции, вплоть до «полной остановки функций живого организма».

Были и другие «слабости», включавшие, например, обменные процессы. Всё это указывало на то, что в программе Третьего кристалла была упрятана цель рептилоидного реванша. Послепотопный мир на планете Земля, а также иных планетах, по этой подаренной программе, должен был продолжиться как планеты рептилий. Возврат к давней доминанте рептилоидов.

Была и личная угроза в некоторых вариантах сценария, однако он почти не рассматривал такие «мелочи», увлекаясь общей грандиозностью. Был предусмотрен дополнительный, параллельный вариант сценария для продолжения работы с утаённым им Ключом и ещё одним кристаллом в дополнительной короне комплекта. Этот груз был передан потомкам Ноаха – Иафета, а также Сима для сохранения. И долгое время он принадлежал к самым ценным и сокровенным сокровищам фараона… (до времён Мернептаха, невероятным образом похищенный и/или обретённый верховным жрецом Иетро, тестем Моисея). С этим магическим сокровищем передалась также и «сюжетная автономность», самонастройка к реальным процессам текущего времени.

 Случай с Задницей

 Автор пердуперждает, что в этом тексте используются морфемы из некогда табуированной лексики

Помню, это было точно после поебельника во вздорник, что ли.

Я сладко спал в уютной и привычной позле, позжле ужина с одиночеством… когда внезапно ко мне ввалился Случай.

Его появление и то, что он мне говорил, было новым и необычным… он переливался в ярком разноцветии, но это могло надолго (а может, и насовсем) прогнать мой сон, мой чёрно-белый, мой, такой знакомый и привычный, местами (тотально) до чёртиков надоевший, но… опять-таки, такой знакомый и привычный.

А Случай суетился, шумел, толкал меня, что-то говорил о чём-то новом то в одно, то в другое ухо, пытался даже шуткой «разбузить» меня.

– Не смеши мои жировые складки, – пердупредил его я, – всё новое уже было! Это я прочёл в нашей официальной прессе!

А Случай не унимался, – всё говорил, утверждал, что он и есть то самое, что и случается.

Я играл со Случаем в самую пассивную и глупую игру, я не поддавался ему – я шаловливо затыкал пальчиком ухо, в которое он что-то всё говорил, я отворачивался от него, когда он что-то пытался показать мне, наконец, я нашёл(!) его слабое место, и оно было моим сильным местом.

Я отвернулся от него задницей, и, хотя спина ещё продолжала чувствовать какую-то суету, задница была непробиваема. Некоторое время до последующего сна я ещё следил, – не появится ли этот самый Случай откуда-то сбоку, однако вскоре успокоился во сне.

Зад непробиваем! Я бы назвал так броню танка и, наверное, даже запатентовал бы форму как «самую надёжную на случай»™..

Прошло время. Когда я оглянулся – это было после пробуждения, – его уже не было. С таким вот Случаем я столкнулся!

…вот снова и снова прошёл проебельник, замещаемый вздорником, ср.едой, в чат(е)вверх(Ом), п’яньтницей… до суть\боты моей все·же^не·дельной жизненной заведёнки.

А Случая всё нет… и Воскресения я не замечаю. И Задница скучает.

15.04.2011 г.

[1] Ангел Преисподней, как и его повелитель Саклас, не знали, что у дарителей был и иной, тайный четвёртый реквизит, обратный действию третьего.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat