Катерина

Николай ИВАНОВ | Проза

Катерина

(венок незабудок)

Законченную строительством компрессорную станцию сдали в эксплуатацию, общее руководство и управление от Холина принял Николай Иванович Стрелец, начал комплектовать службы и смены. В группу ремонта и обслуживания газовых турбин отбор специалистов был особенно строг, мастером-бригадиром назначили Витю Тарасенко – почти не потреблявшего огненную воду. Частенько бывало, бежал к проходной впереди машины и кричал: «За рулём пьяный, не выпускайте!». К праздникам высшее руководство, профсоюз и шефы выдавали праздничные наборы (конфеты, шампанское, бальзам, круги сырокопченой колбаски и всё необходимое для празднования). Все мужчины получали подарки, а женщин прокатывали, возмущённые до невозможности – одинокие представители «слабой половины» коллектива приходили к Николаю Ивановичу качать права и скандалить, требуя немедленно прекратить дискриминацию, восстановить справедливость, так как они тоже сотрудники управления. Николай Иванович, выслушав претензии, покивав головой, говорил: «Вы кооперируйтесь, будьте дружнее, будьте вместе не только на работе, а по праздникам тоже». Добрый совет сразу приняли к исполнению, редкие психи-одиночки покинули некомфортную для себя среду, а оставшиеся спаянные и дружные собрали все: переходящие знамёна, знамёна передовиков, знамёна победителей соревнований, Знамёна лучшего предприятия отрасли, вымпелы, дипломы и грамоты. Витя познакомился с Катериной – свободной, весёлой, одарённой (могла петь, могла играть на аккордеоне, знала танцы, водила автомобиль) женщиной с двумя подросшими детьми. Новая семья зажила дружно и счастливо, родился общий сын, рос весёлым здоровым и красивым мальчиком. Поехали в очередной отпуск, к дедушкам, бабушкам, мать пошла в клуб на спевки, а отец с малышом поехали на лодке рыбачить – случилось несчастье. Лодка перевернулась ни Витя, ни ребёнок плавать не умели, и сын утонул – горе сломало Виктора – начал пить и не смог остановиться. Жизнь потеряла смысл, время не вылечило – не остановило распад сознания, переключившегося в режим самоликвидации. Вскоре после безуспешных попыток закодировать и вылечить – его положили в больницу. Николай Иванович встретил Катерину:

– Привет, ты как боярыня Морозова в этой богатой шубе, куда собралась?

– Здравствуйте, иду к Виктору, перевели в реанимацию, какое-то осложнение началось.

– Ладно, передай привет, пусть восстанавливается – коллектив и работа ждут его. Прошло полгода, начиналась пора отпусков — ждали окончания экзаменов в школах. В кабинет к Николаю Ивановичу несмело, придавленная горем вошла Катерина подала приготовленное заявление на расчёт, Стрелец внимательно прочитал и говорит:

– Как я помню, тебе до пенсии работать и работать, дочерей ставить на крыло, муж болеет – на что жить собираетесь?

Катерина заплакала:

– Николай Иванович, у Вити вырезали половину мозга, я не могу его бросить, кому он нужен кроме меня, кто за ним будет ухаживать, и присматривать – это мой крест, я буду нести его до тех пор, пока ноги ходят – это мой муж.

– Так, понятно, а Витя хоть адекватен, что-то понимает? Что-то может? Как с основным инстинктом?

– Да, почти всё нормально, только как дитя малое без подсказки не может.

Николай Иванович подумал.

– Да, настоящему мужику мозг необязателен, может хватить основного инстинкта. Завтра присылай дочерей, возьмём на работу, и скажи им – пусть учатся и растут профессионально, а мы проследим, чтоб ваша семья не нуждалась, берегите друг друга и постарайся остаться примером для подражания. Пока есть такие люди – наша родина бессмертна.

У участников событий могут быть другие имена.

Олеся

(венок незабудок)

 Молодая семья, назовём союз Олеси и Алеши в расцвете лет, жила и работала на трассе – обслуживали радиорелейную вышку, не взирая на погоду, в любое время года. Иногда Алексей выезжал в город за продуктами и необходимыми товарами. Шло время, трубопроводы «Уренгой – Челябинск» первая и вторая «нитки» законченные строительством, сдали в эксплуатацию, семья росла, однако чувства не остывали.

В любых событиях наступает перелом – так произошло и в этой истории.

Дети подросли, надо было определять сыночков-погодков в начальную школу, руководство газпрома пошло навстречу и выделило святому семейству квартиру по улице 40 лет ПОБЕДЫ в Ноябрьске.

Справили новоселье, обустроились, оформили регистрацию по месту жительства, прописались. Молодая мама повела сыночков в детскую поликлинику, школе были нужны справки о состоянии здоровья малышей.

Войдя в здание, увидела на стене указатели: район — участок — кабинет — доктор педиатр, заняв живую очередь, постепенно придвигалась к заветной двери — мысленно прикидывая – во что бюджету семьи обойдётся этот визит в царство медицины.

Олеся с детьми войдя в кабинет, увидела приятную женщину в возрасте, в белом халате, которая что-то писала правой рукой, а левую протянула в сторону вошедшей, чуть пошевеливая пальцами. Олеся быстро достала кошелёк и стала шуршать купюрами, прикидывая – сколько дать, доктор услышала, подняв голову, гневно произнесла: «Женщина, что вы себе позволяете, как не стыдно». У Олеси душа ушла в пятки, она опешила и растерялась. Однако долг, ответственность перед сыновьями заставили собраться, она тихо произнесла: «Но вы протянули руку, и я не знаю, что вам надо». Доктор подышала, успокоившись, произнесла: «Я протянула руку за карточками на детей». Олеся, затравленно озираясь, молвила: «У нас нет карточек». Услышав эти слова, педиатр грозным тоном произнесла: «Вы где рожали?».

Последовал тихий ответ: «На трассе». Врач ещё более строгим голосом произнесла: «Таак – кто роды принимал?». Олеся, сгорая от стыда и смущения, прошептала: «Муж».

Докторша растерялась, всё-таки в возрасте, много чего и всякого повидала, но такое из ряда вон выходящее впервые – наступила тишина, в кабинет вошла медицинская сестра, юное прекрасное создание в белом халатике.

Сыночки-грибочки, дружно улыбаясь, подёргали матушку за юбку: «Мам, мам – смотри снегурочка пришла», – обстановка мгновенно разрядилась, «снегурочка» с документами отправилась заводить карточки, докторша вскочив бережно усадила молодую мамашу поудобнее на кушетку.

Начала доброжелательно, внимательно с участием расспрашивать, как всё это было, как росли детки, как жили, чем кормили, слушать, как круглый год пользовались бассейном и баней, построенными отцом семейства, как устраивали праздники, как играли и гуляли в ближнем перелеске, как учились ловить рыбок в речушке с трудно произносимым хантейским названьем, как собирали и заготавливали дикоросы.

После обстоятельнейшего опроса очень внимательно осмотрела малышей, весьма удивляясь случаю, – дети здоровячки, никогда ничем не болели, ни одной прививки, ни одного укола, доктора увидели впервые в жизни придя за справками – которые тотчас были оформлены.

У нас на Тюменьских Северах достаточно много и часто встречаются люди с кристальной чистоты душой, считающие своим долгом: у наших деток, потомства – должно быть всё – любовь, забота, сказка, романтика, родительская ответственность, будущее – а иначе, зачем и для чего жить.

Это похоже Ямальский синдром отношений, притяжения, шлифовки, отбора, преемственности – оставшийся в наследство от первопроходцев.

Тюменьцы, Ямальцы и выходцы с этого края в любых местах, любых условиях – очень быстро находят друг друга, их общение уважительно, содержательно, неповторимо и насыщенно, что частенько будит зависть окружающих, жителей других территорий – их главная составляющая жизни «лень и зависть», хотя могут очень многое, поэтому – пусть терпят, учатся, перенимают – со временем их жизнь тоже может стать сочной и яркой, как все цвета радуги, или как у нас северное сияние.

Возможное совпадение имён в этой истории, совершенно случайно, тем более – детки выросли, родители пенсионерствуют на «большой земле» – в общем, другие времена, другие условия.

Елена Прекрасная

(венок незабудок)

Руководство «Ноябрьскгаздобыча» Михаил Иосифович Галькович и Стрелец Николай Иванович сварщика АВП Серёгу с помощниками отправили вертолётом в Тарко-Сале, надо было обеспечить подачу газа в районный центр, собрать и сварить ручной электродуговой сваркой ГРС (газораспределительную станцию), смонтировать газовую котельную и запустить всё в работу – шла подготовка посёлка (сейчас город) к зиме на Крайнем Севере. Закончили обвязку газовых скважин, обвязку системы газовых сепараторов очистки – это был первый этап, начало процесса и после проверок, испытаний на прочность и плотность руководство района, райком комсомола устроили ужин. Собрались достойные люди и просьбы руководства, партийного актива, руководителей геологических партий, рыбозавода, порта, руководства лесхоза – не терять накал, работать достойно и надёжно – были услышаны, обещания дать результат с должным качеством произнесены. В большом номере гостиницы кипели страсти и споры – все молоды, здоровы, амбициозны, начитаны, а значит, имели свои аргументы, своё мнение по любому вопросу. Сергей, чтоб освежиться вышел на балкон, вечерело, со стороны Пура (судоходная река) веяло прохладой, огляделся и увидел девушку, идущую по улице, она понравилась сразу, с первого взгляда. Громко произнёс: «Привет голубушка, почему одна?». Она остановилась, огляделась, затем подняла глаза, увидела Серёгу, поздоровалась и сказала: «Так, иди сюда». Парню дважды повторять не было нужды, и он в чём был: футболка, шорты, комнатные тапочки – прыгнул с балкона второго этажа, девчонка испуганно вскрикнула, однако увидев, что всё в порядке рассмеялась. Из-за меня ещё никто с балкона не прыгал. Такого чарующего, зовущего, колдовского смеха Серёге слышать не доводилось, его сердце трепетало в груди как пойманная птица, руки вздрагивали, в этот тёплый летний вечер его бил озноб, она произнесла: «Я Лена, а ты?». Оглушённый, заикаясь с трудом произнёс: «Я ССерёжа». С безмерно приятным, тихим воркующим смехом взяла его руку: «Что, идём?». У Серёги пропал голос, он только и смог, что кивнуть головой. Её ладошка – едва коснувшись, окутала теплом и негой, их губы сами нашли друг друга. Пара медленно двинулась по улице, и магнетизм взаимного притяжения всё ближе всё теснее прижимал их друг к другу, тапочки почему-то слетели с его ног и каждый из них – кто левой, кто правой рукой, понёс соскочивший тапок – а Серёга не чуял ног под собой, не чуял дороги. Началась новая жизнь, всё свободное от работы время проводили вместе, вместе гуляли по посёлку, вместе ходили в местечко (окунёвка), вместе собирали и кормили друг друга княженикой (очень редкая и вкусная ягода), вместе ходили купаться, рассказывали и слушали друг друга с бесконечным удовольствием и вниманием. Всему бывает конец и хорошему и плохому, за Сергеем пришёл борт и, не дав проститься с драгоценной, забрали на аварийные работы – потёк охранный кран на магистральном газопроводе, пришлось менять, вырезать и ставить новый. В Тарко-Сале Серёга прибыл под осень – запустили в работу ГРС, запустили котельную, дали тепло в детский сад, в школу, в дома, и учреждения – работали от темна до темна, когда работа в радость, время останавливается – летит незаметно.

Руководство опять накрыло столы угостили на славу и слова, сказанные в этот день, врезались в память Серёги навсегда: «Сергей, за твои добрые дела Руководство, которое работало, те, кто работает, те, кто будет работать – все мы тебе должны. Когда понадобится помощь, поддержка – только сообщи мы придём, поможем, подставим плечо. Будь здоров, постарайся не меняться».

Пока Серёги не было за Еленой приехали родители (из вечной осторожности – остудить раскалённые чувства, опустить на грешную землю, зависть – у нас ничего путного не было и ей не надо, мы прожили без любви – и дочери любовь ни к чему) – увезли, забрали с собой.

Молодые люди больше не виделись. Не зря говорится: «Человек предполагает, а бог располагает».

В реальности могли быть другие имена.

Галактическое видение

(венок незабудок)

Корабль слегка вибрировал от работы своих двигателей, фотонные ускорители мерно щёлкали, отбрасывая назад парсеки пространства – экипаж занимался каждый своим делом: кто-то отдыхал в анабиозе, кто-то зондировал бортовое оборудование, кто-то готовился заступить на вахту, звездолёт шёл в дальний поиск. Экипаж – специалисты лучшие из лучших, каждый космонавт – профессионал высшей пробы, любой способен заменить другого.

В приплюснутой, сферической, центральной рубке с главным пультом управления, передняя треть которой занята обзорным экраном, стены покрыты композитным материалом с растущими по всей поверхности сине-розовыми незабудками, светящимися и нежно поющими небольшими пяти лепестковыми цветами. В центре расположилось (похожее на шезлонг) кресло командира судна, с достаточно широкими подлокотниками. Левая рука лежала на светящемся, словно перламутр шаре, выступающем из подлокотника – главная (прямая – обратная) связь всех систем, оборудования корабля, приборов, оружия, всех отсеков, систем навигации, экипажа – с капитаном межпланетного судна.

Правая рука покоилась в зоне прямого контакта: со множеством тумблеров, кнопок, датчиков, свето индикаторов, дисплеев, приборных экранов, контрольных и регулировочных устройств.

Серебристый скафандр в автоматическом режиме сканировал состояние здоровья, в заданном режиме менял пиковые нагрузки на различные части тела – поддерживая его в постоянной боевой готовности – мгновенная реакция и скорость принятия решений, многие годы давали шанс опередить всех и всё, возможность оставаться капитаном – идеальной машиной.

Вдруг с лёгким шорохом в рубку поднялась капсула внутреннего лифта и из кабины

непринуждённо, легко, изящно, вышла стройная девичья фигура. Она ловко балансируя,

двигалась к капитану, тело цвета слоновой кости было обнажено, если не считать пурпурно алой набедренной повязки, прекрасной формы, идеальные груди легко вздрагивали при движении, сине-зелённые локоны нежно вились вдоль высокой шеи, надо лбом возвышались средней величины рожки – (как у молодого жирафа с шариками на концах), которые совершенно не портили её облик, в руках несла небольшой поднос с высоким стаканом полужидкого энергетика.

Капитан взглянул на вошедшую, её лицо, бездонные зелёные глаза, нежная улыбка – светились бесконечной любовью, радостью встречи. У матёрого звездолётчика сбился сердечный ритм, замерло дыхание, он видел, знал – да он любим и тоже любит безмерно и безгранично.

Этот маршрут, это место во времени и пространстве – которое не отмечено ни в одной звёздной карте, не описано ни в одном руттере (дневник и хронология маршрута, морск. термин), стало ещё одной вехой встречи влюблённых сердец.

Они знали – МЫ любим друг друга.

– А мы вернёмся на землю?

– Да моя милая Вселенская Великая княгиня Оля, лучшая во всех мирах.

– Конечно вернёмся, родная, сразу после выполнения задания и всегда, вечно будем вместе.

Этот сон Николай Павлович пересказывал многим колдунам и толкователям, по мнению некоторых – это событие имело место быть – только очень давно, возможно многие тысячелетия назад в прошлом или в далёком будущем.

В спирали времени бывают и не такие «закидоны» – повороты, петли, скачки и завихрения.

Возможно, не доделал какое-то большое, важное дело и всевышний тактично напоминает – надо работать, закончить начатое, успокоиться и снять с души тревогу, всё будет хорошо.

Жизнь сложная штука, прекрасна, интересная, многогранная, открой глаза и увидишь, что должен знать – узнаешь, что надо слышать – услышишь.

Любовь Артура

(венок незабудок)

В каждом коллективе заботами всевышнего или провидения – обязательно найдётся индивид не от мира сего, его чудачества, его закидоны – иногда ставят всех в тупик (идеи и смысл доходят через время), иногда вносят сумятицу в жизнь и понятия, иногда – раскрашивают бытиё действительности такими красками и событиями — что приятно вспоминать всю оставшуюся жизнь. У молодёжного звена северян (работавших в Газли на реконструкции после землетрясения) была неделя капитанского джина. Выяснилось, что этот напиток можно продегустировать ближе всего в городе Навои и молодёжь, выполнив задел в работе, на рейсовом автобусе поехали проведать «Цветок из камня». Ещё на автовокзале встретились с группой местных парней и девчонок, познакомились, узнав цель приезда, хозяева предложили сначала осмотреть город, посмотреть – приобрести подарки и сувениры, а развлечения на десерт – приехавшие согласились. Такие города создают романтики, безнадёжно влюблённые или осенённые божественным вдохновением – центр – голубое озеро (сходство идеи – бассейн с голубой водой Никитского ботанического сада в Крыму), но целое озеро – это восхитительно. Дома – многоэтажные башни, улицы – арыки с чистой водой, шпалерами цветущих роз, памятниками (посвященными героям, легендам, истории, любви) и чистота. Группа гостей и местных успешно выполнив программу знакомства и общения с достопримечательностями, плавно переходила к решению главной цели посещения замечательного города. Приобрели сувениры, подарки родне и близким, нагрузили покупками рюкзаки и сумки, набрали джина, еды и двинулись к озеру – прохладной голубой воде. Артур (прекрасно игравший на любом музыкальном инструменте) плёлся позади всех, на детской пиликалке вытворяя композиции и импровизации, возле памятника Фархаду его за руку остановила девчушка, а что вы играете? из кого это? Артур, не поднимая головы, проговорил: «Из меня». Затем, подняв глаза, осмотрел любопытную. Сердце сжалось, голова пошла кругом – господи! как она хороша, сейчас посмотрит на меня и уйдёт, такая божественная красота – не для какого-то сварщика, смотрел, смотрел, смотрел и молчал – хотя умом понимал надо говорить, надо знакомиться, надо спросить имя – не мог, напал столбняк. Друзья не слыша мелодии Артура, вернулись за ним – взяв за руки, обняв за плечи, повели с собой на мероприятие, девчонка осталась стоять – тоже в столбняке. Пикник прошёл на уровне, Артур творил чудеса, друзья пели, танцевали, дело двигалось к вечеру и приехавших пригласили посетить – посмотреть любую квартиру новых друзей, омыться – искупаться перед дорогой домой. Всё прибрав после себя – (такой трепетной заботы, любви к родному городу редко кому по жизни дано видеть) двинулись. Артур немного поиграл на балконе и попросился искупаться и немного поспать, все согласились – это справедливо. Парень принял душ, переоделся и в самой дальней комнате прилёг на тахту, прикрыв глаза, в голове звенел бесконечно родной голос незнакомки, мерещился её образ, и сердце стонало от горя – всё! больше не увидимся, как жить? задремал. Где-то через час проснулся от прохладного ветерка в лицо – незнакомка сидела рядом на стуле, держала в руках работающий вентилятор и обдувала музыканта, молодые люди познакомились – я Света, а я Артур, оказалось семья девушки живёт этажом выше и, услышав игру Артура, взяв ветродуйку, сама спустилась к нему.

Наверное, нет на земле человека, забывшего первый взгляд – разбудивший любовь, первый звук голоса, первое касание рук, первый поцелуй любимой – память на всю жизнь – пока ноги ходят и не ходят тоже.

Вероятно, родители и родня девушки имели средства и возможности участвовать в устройстве жизни своего сокровища, (не стали опираться на традиции, амбиции, устои и прочие правила жизни), их родительская любовь не стала поперёк любви дочери. Прошло немного времени и на УКПГ Газли приехали две белые «волги», пассажиры одной машины пошли общаться с руководством, а из другой выпорхнула девчонка (непонятно как – очень быстро нашла Артура, помогла снять брезентовую спецодежду и, обняв потного во влажном х\бешном с пузырями на коленях трико, целуя – словно утоляла вселенскую жажду), повела к машине. Ходила молва – Артур женился, создал инструментальную группу, пишет музыку, даёт концерты.

Её и его родители в молодых души не чают – в восторге от внука и внучки.

Всевышний каждому воздаёт по заслугам, каждому открывает пути – дороги, каждому есть шанс реализоваться – только одни суетятся да торопятся, другие боятся, да мечутся вот и имеют то – что имеют.

Возможное совпадение имён совершенно случайно.

Об авторе:

Иванов Николай Николаевич, родился на (прииске) участке № 34 Башзолото, ныне город Сибай в Башкирии. С самого рождения дюжие караванщики катали на конях, верблюдах, ишаках, псах «алабаях» – охранявших путешествующих торговцев, когда взрослые отвлекались своими делами — кормил, играл, трепал животных – которые знали, если что-то плохое будет с мальчишкой, их просто прирежут, поэтому терпели всё. По жизни никогда не боялся скотины. Участвовал в скачках (на сабантуях), водил тройки на свадьбах. После 8 класса, 14 лет – пошёл работать на пилораму катать брёвна, перекидывать распил (доски, брус, горбыли). В 16 лет пошёл учиться на слесаря (ГПТУ №19 староста группы, знаменосец училища), вечернюю школу (ШРМ №1), занялся спортом: парашютная секция, бокс (тренер В. Тарраш, затем В. Столяров), ходил на яхте матросом, подготовка скалолаза (тренер В. Миронов – снежный барс), лёгкая атлетика (бег на средние и длинные дистанции), футбол (полузащита справа), пробовал заняться вольной борьбой (оставил, однако успел получить разряд), есть опыт прыжков с большого трамплина. Проходил практику и работал на участке механизации – отдел гл. конструктора ММК – внедрение новинок и разработок по всем цехам и производствам. Ездил в командировки на другие металлургические комбинаты Урала, по приглашению СК « Металлург» остался в г. Новотроицке, Оренбургской обл. 1973 — 1975 г.г. служба в армии, сержант (командир отличного отделения, трижды поощрялся отпуском на Родину). С 17.07. 1975г. – по24 апреля 2004г. строитель трубопроводов. Карьера: от слесаря 3 р. – до руководителя отдела контроля качества и главного сварщика строительного комплекса большой компании (прошёл все ступени: звеньевой, бригадир, мастер, начальник участка, начальник лаборатории контроля и диагностики и далее). Аттестации: МВТУ Баумана, НПО «Спектр», УПИ (институт сварки, а\ц УрОРАН ). Отказов, аварий, рекламаций – за годы работы нет. Довелось работать: в Кара – Кумах, Кызыл – Кумах, Памире, Карпатах, Кавказе, Молдавии (газификация), Прибалтике, Крайнем Севере, степях Оренбурга и Казахстана. Детей – три сына и дочь, все получили высшее образование (некоторые два), имеют собственное жильё, старший ведущий маркшейдер горнорудной компании, средний начальник отдела (лаборатории контроля и диагностики), младший сын – эксперт определения остаточного ресурса объектов нефтегазового хозяйства, все отслужили в армии (ракетчик РВСН, сапёр-минёр управляемого минирования, лёгкий водолаз ЧФ). Дочь детский медработник. По жизни повезло встретить лучших людей эпохи: Высоцкий, Магомаев, Салманов, Черномырдин, Чирсков, Денсков, Аракелян, Клюк, Рощаховский, Шмаль, Волошин и много-много других, видеть и слушать людей – свидетелей революций 1917г., участников 1 и 2 мировой войны, людей общавшихся с Маяковским, Есениным, Коллонтай (лидер движения долой стыд), пленными немцами – оставшимися в России, настоятелем Троице-Сергиевской лавры, главным муфтием России. Омыть ноги в: Чёрном, Азовском, Каспийском, Балтийском, Аральском морях; реках: Урал, Дон, Волга, Обь, Иртыш, Пур, Айваседа, Нева, Клязьма, Угра, Истра, Днестр, Терек, Белая, Сакмара и великом множестве речек и ручьёв. Если б можно – прошёл этот путь ещё раз, лучше работал, больше любил и берёг близких.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat