Карманы полные улыбок

Андрей ШАРГОРОДСКИЙ | Поэзия

ШАРГОРОДСКИЙ

Карманы полные улыбок

Карманы полные улыбок,
Как реверансов лёгкий шёпот,
Для невозможности ошибок,
Когда не слышен даже ропот.

И изумление при встрече,
Как сожаление прощания,
Глубокой раной, что калечит,
Невыполнимость обещания.

Простых развитие сюжетов,
Как превосходство пантомима,
На череде чужих фуршетов,
Где слышно только подхалимов.

И безрассудности обманов,
И глупость правды от вельможи,
Как трудный путь в стране туманов,
Где силуэты все похожи.

Там скука — как неотвратимость,
Слова — цитаты из романов,
И совершенная активность
Пустых улыбок из карманов.

В них и загадка, и ответ

Красноречивее разлуки
Быть могут только лишь глаза,
В них столько боли, столько муки,
И еле видная слеза.

Они всегда открыты миру,
В них и загадка, и ответ,
И поклонение кумиру,
И много долгих, разных лет.

Они прощают и смеются,
Они готовы молча внять,
Ведь взглядом если расстаются,
То взгляд тот может всё понять.

Души твоей — как отражение,
И голос мысленных тревог,
Глаза — слов тех опережение,
Каких сказать ты вслух не смог.


Имеет смысл только вера в Бога…

Имеет смысл только вера в Бога,
А отрицание — не лучший аргумент,
И в сущности для всех одна дорога,
Где совесть — самый лучший реагент.

Всегда в пути находятся желания,
И гонит то ли радость, то ли страх,
Нас в совершенство загоняет лишь познание,
И мысли, что застыли на губах.

Привет от ветра, закружившего спирали,
Кивок от солнца в сторону луны,
Мы именно желания стирали
На перекрёстках лета и зимы.

Примеров много, но не показатель,
И год от года рвётся та же нить,
Хоть и меня не балует Создатель,
Но это не предлог, чтоб не любить.

Поверхность чувств там слишком глубока…

Полемизировать во снах с самим собой
Вполне приемлемо, обидевшись на скуку,
Ведь ночь укрытием становится порой
От жизни тайн, неведомых науке.

Привычка всё расставит по местам,
Укрыв от взгляда яркость ощущений,
Ведь настоящим можешь быть ты только там,
Где недоступен для ненужных сообщений.
И из реальности там только выдох-вдох,
И только там непредсказуемость улыбки,
Там невозможно, чтобы был ты слишком плох,
Как нет возможности там совершать ошибки.

Там мыслям есть спокойствия река,
Там мышцы напряжения не знают,
Поверхность чувств там слишком глубока,
Что вряд ли кто-нибудь когда-нибудь познает.

Там на вопросы все готов ответ,
И истина не знает мук познаний,
Полемика с собой — она без бед,
Восторга сущность разочарований.

Если верить небу — ты чиста…

Если верить небу — ты чиста,
Просто так чиста и без сомненья,
Даже если были облака,
То они ушли не сожалея.

Если верить солнцу — ты рассвет,
Навсегда рассвет и без заката,
Для меня с тобою ночи нет,
И забыл я, была ли когда-то.

Если верить ветру — ты всегда
Тёплая и ласковая вволю,
Быть с тобою — это навсегда,
Просто надо быть самим собою.

Я вообще-то слушать не хотел,
Что шептали мне цари природы,
Для тебя быть воздухом хотел,
И не переменчивой погодой.

Чтобы воду пить из пруда…

Я хочу без телефонов,
Я хочу без Интернета,
Я хочу, чтоб сена запах,
Босиком чтоб по планете.

Без заводов, без войны,
Без врагов и без причины,
Чтобы были все равны,
Даже в час своей кончины.

Чтобы счастье от души,
Чтобы суток было мало,
Снег чтоб всё припорошил,
И озлобленность пропала.

Из окна в окно глядеть
С радостью, без занавесок,
Собеседника терпеть,
Голос мой был тих и весок.

Как любовь без злата и
Без предательства и блуда,
Чтобы зло не затаить,
Чтобы воду пить из пруда.

Исполнение мечты,
На Земле чтоб было братство,
Чтоб всегда со мною ты,
Это всё моё богатство.

Любовь — вопросов генератор безразличный…

Простых решений не бывает при разлуке,
И, филигранно обходя углы без слов,
Виной всему всегда считаем скуку,
С основами любви иль без основ.

И трепет ветра по веснушкам безразличен,
Когда открытость побеждает даже стыд,
Любовь — вопросов генератор безграничный,
И для ответов он всегда во всём открыт.

Но драматизм остывших углей без причины
Не признаёт вины без страсти, без прикрас,
Дуэтом редко восторгаются кончине
Восторга душ, восторга наших глаз.

И что поделать, жизнь в нас вносит коррективы,
Мы сумасшествию рождаемся назло,
Суть чистоты приносим в жертву креативу
И верим в то, что нам безумно повезло.

Фрагменты жизни просто складывал в реальность…

Фрагменты жизни просто складывал в реальность
И ежедневно экспертизу проходил
На достоверность, изощрённость, пунктуальность
И превосходство над количеством седин.

И от добра добра не ищут, так надёжней,
И кто плохое вспоминает — тот глупец.
Печалит то, что год от года всё тревожней,
Как в старой сказке, где известен всем конец.

Плохие сны бывают тоже доброй вестью,
Хоть виртуальные победы и в цене,
Не знать сомнения, когда душа на месте,
Когда уверенность во всём, всегда, везде.

И пируэты обесценивают годы,
И за терпение не выдают наград,
Прогноз успехов — переменчивость погоды,
Фрагменты жизни — исключение преград.

Желанья наши нам рассказывают руки…

Прикосновение к тебе — подобно чуду,
И все недуги прочь уходят от меня,
Ведь ты божественна, и все твои причуды —
Как тёмной ночью вспышки яркого огня.

Мне утро дарит те прекрасные мгновения —
Встречать рассвет с тобой, когда твои глаза
Закрыты негой, и улыбка умиления
Чиста во сне твоём, как радости слеза.

Твоя улыбка красит мне всю серость будней,
Твой взгляд влюблённый мне дарует два крыла,
Я еле-еле доживаю до полудня,
Когда смогу опять поцеловать тебя.

И вечер жду, но ожидание — как мука,
И тем волнительней объятия с тобой,
Желанья наши нам рассказывают руки
И зазывают к плоти счастья, в мир иной.

И об одном молю — пусть будет это вечно,
Пускай сомнения обходят стороной,
Хоть жизнь проносит нас безумно скоротечно,
Но только так, чтоб ты была со мной.

Там даме руку целовать при встрече можно…

В душе мы князи, наши дамы — баронессы,
И редкий случай, когда в жизни без преград,
Притом, что чувства нескрываемы для прессы
И благородство редко требует наград.

Есть мир такой, где вход и выход рядом,
Где нет сомнения, что лучшее в нём — мы,
Где говорят все от души, пусть даже взглядом,
Где ночь намного отличается от тьмы.

Там даме руку целовать при встрече можно,
И это просто жест, не повод для интриг,
А чувства там все искренны, не ложны,
Там все бросаются на помощь, слыша крик.

Там всё решает не богатство и не сила,
Там честь и совесть над судьбой вершат свой суд.
В почёте там — что чисто и красиво,
Там все традиции, устои берегут.

Я знаю — каждый там бывал, пусть на мгновение,
И каждый взял там для себя себе в пример
Лишь то, что сердце подсказало к применению,
И для отличия от созданных химер.

Наверняка не доживу я до ста лет…

Наверняка не доживу я до ста лет,
Не одного меня такая мысль тревожит,
Ведь для кого-то жизнь вопрос, а не ответ,
Кого-то радует, ну а кого-то гложет.

При всём при том, что мне-то жаловаться грех —
И дом, и сын, и сад в расцвете и порядке,
Прожив всю жизнь, я был заряжен на успех,
Не голодал, не воровал, шёл без оглядки.

И всё же вряд ли дотяну до сотни лет —
Ошибки юности, вино, табак, таблетки,
И запоздалый мною понятый совет
Мне очень поздно показал тот выход с клетки.

Где мир иной, без телевизора, дивана,
Где поплавок на чистой глади ждёт улов,
Где лес, грибы и земляники полстакана,
И где не надо говорить ненужных слов.

А если всё же мне исполнится сто лет,
Я тост скажу, чтоб стало каждому понятно:
Любовь — лекарство, чтоб прожить всю жизнь без бед,
Чтоб вспоминали о тебе всегда приятно.


Я не писал картины маслом…

Я не писал картины маслом,
Я не писал вообще картин,
Все мысли были о прекрасном,
Но вот пришла пора седин.

Купил я кисти, холст, палитру,
Дождался полной тишины,
И побежало, как субтитры,
Всё вспомнилось без мишуры.

Изображу сначала дочку,
Потом два сына и жену,
Отца и мать поодиночке,
Всех братьев, тёток и сестру.

Бабуль моих, конечно, тоже
Изображу как молодых,
Двух дядек, очень непохожих,
Таких, как помню, — не седых.

Друзей двух верных, чуть уставших,
Подруг моих счастливых дней,
Россию, Родиной мне ставшей,
И Украину вместе с ней.

И дом, который сам построил,
И сад, который сам взрастил,
Внучков, которых уже трое,
Врагов, которых я простил.

И звёзды, воздух, это небо,
Леса, и реки, и поля,
И океан, хоть там я не был,
Но так хочу поехать я!

Берёзок стройных, кисть рябины,
Застолье с песнями в саду,
И паруса на бригантине,
Два лебедя в большом пруду.

И всё-всё-всё, что сердцу мило,
И снег, и майскую грозу,
И то, что проносилось мимо,
Сбивая с роз моих росу.

Слеза в глазах моих застыла,
И руки не смогли писать.
Как счастлив я, что так всё было,
Что всё могу вам рассказать.

О том, что маслом не напишешь,
Но что всегда тревожит грудь,
И оттого всей грудью дышишь,
Всё помни это, не забудь.

Я хочу построить дом

Я хочу построить дом
Возле леса, возле речки,
Чтоб просторно было в нём,
Чтоб дрова трещали в печке.

Посреди — огромный стол,
Занавески на окошках,
Чтобы был дубовый пол,
Чтобы он скрипел немножко.

Чтоб уютная кровать,
Чтоб подушки и перины
Помогали сладко спать,
Не тревожа без причины.

Выйти утром на крыльцо,
Окунуться в свете солнца,
Речки свежесть пусть в лицо,
Свежесть мира к нам в оконце.

Лес подарит шум листвы,
Запах трав и свежесть луга,
Пусть со мною будешь ты,
Моя лучшая подруга.

Я для нас построю дом,
В нём растить мы будем сына,
Дуб посадим за окном,
Чтобы было всё красиво.

Чтобы нас не трогал мир,
Чтобы были мы здоровы,
Ах, мечты, раздумий пир,
И прекрасный, и суровый.
Лучше бы я никогда не стал взрослым

Лучше бы я никогда не стал взрослым,
Жил бы я в детстве, не зная тревоги,
В садик ходил с той девчонкой курносой
Лишь по одной мне известной дороге.

Я бы не знал, что такое разлука
С той, без которой прожить невозможно,
И никогда не изведал бы скуку,
Лишь потому, что не знал как всё сложно.

Мне б не хотелось жить ради карьеры
И улыбаться всем лживой улыбкой
Лишь для того, чтоб убрать все барьеры,
Что позволяют не делать ошибки.

Я бы не знал, что такое власть денег,
Что есть кредиты, долги, ипотеки,
Что есть чужой и есть свой жизни берег,
Есть мир иллюзий, вино, дискотеки.

И не узнал бы я, что есть измена,
Подлость и выгода правит всем миром,
И пусть желаешь во всём перемены,
Это зависит от ложных кумиров.

Я бы любил одуванчиков поле,
С папой и с мамой по нём пробежаться,
И никогда б не узнал, что есть горе —
В старости с ними когда-то расстаться.

Лучше бы я никогда не стал взрослым,
Жил бы я в детстве, не зная тревоги,
В садик ходил с той девчонкой курносой
Лишь по одной мне известной дороге.
По мирно спавшей до сих пор клавиатуре…

По мирно спавшей до сих пор клавиатуре
Вдруг пробежала дрожь седого пианиста
Во фраке, сшитом на текстиль-мануфактуре,
Кантаты «Реквием» от Ференца фон Листа.

И трудно выдохнуть восторг и сожаление
При понимании, что музыка — навечно,
И наслаждаться, несмотря на положение,
Наивно веруя, что это бесконечно.
……………………………….
Я современные мотивы только внемлю,
Судить их смогут только через поколения.
Но как же хочется зарыть всё это в землю,
Не испытав при этом капли сожаления.

Ты узнаешь меня лишь по почерку…

Ты узнаешь меня лишь по почерку,
Так сложилось, но всё изменяется,
Моя страсть уж наполнена доверху,
Но не вырвется, постесняется.

Трижды я собирался увидеться,
Не сложилось, но всё переменится,
На бумаге так просто обидеться,
И простить, и понять, но не верится.

Ждать ответа, как будто свидания,
Так сложилось, но хочется большего.
На бумаге без слёз расставания,
И не вырвется что-нибудь пошлое.
Я тебя попросил — ты ответила,
Так, пожалуйста, мне не отказывай,
Ты поверь, что меня уже встретила,
Так без писем о жизни рассказывай.

Наша встреча — заглавие к очерку,
На всю жизнь, это не обсуждается,
Ты узнаешь меня ведь по почерку?
Чтоб сложилось всё как полагается.


Зло умеет возвращаться

Я хочу сегодня, здесь,
Попросить у всех прощения
За поступки и за спесь,
И за грубость, и за мщение.

За бессонность тех ночей,
Что устроил папе с мамой,
За обманутых врачей,
Думал я, что умный самый.

Всех прошу учителей
Извинить за поведение,
За разлитый в классе клей
И за кнопки на сиденьях.

И за первую любовь,
Что не смог тебя добиться,
За разбитую в кровь бровь,
За уменье материться.

Попрошу я всех друзей
И подруг простить за худо,
Краеведческий музей —
За разбитое то блюдо.

Деда с бабой за испуг,
Когда с речки не вернулся,
Что забыт армейский друг,
Что ушёл и не вернулся.

И детей прошу простить
За те муки при разводе.
Разве можно с этим жить,
Когда силы на исходе?

Что минуло — то прошло,
И к чему теперь страдания?
Всё что ТО произошло,
Мне сегодня в наказание.

Можно каяться, грешить,
Обижаться, извиняться…
Думай, прежде чем вершить!
Зло умеет возвращаться.

Об автора:

Андрей Шаргородский. Родился и вырос в городе Ухта, Россия. Жил и работал в Тюменской, Орловской, Винницкой и Харьковской областях. Автор трёх книг, которые издавались в России, Украине и Канаде. Его произведения опубликованы в десятках литературных изданий и сборников.
Неоднократный лауреат и дипломант различных международных конкурсов. Номинирован на премию «Поэт года» и «Писатель года» в 2013, 2014 и 2015 году. Член Российского и Интернационального Союза писателей.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat