Пенсия

Евгений СТАВЦЕВ | Проза

Евгений СТАВЦЕВ

Письмо из Варшавы привело меня в туристическое бюро для оформления заграничного паспорта, которого у меня раньше никогда не было. Меня приглашали принять участие в недельной стажировке в научно-познавательном центре польской столицы. Я никогда раньше не выезжал за пределы своей страны и воспринимал приглашение с двояким чувством — радость предвкушения встречи с новой культурой путалась во мне с настороженностью и испугом перед неизвестным.

Симпатичная девушка-оператор туристического бюро переспросила меня: «Вы хотите получить новый загранпаспорт?» — и, услышав мой ответ, что у меня раньше не было ни старого ни какого другого загранпаспорта, приподняв брови, взглянула на меня и, мило улыбнувшись, взяла из моих рук папку документов на оформления анкеты.

«Должно быть, сейчас большая редкость, если у человека нет загранпаспорта?!» — пронеслось мимолётная мысль в моей голове, вызванная удивлённым взглядом девушки. «Отсутствие загранпаспорта — это такой же недостаток современного человека, как и отсутствие водительского удостоверения и своего адреса в электронных сетях», — размышлял я, ловя себя на мысли, что ни того, ни другого у меня тоже не было. По этим показателям меня, наверное, нельзя назвать современным человеком.

Выжидая, пока девушка оформит анкету, я сел на стул и стал рассматривать обстановку кабинета.

Стены помещения были увешаны фотографиями с видами далёких стран, о которых мне приходилось только мечтать: Мальдивы, Сейшелы, Мексика, Австралия, Индия, Китай и тому подобное. На одной из фотографий с видом какого-то европейского города я заметил улыбающуюся девушку-оператора.

На стеллажах кабинета были аккуратно расставлены сувениры, тоже, по всей видимости, привезённые из далёких путешествий, возможно, этой же девушкой или другими сотрудниками туристического бюро.

Журнальный столик, стоявший напротив меня, был завален различными буклетами, туристическими проспектами и путеводителями. Вся атмосфера и обстановка кабинета звала в далёкие, романтические и завораживающие экзотикой путешествия.

Моё внимание в этом ворохе рекламы привлёк лежащий на журнальном столике прошлогодний номер журнала «Уральский следопыт». Выбор пал именно на это издание не только потому, что все эти заманчивые путешествия мне были не по карману, а потому, что содержание журнала было близко моему внутреннему духовному содержанию.

В ожидании оформления анкеты я перелистывал страницы журнала, периодически останавливая своё внимание на отдельных заголовках, выхваченных из текстов фразах, на фотографиях с милыми сердцу зелёными горами.

Вскоре до меня стал доходить разговор, который вели невидимые мне женщины, находящиеся в соседнем зале. Кабинет, где сидел я, был соединён с этим залом дверью, которая в данный момент оказалась открытой. Поэтому мне пришлось стать невольным свидетелем чужого разговора. Суть его сводилась к оформлению маршрутного листа туристической путёвки.

— Вы на Эйфелеву башню будете подниматься? — послышался вопрос агента туристического бюро.

— Да, конечно будем, и желательно затемно, чтобы можно было рассмотреть Париж при дневном свете и в вечерних огнях, — послышался ответ невидимой женщины.

— Так! Значит, подъём на башню включаем… — судя по интонации, агент вписывала этот пункт поездки в маршрутный лист путёвки. — Экскурсию на прогулочном катере по Сене будем включать?

После некоторого замешательства послышалось разъяснение агента:

— Это река так называется. Она протекает через Париж… Тоже включаем? Хорошо! Так, дальше посещение Лувра и поездка в Версаль.

В ответ слышалось утвердительное бурчание уже двух женских голосов.

— За пределами Парижа, кроме Версаля, ещё могу предложить путешествие по замкам Луары, — агент явно входила во вкус беседы с заинтересованными и, судя по всему, богатыми клиентами, а вернее клиентками. — О-о! Это удивительное путешествие по старинным средневековым замкам французских герцогов и рыцарей с непременным посещением дегустационных винных залов.

Снова послышалось утвердительное бурчание.

— Итак! Подъём на Эйфелеву башню, экскурсия по Сене, Лувр, Версаль, плавание по Луаре с посещением замков… — проговаривала вслух агент так, чтобы не только на бумаге, но и в памяти клиентов отпечатался маршрут туристической поездки.

После перечисления пунктов путешествия, агент назвала денежную сумму, размеры которой меня привели в лёгкую оторопь, поскольку я невольно сопоставил её со своей годовой заработной платой. После кратковременной паузы снова послышалось утвердительное бурчание женских голосов, согласных с обозначенной стоимостью путёвки.

«Опять весна, и опять нам хочется в Париж!» — иронично размышлял я над случайно подслушанным разговором. Я глубоко вздохнул, осознавая, что для меня всё услышанное равносильно путешествию на Луну, и, отложив журнал в сторону, посмотрел на девушку.

К этому времени она закончила оформлять анкету и попросила проверить правильность её заполнения. После проверки мне требовалось оплатить эту услугу в кассе туристического бюро. Девушка-оператор объяснила, что касса находится в соседнем зале. Я понял, что это как раз тот самый зал, где происходило оформление туристической путёвки в Париж.

Первое, что я сделал, когда вошёл в зал, обратил внимание на большой полированный стол, за которым сидели агент туристического бюро, а по другую сторону — две женщины, теперь ставшие для меня видимыми.

Из чувства любопытства, вызванного вопросом — какие люди могут позволить себе поездку в Париж со всеми его втекающими и вытекающими прелестями, — я попытался, как можно подробнее осмотреть женщин, оформлявших путёвку.

Перед туристическим агентом за столом сидели две обыкновенные пенсионерки, по внешнему виду, по моим соображениям, находящиеся уже не первый год на пенсии. В обычных пальтишках, вязаных шапочках, с тряпичными сумками на коленях. Они сидели, прижавшись друг к другу, и, щурясь сквозь очки, старательно читали какие-то бумаги, быть может, документы о договорных обязательствах между ними и туристическим бюро. Видимо, некоторые положения договора были написаны замысловато или неразборчиво, что заставляло старушек, тыча пальцем в бумагу, обращаться за разъяснением к агенту.

В общем, картина напоминала сцену в нотариальной конторе, когда нотариус терпеливо объясняет какой-нибудь бабушке, где, зачем и в каком месте нужно поставить свою подпись.

Удивлённый тем, что вместо респектабельных дам аристократического вида и содержания я увидел простых пенсионерок, быть может, уставших сидеть у подъезда на скамеечке, я в некотором замешательстве стоял перед окном кассы и растерянно рылся в карманах, пытаясь набрать мелочью недостающие для уплаты шестьдесят пять рублей.

Кассир терпеливо смотрела на меня, а я, осознавая, что незапланированные расходы заставят меня сегодня отказаться на обед не только от котлеты, но и от гарнира, оставляя надежду лишь на пару пирожков и стакан чая, где-то в подсознании обречённо говорил себе: «Поскорей бы на пенсию»!

11 марта 2013 г., Нижний Тагил

Об авторе:

Евгений Ставцев родился в Орле в 1972 году. Живёт в Нижнем Тагиле. Работает в должности директора музея. Историк и публицист. Автор более 20 научных и научно-популярных статей, очерков и эссе по истории, этнографии и краеведению. Лауреат премии О. Е. Клера — за достижения в музейной работе по Свердловской области (2005). В начале трудовой деятельности работал школьным учителем, художником, корреспондентом на телевидении.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat