Встреча под радугой

Евгений СТАВЦЕВ | Проза

Евгений Ставцев

Еще минуту назад по железной крыше сарая барабанил дождь, а деревья, раскачиваемые ветром, стучались ветвями в оконные стекла, словно просились пустить их в дом. А теперь из-за туч выглянуло солнце, и все кругом — листья на деревьях, трава, капли, свисающие с крыш, — заискрились и засверкали, как тысячи маленьких фонариков. Воздух быстро заполнился птичьими разговорами, началась беспорядочная воробьиная возня в кронах деревьев. Мимо окон, шлепая по лужам, прошла вымокшая соседка, за которой послушно бежала взъерошенная от дождя собака.

Но, несмотря на это пробуждающееся после грозы веселье, несмотря на этот замечательный летний вечер, Тимке было грустно. Он сидел у окна и что-то лепил из пластилина. Время от времени Тимка поднимал голову, чтобы взглянуть, что происходит на улице, и снова погружался в творческий процесс лепки. Когда какая-нибудь машина проезжала мимо его дома, Тимка вскакивал с места и кидался к окну, чтобы лучше рассмотреть машину. Но, обнаружив, что машина не та, он возвращался на прежнее место и продолжал лепить.

По всей видимости, Тимка кого-то ждал. Ждал того, кто должен приехать на машине. Должен приехать, но не приезжает. А Тимка ждет его вот уже третий день. Этот кто-то, кого так упорно ждет Тимка, его друг — друг в самом полном смысле этого слова — и зовут его Андрей. Он живет в городской квартире, но на все летние каникулы приезжает сюда, в поселок, погостить у своей бабушки. У его родителей есть легковой автомобиль — оранжевый «Москвич», имеющий характерный шум мотора, не похожий на звуки других автомобилей. Бабушка Андрея живет в доме, находящемся в глубине улицы, а дом Тимки — один из первых, поэтому все машины, въезжающие на улицу, обязательно проезжают мимо окон, в одно из которых смотрит Тимка. И не каждая машина привлекает его внимание, а лишь легковая, у которой мотор работает, как у оранжевого «Москвича».

Друзья не виделись целый год. За это время они повзрослели, закончили четвертый класс, прочитали новые книги, посмотрели новые фильмы, накопили много интересных идей, которыми хотелось поделиться. Более того, Тимка набросал на бумаге целый план разных интересных дел, которые им предстоит сделать в течение этого лета. Их так много, что, может быть, и лета не хватит — каждый день на счету. А Андрея все нет.

«Может быть, ему не сообщили, что я уже три дня как приехал? — думал Тимка. — И «морская болезнь» закончилась после поезда — меня больше не качает, как в первый день после приезда. Пора бы уже делом заняться…»

Тимку и Андрея разделяло не только время длиною в год, но и расстояние протяженностью в две тысячи километров. Тимка живет и учится далеко от этой мокрой и солнечной улицы, он приехал на летние каникулы к своей бабушке с Урала, из большого промышленного города, окруженного скалистыми горами и таежными лесами. В этом городе много заводов и дымящих заводских труб. Каждый год в начале лета Тимку привозили к бабушке Зое — как говорила его мама, «чтобы набраться сил, подышать свежим воздухом и поесть витаминов». Весь год друзья писали друг другу письма, в которых мечтали, что наступит лето, и они осуществят массу интересных дел, сделают много новых открытий, а может быть, даже совершат подвиги.

Отложив пластилин в сторону, Тимка натянул сапоги, накинул сверху ветровку и вышел на крыльцо.

Дворик, залитый солнечным светом и птичьими разговорами, буквально пыхтел паром, как вскипевший самовар. От деревянных досок крыльца, от бревенчатых ворот, от мокрых стволов деревьев поднимались прозрачные столбики пара. Это вода испрялась на солнце.

— Наконец-то вышел, — сказала бабушка Зоя, увидев на крыльце внука. — Тимофей, возьми ведерко в сарае и вычерпай воду из бочек. А то, смотри, стоят переполненные — вода через края переливается.

Тимка знал: чтобы избавиться от грусти или плохого настроения, нужно заняться каким-нибудь делом. По-видимому, это знала и его бабушка. Поэтому он взял ведерко и принялся отчерпывать воду из бочки. Эта работа пришлась по душе Тимке. Он представил себя матросом на корабле, которому поручили вычерпать морскую воду из трюмов…

Сквозь плеск воды Тимка прислушивался к шуму проезжающих по улице машин, а если он слышал шум «Москвича», то выскакивал за ворота и смотрел — не та ли оранжевая машина проезжает мимо. Затем он, разочарованный, возвращался обратно во двор «спасать свой корабль от затопления».

Тимка уже не надеялся, что сегодня увидит своего друга. Он зачерпнул очередное ведерко воды и хотел уже было пойти к баку для полива, куда переливал лишнюю воду, как вдруг за воротами послышался знакомый шум автомобильного мотора. Боясь в который раз обмануться, Тимка остановился посреди двора и стал прислушиваться. Ему показалось, что автомобиль резко остановился где-то в центре улицы, где-то там, где находился дом Андрюшкиной бабушки — бабы Шуры, как ее все называли.

— Ты чего встал как вкопанный? Случилось что? — спросила Тимку бабушка Зоя, выходящая из сарая и увидевшая застывшую фигуру внука.

Тимка ничего не ответил, а развернулся и с ведром в руках медленно и даже с какой-то опаской вышел за ворота.

Возле дома бабы Шуры стоял оранжевый «Москвич». От него по улице в сторону Тимкиного дома быстро шел белокурый щуплый мальчишка в темной куртке. Сомнений не было — это был Андрей. Узнав в мальчишке своего долгожданного друга, Тимка даже подпрыгнул от радости.

— Андрей! — откуда-то изнутри громко вырвалось у Тимки.

Мальчик в темной куртке подпрыгнул от неожиданности и пустился бежать. Тимка, не помня себя от счастья, бросил ведро с водой на землю и, шлепая сапогами по лужам, кинулся навстречу.

Где-то в центре улицы мальчики буквально врезались друг в друга. Сцепившись в крепкие объятия, они стояли посреди дороги и смеялись от того, что они снова вместе, что они снова видят друг друга. Они ничего не говорили, а просто молча смотрели друг на друга и не могли нарадоваться своему детскому счастью. А в это время у оранжевого «Москвича» стоял и смеялся усатый мужчина — папа Андрея, а на другом конце улицы с пустым ведром стояла Тимкина бабушка и, тайком утирая слезу, улыбалась, наблюдая трогательную сцену встречи двух неразлучных друзей.

— Я только сегодня узнал, что ты приехал. Баба Шура сообщила. Она была у нас сегодня на квартире, — сказал Андрей.

— Да ладно, — улыбаясь, ответил Тимка и, немного помолчав, спросил: — Ты надолго?

— На все лето. Пока ты не уедешь.

— Вот здорово! А я пока ждал, вылепил тебя из пластилина.

— Покажешь? — спросил Андрей.

— Конечно. Ты в костюме индейца…

— Ух ты! Смотри! — Андрей вдруг поднял руку и указал наверх.

Тимка обернулся.

Над крышами домов, пронзая нерассеявшиеся остатки грозовых туч, откуда-то из огромной кучи белых облаков вырастала разноцветная радуга. Где-то высоко в небе, почти под самым сводом радужного моста, кружились ласточки, предвещая хорошую погоду. А мальчики стояли посреди улицы и радовались, что наконец-то встретились и, более того, встретились под радугой, что предвещало хорошее начало хороших дел.

20 января 2014 г.
Н. Тагил

Об авторе:

Евгений Ставцев родился в Орле в 1972 году. Живет и работает в Нижнем Тагиле. Директор историко-технического музея «Дом Черепановых». Лауреат премии О.Е. Клера — высшей музейной премии Свердловской области (2005 г.). Автор более 30 научных и научно-популярных статей и очерков по истории, этнографии и краеведению. В начале трудовой деятельности работал школьным учителем, художником, тележурналистом.

Женат, воспитывает двоих детей.

Рассказать о прочитанном в социальных сетях:

Подписка на обновления интернет-версии альманаха «Российский колокол»:

Читатели @roskolokol
Подписка через почту

Введите ваш email:

eşya depolama
uluslararası evden eve nakliyat
evden eve nakliyat
uluslararası evden eve nakliyat
sarıyer evden eve nakliyat